Апология статистики
Карл Маркс утверждал: культура — это мера человечности в человеке. Что-то подобное имел ввиду и английский фельдмаршал лорд Раглан: культура — это приблизительно все то, что делаем мы и чего не делают обезьяны.

Мера человечности, как все понимают, вопрос тонкий, а сама мера — весьма многомерная. Политическая медиаметрия может, пусть весьма приблизительно, хоть какую-то сторону здесь прояснить. А именно: кто из современных российских деятелей культуры олицетворяет для жителей планеты «человечность» России.

Давайте, исходя из данных за 2010-2015 гг. составим рейтинг соответствующих медийных лиц. Пусть рейтинг будет относительным: за единицу возьмем число публикаций, которые собрал лидер, остальных разместим по убыванию.

Вот что получилось по сюжету «Развитие научных и культурных связей с Россией», такой вот «рейтинг востребованности». 1. Валерий Гергиев (1,0); 2. Анна Нетребко (0,43); 3. Жерар Депардье (спорная фигура, но пусть французский актер, имеющий российский паспорт, в списке остается) (0,27); 4. Никита Михалков (0,26); 5. Александр Сокуров (0,21); 6. Алексей Ратманский (0,20); 7. Андрей Звягинцев (0,18); 8. Денис Мацуев (0,16); 9. Владимир Юровский (0,14); 10. Эдуард Лимонов (0,13).

Сложностей с интерпретацией результатов рейтингования, надеемся, у читателей не возникнет. Отметим только, что Лимонов заметен за рубежом скорее как радикальный политик, чем в качестве писателя, но давайте тоже оставим его в списке.

Полностью положительных публикаций из списка удостоились всего три человека: Ратманский, Мацуев, Юровский.

Если взять проекцию нашей внутренней культурной жизни на зарубежное информационное пространство (сюжет «Резонансные события в культурной и научной жизни России», который все-таки больше отражает не запрос на освещение культурных событий, а на всякие театральные скандалы), то здесь картина в рейтингах такая: 1. Анатолий Исканов (1,0); 2. Андрей Звягинцев (0,62); 3. Сергей Филин (0,61); 4. Валерий Гергиев (0,56); 5. Майя Плисецкая (0,39); 6. Анна Нетребко (0,33); 7. Юрий Григорович (0,31); 8. Никита Михалков (0,29); 9. Александр Сокуров (0,28); 10. Жерар Депардье (0,26). Великая Майя Плисецкая, увы, присутствует в списке из-за волны некрологов.

Преимущественно в негативной тональности комментировалась деятельность и творчество Исканова, Филина, Депардье. Явного позитива не удостоился никто.

Информационная активность: день «икс» и для ШОС и для БРИКС

Активность зарубежных СМИ за период c 6 по 12 июля 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 29 июня по 5 июля 2015 года) выросла на 23,4% (1017 материалов против 779). Динамика показателей освещения жизни в России вернулась на средний для летних месяцев уровень.

Это в первую очередь связано с двойным уфимским саммитом. Встречи лидеров ШОС и БРИКС в столице Башкирии, безусловно, явились мировым информационным поводом и вызвали заметный интерес в зарубежных СМИ.

Тема расширения Шанхайской организации сотрудничества в привязке к деятельности руководства России на этом направлении наиболее активно развивалась в медиа Индии. Вообще эта тема идиосинкразии у зарубежных журналистов не вызвала. Индекс агрессивности здесь оказался равным 0,16, что точно совпадает с величиной индекса доброжелательности.

Саммит стран БРИКС собрал гораздо более обширную прессу — более полутора сотен материалов, причем мощный резонанс зафиксирован у лидеров, которыми на этой неделе опять стали Германия и Франция. ИА для сюжета «Саммит стран БРИКС» составляет 0,21. Такой низкий результат говорит о сугубо положительной реакции мировых СМИ на это событие. Интересно, что единственной «неуравновешенной страной» в таком контексте явилась Эстония, где зафиксирована всего одна публикация на рассматриваемую тему, да и та почему-то негативная: «Россия пробует создать основу для независимого от западных государств экономического союза» (err.ee, 10.07.2015, Эстония).

Общий индекс агрессивности за прошедшую неделю существенно снизился: был 0,87, стал 0,78. Если эта тенденция станет устойчивой, то можно будет говорить о прекращении острой фазы информационной войны против России. Конечно, это не мир, а перемирие. Но, согласитесь, от русофобских истерик все устали. Наверное, против потепления медийного климата никто не будет возражать. Особенно этим прохладным летом.

Индекс агрессивности: рыжий клоун — белый клоун

Особой пищи для размышлений по поводу динамики процессов нагнетания негатива прошедшая неделя не дает. Разве только то, что украинские газеты выделяются своей одиозностью. Индекс агрессивности информационной среды на Украине аномально высокий для нынешнего спокойного периода. Он равен 2,2.

У американцев, которых мы в прошлый раз похвалили, этот показатель подрос до 1,1 с 0,68. Весьма прискорбно, но все равно ИА для США в два раза ниже, чем у контролируемых Киевом СМИ с их бойкой антироссийской тарабарщиной.

Вот заголовки: «Вы думаете о Путине — значит, он победил» (Новое Время (Украина), 11.07.2015, Украина); «Как Россия испытывает новейшее вооружение на Донбассе» (ICTV, 10.07.2015, Украина) — очень хочется предъявить нашим читателям цитату из этой статьи: «Кремль решил убивать украинцев ради боевого опыта российских офицеров, а заодно и ради испытаний своих военных нововведений»; «В России судят военных, не хотевших ехать на Донбасс» (КорреспонденТ, 10.07.2015, Украина); «БРИКС даст трещину уже в октябре» (Деловая столица, 09.07.2015, Украина).

А вот для сравнения заголовки материалов из американских медиа (негатив дали некоторые неприятные для властей и дипломатии США действия России): «Российская политическая партия создала «гетеросексуальный» флаг в противовес «радуге» (The Washington Post, 09.07.2015, США; «Россия воспользовалась правом вето в процессе обсуждения резолюции ООН по геноциду в Сребренице» (NPR, 09.07.2015, США); «Будущее российско-американских договоров по вооружениям — под угрозой» (Chicago Tribune, 12.07.2015, США); «Глава Объединенного комитета начальников штабов говорит об угрозе, исходящей от России»(The New York Times, 10.07.2015, США); «Чеченские батальоны помогают Украине в войне с повстанцами» (The New York Times, 09.07.2015, США, Andrew Kramer); «Россия может запретить фонд Сороса» (CNBC, 08.07.2015, США).

Банально, но, тем не менее, скажем: почувствуйте разницу!

Наш выбор: мутный поток сознания

Профессор факультета Международных и политологических исследований Лодзинского университета Рышард Махниковский заявил в польском издании Defence.24 (публикация от 7 июля): «Стоит вспомнить о меткой характеристике России: она никогда не является ни такой сильной, ни такой слабой, как кажется. Но период ее силы, уже, пожалуй, закончился, эта страна вступает в эпоху бессилия, что может быть даже более опасным. У России просто постепенно заканчиваются ресурсы, которые раньше ей довольно успешно удавалось использовать в своих играх с Западом, в том числе служащие устрашению: они утрачивают эффективность. Сколько раз можно, например, угрожать Польше переводом ракетных комплексов «Искандер» в Калининградскую область? Сколько раз можно отрабатывать учебные ядерные удары по Стокгольму или Варшаве? Раз, два это подействует, но на десятый утратит вес и силу своего воздействия».

«Меткая характеристика» приписывается то Талейрану, то Меттерниху, то Черчиллю. В мае 2002 года Владимир Путин произнес измененную версию этой цитаты: «Россия никогда не была такой сильной, какой она хотела быть, и никогда не была такой слабой, как о ней думали».

Но дело не в бог с ним, с бэкграундом польского политолога. Серьезные сомнения в его профессионализме вызывает то, что он буквально все путает, обсуждая вопросы военно-политического и военно-стратегического характера. Начнем с того, что оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер» (по крайней мере, пока) не представляет собой элемент стратегического сдерживания. Он является неким компенсатором дисбалансов потенциала военной силы не между Россией и Польшей (все-таки эти потенциалы несопоставимы, и понятно, в чью пользу), а между Россией и НАТО. Под прицел берется не Польша, как государство, а объекты НАТО на территории Польши. Но эти риски на совести польских политиков. Во времена Варшавского договора очень серьезные американские (натовские) стратегические ракеты были нацелены на многие объекты на польской территории. Ну и что? Тогда просто политики и блоковая политика были другими.

Что касается «учебных ядерных ударов по Стокгольму или Варшаве», то это по определению бред сивой кобылы в лунную ночь. Либо ты политолог, либо пропагандистский ярморочный Петрушка. Вероятнее всего, все-таки политический провокатор от университетской науки.