Улочки московские щекочут нос пряными запахами. Направо пойдешь – в «Кафе Гюльчатай» попадешь, налево повернешь – там «Шахерезада», и даже на месте будешь стоять – все равно рядом какая-нибудь «Восточная сказка» окажется. Корреспондент «Комсомолки» прошелся по родному городу, пытаясь понять, как и кто его меняет.

МАГАЗИНЫ

Москва-халяльная

Первые халяльные магазины появились в Москве лет семь назад. До последнего времени о них москвичи слышали только из новостей. Но в прошлом году, после введения патентов, случился массовый отток приезжих, и ряд халяльных магазинов были вынуждены закрыться – слишком мало стало посетителей. Халяльная продукция (она предполагает особый способ забоя скота) перекочевала на полки сетевых магазинов. В результате, при всей своей полезности, эти продукты часто проигрывают по свежести более дорогим, но привычным покупателю.

Есть такие магазины и при столичных мечетях. В мечети «Ярдям» в Отрадном полки не балуют ассортиментом: бледная домашняя курица, немного бараньего курдюка, вот сосиски «татарские». Все по 350 рублей за килограмм. Вроде недорого. Но очереди там нет, нет и покупателей. Захожу в мечеть, спрашиваю первого попавшегося парня по имени Акбар – ему халяльные продукты каждый день покупать не по карману. Он приезжает сюда из Подмосковья помолиться, а заодно и пообедать в столовой при мечети (комплексный обед из 6 халяльных блюд там стоит 200 рублей). Но каждый день он, как и его земляки, духовно чистую пищу себе позволить не может.

Начальник сектора демографии, миграции и этнорелигиозных проблем Российского института стратегических исследований при Президенте России Игорь БЕЛОБОРОДОВ:

Мигранты уже успели довольно сильно изменить не только город, но и его коренных жителей.

– Идет деформация национального культурного кода, уже изменились пищевые практики. Мы стали есть шаурму, таких заведений становится все больше. Никто уже не вспоминает, что у нас 300 видов кваса, рыбных блюд больше 1000. Но зачем хранить и развивать национальную кухню, если рынок забит другими товарами?

– Кто у нас еще работает больше на приезжих, чем на местных?

– Удивительные вещи на рынке услуг связи. Мигрантам предлагают гибкие тарифы, которые намного дешевле. Это приводит к тому, что иностранцы могут звонить в Китай или Таджикистан дешевле, чем мы по России. Под россиян компании не стремятся подстраиваться, так как считают, что они хорошо зарабатывают, потому тарифы у нас по Москве и Подмосковью стабильные. То же происходит на рынке банковских переводов. Диковинно смотрятся «халяльные» продукты в супермаркетах, в регионах, где редко можно встретить мусульманина. Для кого это?

– К чему может привести миграция без тотального контроля за национальными диаспорами?

– Миграция – это драйвер коррупции, которая рано или поздно приводит к этническому лоббированию, захвату мигрантами целых ниш в экономике. Сами видите, что все больше рынков, строек, транспортных перевозок находятся под контролем иностранцев. Россиянин может туда устроиться, но работать в таком коллективе ему будет трудновато.

– Дело ведь не в профессионализме и образовании?

– Конечно нет. Большинство иностранцев не стремятся становиться россиянами, русский язык для них пока средство заработка денег. В своем кругу, во время работы они общаются на родном языке. Низкооплачиваемый труд он в большей степени командный, а чужаку в нем будет отведено самое низкооплачиваемое и опасное место.

С полным текстом статьи можно ознакомиться на сайте газеты: http://www.kp.ru/daily/26407.7/3283172/