Апология статистики

Давайте привлечем политическую медиаметрию к исследованию очень любопытной темы — российско-французских отношений и, в частности, то ли нашумевшему, то ли замолчанному мировыми СМИ визиту 10 французских депутатов в Крым и Севастополь.

Оттолкнемся от якобы несущественной мелочи жизни — от какого-то неизбывного обаяния Франции для России. Такое обаяние, начиная с царствования Екатерины Великой, стало оригинальным элементом не только нашей внешней, но и внутренней политики. Странное дело: к французам русские в массе равнодушны, даже ироничны, а к Франции относятся с пиететом.

Выскажу личное мнение о причинах этого: некая обобщенная «Франция», которую мы любим «вообще», также любит Россию, но не «вообще», а в деталях. Это, уверяю вас, дорогого стоит.

Был лет пять назад такой случай. Одна французская фармацевтическая фирма решила построить завод в Московской области. Дело неплохое, да и рабочие места не помешают. Участок отвели под Подольском. Приехал из Франции молодой архитектор, надо было привязать к коммуникациям где-то на приличном расстоянии от города стандартную заводскую коробку. Дел на пять минут. Вышел человек в поле, огляделся и, что называется, «поплыл»: березки, облачка на ситцевом голубеньком небе, родная нам Россия. «Нет! — вскричал архитектор, — такой замечательный пейзаж нельзя портить стеклом и бетоном! Здесь я спроектирую завод в виде «дворянского гнезда» 19-го века! Только так, только Тургенев — ведь это Россия!». Так и появились сугубо производственные, но отлично вписанные в окружающую среду здания, стилизованные под александровский классицизм: с колоннами, портиками, желтые с белым, с зелеными крышами. Вряд ли бы на такое решился какой-нибудь прагматичный немец.

В какие игры у себя на родине играют французские парламентарии, мы не знаем. Но о мотивации своего визита в Крым они сами говорят, как об акте скорее эмоциональном, чем политически оправданном: желание подтвердить тот факт, что Крым исторически связан с Россией, а не с Украиной. Эта очевидная деталь важнее для них крайней лояльности Евросоюзу, которая уже привела Францию к крестьянскому бунту.

Теперь технические детали. Председатель Комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков пишет в Twitter 28 июля: «Вокруг поездки французских депутатов в Крым заговор молчания не вышел: о ней сообщили многие СМИ Франции». Думаю, депутат прав лишь отчасти. Вряд ли кто собирался устраивать заговор молчания вокруг этого события. Мы отметили соответствующие публикации в 13 странах. Разумеется, основная масса материалов появилась в СМИ Франции (26 из 45, или 58%). Общий индекс агрессивности для темы равен 3,5, однако для Франции он оказался даже ниже среднего: 2,7.

В целом же по сюжету «Проблема Крыма в контексте внешней политики России» за все время наблюдений индекс агрессивности информационной среды составил 2,8. Страновые показатели такие: Германия — 34,3; США — 16,5; Франция — 6,7; Великобритания — 5,3.

Информационная активность: смена лидера

Активность зарубежных СМИ за период c 20 по 26 июля 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 13 по 19 июля) упала на 5,9% (862 материала против 917). И это при таком событии, как жеребьевка предварительного турнира ЧМ-2018. Скоро медийная жизнь совсем замрет. Так всегда и бывает летом.

Общий индекс агрессивности за неделю составил 1,14, т.е. несколько снизился (было 1,27). Откровенно говоря, не понятно, что держит ИА выше единицы. Вроде бы заметного негативного резонанса ни на что не наблюдается.

В соревновании стран — сенсация. На первое место с приличным отрывом от Германии вышла Франция (см. инфографику ниже).

Определенные положительные эмоции вызывает то, что Франция при этом демонстрирует нейтральный флаг (ИА=0,81). Опять разозлились американские СМИ, разогнав антироссийскую кампанию до уровня ИА 2,5, хотя, справедливости ради, вспомним, что этот показатель на прошлой неделе равнялся 2,9. Впрочем, и Германия не отстает, для нее ИА=2,3

Укажем на то, что корпус материалов по России в медиа Франции (раз уж сегодня ей уделяем повышенное внимание) скучноват. Заголовки приглаженные, а темы не очень острые: «Франция: Полемика вокруг Крыма» (Midi Libre, 26.07.2015, Франция); «Еще одно банкротство российского банка» (Le Monde, 26.07.2015, Франция); «Новая морская доктрина России» (Radio France Internationale (RFI), 26.07.2015, Франция); «Чествование российского флота в Крыму» (Radio France Internationale (RFI), 26.07.2015, Франция); «Русская революция в Монако; Выставка искусства 20-го века» (Le Monde, 25.07.2015, Франция); «Гнев фермеров: отрасль страдает от российского эмбарго» (RTL, 25.07.2015, Франция); «Жак Мьяр: «Крым — российский, и что?» (France 24, 25.07.2015, Франция); «Европе надо возобновить отношения с Россией» (Le Point, 24.07.2015, Франция).

Индекс агрессивности: статьи под соусом чили

Про высокий индекс агрессивности у США в последнее время мы упоминали. Как ни странно, этот результат обусловлен отнюдь не ситуацией в российско-американских отношениях, и не результатами жеребьевки в Константиновском дворце, а русофобскими настроениями журналистов.

Последние налицо: «ЧМ-2018: Россию вновь обвиняют в расизме» (CNN, 24.07.2015, США); «Адвокат по делу о крушении MH17: «Все указывает на Россию» (Newsweek, 23.07.2015, США); «Резкий экономический спад в России вверг 3 млн человек в нищету» (CNN, 23.07.2015, США); «Критик Кремля (Навальный) утверждает, что дочь Путина пристроили на теплое местечко в университете» (Newsweek, 23.07.2015, США); «Американские НКО решили уйти из России» (Los Angeles Times, 23.07.2015, США); «Американские военные называют Россию главной угрозой США» (The Washington Times, 22.07.2015, США); «Предстоящая смена режима в России» (The New York Times, 21.07.2015, США).

Но есть и более артикулированные антироссийские выпады. Прежде всего, это попытки СМИ Великобритании дискредитировать выбор ФИФА России в качестве места проведения чемпионата мира 2018 года. Родину футбола (вернее, ее спортивную медийную братию) буквально распирает деланым негодованием: «Русская рулетка» (The Sunday Times, 26.07.2015, Великобритания); «Англию призывают бойкотировать ЧМ-2018 в России» (The Daily Mail, 26.07.2015, Великобритания); «Россия забила гол в свои ворота, когда расистский скандал бросил тень на жеребьевку ЧМ» (The Observer, 25.07.2015, Великобритания); «Халку запретили принять участие в предварительной жеребьевке ЧМ из-за «расизма» в российском футболе» (The Herald, 25.07.2015, Великобритания).

Наш выбор: голос из журналистского подполья

Занимаясь серфингом по интернету, наткнулся на статью американского ветерана прессы Роберта Перри «Как работает американская пропаганда, и почему я борюсь с ней» (Перри давно ушел в интернет и создал свой личный сайт Consortiumnews.com.). Поразился, как близки его взгляды к нашим разработкам теории информационно-психологических операций против политических лидеров государств.

Господин Перри пишет буквально следующее: «Сначала неугодного лидера нужно демонизировать, а потом можно начинать войну с его страной. Правительство и СМИ США выступают тут в одной связке».

Вот развернутые цитаты. «Я начал карьеру журналиста в агентстве «Ассошиэйтед пресс» в 1974 году. Сегодня, четыре десятилетия спустя, меня стало тревожить, как американцы реагируют на информацию. А, точнее, то, как пропагандисты упаковывают свои посылы ради нужной им реакции. Все цинично и просто: мишень пропагандистской атаки нужно высмеивать. Сделать ее предметом «Большого Ха-Ха».

Причем так, чтобы публика смеялась, не задумываясь, над чем смеется. После этого с человеком или группой можно делать все, что угодно. Иногда в такой пропаганде нет ничего страшного. Иногда она может даже привести к войне».

«Такая технология окончательно сложилась и стала господствующей в американской журналистике к 2000 году. Но еще со времен президента Рональда Рейгана его ушлая команда пропагандистов демонстрировала мастерство в формировании картины мира. Через СМИ они убеждали американцев, что обедневшие крестьяне в Центральной Америке представляют серьезную опасность для США и поэтому их необходимо уничтожить. Президент Никарагуа Даниэль Ортега стал «диктатором в дизайнерских очках». А Никарагуа под управлением сандинистов была объявлена «тоталитарной тюрьмой». Сторонников США, напротив, превозносили до небес, невзирая на то, что они коррумпированы и жестоки. Вечно находящиеся под кайфом никарагуанские «контрас» стали «нравственным эквивалентом» отцов-основателей США. А кровавый диктатор Гватемалы Эфраин Риос Монтт стал недопонятым добрым христианином. И с тех пор каждый международный кризис развивался по наезженной колее. Иракский диктатор Саддам Хусейн был «хуже, чем Гитлер». Его войска вытряхивали новорожденных младенцев из колыбелек и били о пол. Сегодня президент России Владимир Путин ездит верхом с голым торсом. Какой придурочный мачо! Ха-ха!».