Апология статистики

Украина с Крымом в новых условиях после распада СССР могла существовать как единое государство только на основе консенсуса, хрупкого договора элит. Когда этот договор был в конце 2013 года нарушен, второе в истории украинское государство исчезло, возникло нынешнее, третье.

Удивительное государство-оксюморон, где одновременно совместилось несовместимое: относительно респектабельные, принимаемые в Берлине и Вашингтоне олигархи, живописные бандиты, обожающие самопиар, и живодерствующие (сначала в основном по отношению к памятникам Ленину, а теперь и к «сепаратистам») националисты.

Теперь о цифрах. С первого дня Майдана начались замеры по сюжету «Россия в контексте политического и военного и кризиса на Украине 2013-2015 гг.». На сегодняшний день это самый наполненный кластер, содержащий свыше 10% публикаций по России за все время (с 2010 года) наблюдений.

Первое впечатление такое, что для поддержки нынешнего киевского режима и давления на Кремль потребовался какой-то пропагандистский аппарат «искусственного дыхания» гигантских размеров, способный поддерживать жизнь в «оксюмороне».

Со временем тема Украины практически ушла из западных СМИ: медиа работают по своим законам. Что касается индекса агрессивности, то он упал незначительно. Но сами по себе цифры просто феноменальные и подтверждают наши постоянные указания на то, что судьба Украины решается в треугольнике «Москва-Вашингтон-Берлин». Для ФРГ, например, ИА равен 23. Это за гранью разумного. У США этот показатель также аномально высок, составляет 13,5. Значения ИА для Франции и Великобритании оказались равными 6,5 и 4,2 соответственно. Здесь негативный напор не выходит за рамки объяснимого.

Что касается СМИ самой Украины, то для них ИА странно мал: средний за все три года оказался равен 3,7. Но тут такое дело — в «триединой» Украине политики и олигархические СМИ были раскоординированы, журналисты Москву особо не демонизировали. Это вызвало бурю гнева опытной в таких делах Виктории Нуланд, которая запустила тезис, что Запад проиграл России информационную войну. Полагаю, имела она в виду в первую очередь «нелояльность» и мягкотелость украинской прессы. После принятия энергичных мер прессу «построили» — в 2015 году ИА подскочил до 6,5. Удалось сформировать устойчивый образ России как смертельного врага. Теперь неуклюжая трехкрылая украинская власть какое-то время может лететь на автопилоте, с помощью злого и громкого слова!

Информационная активность: Париж с нами?

Сетования на постепенное угасание интереса к России в разгар летних отпусков оказались напрасными. Активность зарубежных СМИ за период c 27 июля по 2 августа 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 20 по 26 июля 2015 года) выросла на 24,9% (1149 материалов против 862).

Самое удивительное, что такой рост обусловлен не чем-то серьезным и значимым, а простой суммой поводов, которые могли бы дать негативный резонанс. Тут и пресловутое «дело Литвиненко», и очередной допинговый скандал, и развитие ситуации вокруг международных санкций против России, и продолжение муссирования темы ответственности РФ за крушение малайзийского лайнера.

Выглядит так, словно западные журналисты специально старались «нагнать чернухи». Общий индекс агрессивности за неделю составил 1,27, т.е. несколько повысился (было 1,14). Впрочем, значение ИА 1,27 было отмечено и на позапрошлой неделе. Так что особых сенсаций здесь нет.

Франция в медиасоревновании окончательно разгромила Германию. За рассматриваемый период французские журналисты написали материалов о российской жизни в 1,6 раза больше, чем немецкие. Обязательно надо на это обратить внимание. В прошлый раз мы констатировали, что Франция показала нейтральный флаг (ИА=0,81). Сегодня ситуация чуть ухудшилась (индекс агрессивности составил 0,92).

Но французы дали невиданное ранее число позитивных публикаций, почти треть от общего количества позитива с учетом всех стран мира. Такого ранее никогда не случалось. Да и заголовки как на подбор: «Россия лидирует по медалям на Олимпийском фестивале европейской молодежи» (Euronews, 02.08.2015, Франция); «Крым: первый выход в свет четырех белых львят» (Euronews, 01.08.2015, Франция); «Чемпионат по водным видам спорта: стадион в Казани производит сильное впечатление» (BFMTV, 31.07.2015, Франция); «Homo sovieticus и «50 оттенков голубого» (это рецензия на премьеру в театре «Сатирикон») (Liberation, 31.07.2015, Франция); «Москва: мечты о свободе и огромные пробки; Общественный транспорт снова в почете» (Le Monde Diplomatique, 30.07.2015, Франция); «Почему Янник Моро поехал в Крым» (Ouest-France, 29.07.2015, Франция); «Во Франции выступит хор с Урала» (Midi Libre, 28.07.2015, Франция); «Мы верим России!» (Midi Libre, 27.07.2015, Франция).

Конечно, искушенный аналитик может проворчать, что почти весь этот позитив суть «бантики», пустячки, — но все равно приятно.

Индекс агрессивности: борщ с колбасой

Индекс агрессивности информационных материалов, относящихся к российской теме, у англосаксов (США и Великобритании) на этой неделе не изменился, он колеблется на отметке 2,5 — 2,6. А вот Германия вдруг «зарычала» после нескольких недель «мурлыкания»: ИА равен 4,16. Выше только у специфических СМИ Украины — 4,37.

С этим надо разбираться. Посмотрим на заголовки. Германия: «Критический голос; Жанна Немцова на телеканале Deutsche Welle» (Welt am Sonntag, 02.08.2015, Германия); «У кого есть атомная бомба — у того есть власть» (Der Tagesspiegel, 02.08.2015, Германия); «Казахи недовольны российскими космическими ракетами» (Deutschlandradio, 01.08.2015, Германия); «Дядюшка Путин» (Der Spiegel, 01.08.2015, Германия); «Смерть противника Кремля под лупой» (General-Anzeiger, 01.08.2015, Германия); «Усилить ли санкции» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 01.08.2015, Германия); «Фильм «Die Kaviar-Connection» о незаконной торговле икрой в России» (ZDF, 31.07.2015, Германия); «Руки прочь, Россия!»; «Европейцы готовятся на случай российской агрессии» (Die Welt, 31.07.2015, Германия).

Украина: «Крымский призрак» (Громадське Телебачення, 01.08.2015, Украина); «Главной задачей Всемирного конгресса крымских татар есть освобождение оккупированных РФ территорий Украины — Джемилев» (5 Канал, 01.08.2015, Украина); «Агрессия Путина против Украины и Хельсинкские соглашения» (Радио Свобода (Украина), 01.08.2015, Украина); «Комнатная собачка Пекина» (Новое Время (Украина), 01.08.2015, Украина); «Путин «отжал» еще и «Херсонес Таврический» у ЮНЕСКО» (Деловая столица, 01.08.2015, Украина).

Как видим, корреляция контентных трендов в СМИ двух стран исключительно слабая. На Украине все медиа скоро уже год как по указке американских мастеров в области пропаганды превратились в «боевые листки», а это, как мы понимаем, жанр специфический. Что касается Германии — невооруженным глазом видна натужность наполнения потока негативом. Особенно обидно, что в результате сложного и затратного в организации пресс-тура немецких тележурналистов по Волге родился, на наш взгляд, ничтожный фильм про рыбное браконьерство. Это тема с такой бородой, что она (эта борода) длиннее, чем у темы «нарушения прав человека».

Наш выбор: Канада — место для шуток?

Канадские аналитики отличились.

Согласно The Globe and Mail (01.08), одному из самых солидных канадских изданий, автократические лидеры и их режимы — «от Пекина до Саудовской Аравии и от Тегерана до Москвы» — считают, что демократия — это некий западный продукт, который попирает их национальные традиции. В этом «антидемократическом блоке» числятся «70 стран из 195 представленных в мировой политике государств», причем число таких государств никак не сокращается». Это же просто кошмар!

«Для того чтобы все эти территориальные единицы «признали демократию единственно правильным строем, надо внедрить демократию в их национальную культуру, чтобы эти государства сами себя привязали к западному миру».

«Если и существуют ныне в мире угрозы для мирового порядка, то это Россия Владимира Путина, прежде всего, а также Средний Восток и экспансионистский Иран (The Globe and Mail, 31.07). Но ввиду неправильной политики США, забывших о том механизме, который они сами разработали в 1945 году, с этими угрозами пока справиться не удалось…. США должны были подойти к сжавшейся территориально России так, как они в свое время подошли к Германии и Японии после окончания Второй мировой войны, даже если нельзя сравнивать эти совершенно разные обстоятельства».