Во вторник правоохранительные органы уничтожили сразу двух лидеров террористического подполья на Северном Кавказе — лидера «Имарата Кавказ» Магомеда Сулейманова и его правую руку Камиля Саидова. Однако большой успех силовиков не значит, что можно расслабиться.

В ходе антитеррористической спецоперации в горной местности Унцукульского района Дагестана были ликвидированы четверо боевиков, сообщила во вторник утром пресс-служба Национального антитеррористического комитета (НАК). «В результате произошедшего боеконтакта четверо боевиков были нейтрализованы. При них обнаружены и изъяты три автомата, два пистолета и боеприпасы», — сказано в пресс-релизе.

Через несколько часов выяснилось, что среди убитых оказался новый лидер запрещенного в России «Имарата Кавказ» Магомед Сулейманов, также известный как Абу Усман Гимринский. Вместе с ним погиб его правая рука Камиль Саидов, который возглавлял бандитское подполье Дагестана и с 2006 года находился в федеральном розыске.

«На счету этих бандитов – убийства гражданских лиц и сотрудников правоохранительных органов, подрывы автомашин, вымогательство денежных средств у предпринимателей. Известно, что преступники жестоко расправлялись с теми, кто отказывался платить им дань», – добавили в НАК.

Кем был убитый главарь боевиков, и как проходит борьба с терроризмом на Северном Кавказе, «МК» рассказал Артур АТАЕВ, заведующий сектором кавказских исследований РИСИ:

– Сулейманов был третьим по счету лидером «Имарата Кавказ» после Доку Умарова и Алиасхаба Кибекова, которого убили 3-4 месяца назад. Как и Кибеков, Сулейманов был верховным кадием (судьей) «Имарата Кавказ». В молодые годы он подавал большие надежды и старешины даже хотели отправить его обучаться исламу, однако, он познакомился с Газимагомедом Гимринским, который наставил его на путь терроризма. Сейчас «Имарат Кавказ» стал значительно ослаб, так как боевики предпочитают уходить в запрещенное в России »Исламское Государство», а не воевать на Кавказе. Тем не менее, нельзя не отметить, что центр тяжести террористического подполья в России сместился в Дагестан. И тут, несмотря на то, что «Имарат Кавказ» слабеет, его террористическая база для рекрутирования расширяется. Поэтому помимо убийства Сулейманова важно, что был вместе с ним был ликвидирован Камиля Саидов — матерый вербовщик «Имарата Кавказ».

– За счет чего продолжает расширяться социальная база террористов?

– Это происходит из появления «Исламского Государства», которое дает мощнейшую мотивацию фрустрированной северокавказской молодежи. Подрастающее поколение не может найти себя ни в регионе, ни за его пределами… Вы знаете как вербуют молодых людей? Раньше в мечетях или возле них. Там появлялись профессиональные рекрутеры, которые начинали читать проповеди таких одиозных личностей, как например, Саид Бурятский, формируя при помощи них деструктивные настроения. Но теперь благодаря интернету нет необходимости собираться в каком-то конкретном месте, а лекции пропагандистов распространяются гораздо быстрее, чем если бы они продолжали стоять возле мечети. Однако в салафитских мечетях до сих пор продолжают вербовать будущих террористов. Известен случай, когда матери уехавших воевать в Сирию молодых парней, пришли в администрацию Дербента требовать закрыть местную салафитскую мечеть, имам которой, по их мнению, завербовал их детей. К сожалению, для этого нет достаточных оснований — по закону к ним очень тяжело придраться, хотя все прекрасно понимают, что там ведется работа по формированию террористического подполья. К тому же, к махачкалинским салафитским мечетям постоянно съезжаются люди на таких дорогих машинах, что их и в Москве не часто встретишь. Ну и конечно очень опасна индивидуальная работа, красноречивый тому пример Варвара Караулова.

– Как-то мы не правильно боремся с терроризмом…

– Наша системная ошибка заключается в том, что мы успешно уничтожаем террористов, но не влияем на околотеррористическую инфраструктуру, которая поставляет новых боевиков. Мы научились их быстро убивать, но на их место постоянно приходят новые… Нужно работать с той массой людей, которые находятся на перепутье. А для этого нужно сильное гражданское общество, которое будет совместно с государством бороться с этой проблемой. К сожалению, вместо этого многие институты гражданского общества в том же Дагестане сочувствуют террористам и жестко стоят на защите салафитов.