Совсем скоро, 3 сентября в Пекине, на площади Тяньаньмэнь, состоится торжественный парад по случаю 70-летия победы в войне сопротивления китайского народа японским захватчикам.

Сразу оговоримся, что в мировых СМИ событие, которое будет отмечаться в этот день, называется по-разному. На Западе, в Японии, в наиболее широко используется такое официальное наименование, как 70-летие окончания Второй мировой войны. В Азии, в первую очередь в странах, пострадавших от японской агрессии, эта война именуется и Мировой антифашистской войной, и войной Сопротивления против японской агрессии. В СССР второго сентября отмечали – правда, не очень широко (что совершенно несправедливо, ведь в августе 1945-го на Дальнем Востоке погибло более 12 тысяч советских солдат) – День победы над Японией.

Как праздник ни назови, он в этом году будет воистину мировым событием. Китайская сторона пригласила все государства, которые принимали участие в войне Сопротивления. В торжествах будут участвовать президент РФ Владимир Путин и президент РК Нурсултан Назарбаев.

Сами китайцы намерены сделать все, чтобы вернуть себе заслуженное и весьма заметное место в истории самой страшной войны ХХ века и в общей победе над врагом. Прилагается масса усилий, чтобы праздник и парад прошли на высоком уровне. Достаточно сказать, что 3 сентября официально объявлено в КНР нерабочим днем, что для местных реалий является экстраординарным событием. Брошены все силы на обеспечение качества воздуха. Комиссия по борьбе с загрязнением воздуха в регионе, во главе с ведущими учеными, оптимизировала научно-технические ресурсы столицы и провинций, разработав меры по обеспечению чистого неба, и в этой связи представила различные предложения. В Пекине, Тяньцзине и Хэбэе и окрестностях формируется союз по борьбе с загрязнением воздуха в регионе. Будут временно закрыты тысячи предприятий!

Казахстанская сторона официально объявила, что для участия в военном параде войск, посвященном 70-летию победы во Второй мировой войне, в Китай приглашены свыше 100 военнослужащих роты почетного караула Министерства обороны РК. По информации Минобороны, в рамках подготовки к предстоящему мероприятию на плацу войсковой части 68665 под руководством капитана Максада Байжигитова военнослужащие отрабатывают строевой устав – равнение, темп, ритм и синхронность шага. В середине августа участники парада от РК отправятся в Китай, чтобы приступить к совместным с китайскими военнослужащими тренировкам.

Будет несправедливо, если в предпраздничной суете от внимания мировой общественности ускользнет тот факт, что казахстанцы, как неотъемлемая часть советского народа, внесли особый вклад именно в войну Сопротивления китайского народа японским захватчикам. И это помимо разгрома японской Квантунской армии

Мы имеем в виду не просто малоизвестные, но до недавнего времени просто секретные страницы китайско-японской войны.

Впрочем, сначала рекомендуем посмотреть на карту мира и обратить внимание на то факт, что Казахстан имеет весьма протяженную границу с КНР, причем не просто с КНР, а Синьцзян-Уйгурским национальным автономным округом. Эта огромная территория как бы и не совсем Китай. Там живут дунгане, уйгуры, китайцы, казахи, таджики, монголы, узбеки, русские, татары и масса других национальностей. Подавляющая часть населения мусульмане.

В середине 30-х годов советское руководство, исходя из реальной обстановки, готовилось к войне на два фронта – с Германией на Западе и с Японией, практически оккупировавшей Китай, на Дальнем Востоке. Исходя из этого, новые стратегические оборонные и другие предприятия строились «в серединке» Евразийского материка – на Урале и южнее. Именно поэтому, кстати, были созданы карагандинский и кузбасский энерго-металлургические комплексы.

Но если бы враг – японцы, да и немцы, которые могли бы взять под контроль местных националистов – укоренился в Синьцзяне, то Караганда и Урал оказались бы легкой добычей. Поэтому Москва всеми силами старалась сохранить стабильность в этом регионе, даже давая Пекину “добро” на ликвидацию сепаратистских движений, выступающих под коммунистическими лозунгами.

Напомним, что еще 7 июля 1937 г. Япония начала широкомасштабную войну против Китая. Для этого она воспользовалась незначительным инцидентом между подразделением так называемой «японской гарнизонной армии», которую Страна Восходящего Солнца получила право держать на территории Китая после подавления Боксерского восстания, и частями китайской армии, происшедшим у моста Лугоуцяо, недалеко от Пекина.

Война для китайского правительства неожиданностью не стала, но все его попытки по созданию антияпонского блока, в силу различных причин, закончились провалом. Поэтому в июле 1937 г. Китай оказался один на один с мощным противником, имея плохо подготовленную и недостаточно технически оснащенную армию.

Дело для китайских военных склонялось к полному поражению их войск. Правительство Китая было вынуждено обратиться за поддержкой и помощью к Советскому Союзу. 21 августа 1937 г. СССР подписал с ним договор о ненападении. Сразу же после подписания советско-китайского договора в Москве начались переговоры, на которых обсуждались сроки начала поставок военных материалов.

По настойчивым просьбам китайской стороны поставки оговоренных товаров, в частности авиатехники, должны были начаться уже в октябре 1937 г. Однако все уперлось в отсутствие транспортной инфраструктуры. Морское побережье Китая было блокировано японским военно-морским флотом, а возможные пути доставки сухопутным транспортом, в частности через Синьцзян, «сдерживались отсутствием современных дорог»… Китайское руководство обратилось к Сталину с просьбой о помощи в создании транспортной артерии именно через провинцию Синьцзян. Правительство СССР ответило согласием.

И советский Казахстан воистину стал «передним краем» китайско-японской войны. Уже в октябре 1937 г. китайские рабочие под руководством советских специалистов начали прокладку автомобильной дороги по маршруту: Сары-Озек — Урумчи — Ланьчжоу. Сары-Озек сегодня крохотная станция в Алматинской области, около 12 тыс. жителей. Но в те годы это был маршрут знаменитого Турксиба, воистину «стройка века», хотя там построили всего три каменных здания, включая вокзал и, разумеется, школу.

Железная дорога искупала в стратегическом отношении все бытовые неудобства. От Сары-Озек автомобильная трасса проходила по территории СССР до поселка Хоргос, пограничного пункта с Китаем, и далее по территории провинции Синьцзян через Урумчи до Ланьчжоу. На строительстве были заняты несколько тысяч советских специалистов. Общая протяженность трассы составляла 2925 км.

Поразительно то, что казахстанские дорожники-специалисты уже к середине ноября 1937 г. по существу закончили строительство грейдерной трассы – по ней началось регулярное движение советских автомобильных колонн, перевозивших военную помощь. Дорога, обеспечивала бесперебойную доставку воюющему Китаю огромного количества грузов. Так, только в 1937–1938 гг. по трассе было перевезено 10 965 тонн различного вида вооружений, в том числе сотни самолетов, артиллерийских орудий, тысячи единиц другой боевой техники и военного имущества. После получения современной техники гигантские прежде потери китайской армии резко сократились и стали даже ниже японских.

Трасса считалась сверхсекретной, в документах она обозначалась как «дорога Z».

Строительство и эксплуатация дороги были совершенно секретной операцией, проводившейся Отделом спецзаданий Генштаба Красной армии.

В первый период основная часть советского контингента в Синьцзяне была занята обеспечением надежной деятельности и охраной трассы. Для этого была создана особая войсковая часть, в распоряжении которой находилось 750 грузовых автомобилей. Для перевозки грузов сформировали Особую бригаду того же подчинения. Лица, проходившие службу в этих воинских частях, считались в спецкомандировке по линии Разведуправления Генерального штаба. Общее руководство перевозкой военных грузов в Китай осуществлял оперативный штаб, находившийся в Алма-Ате.

Переброска военных грузов автомашинами из Сары-Озека началась 17 октября 1937 года. После первого рейса на автотрассе были произведены дополнительные работы по расчистке и расширению перевалов, отремонтированы мосты. К середине ноября 1937 года, несмотря на сложные условия, весь маршрут был полностью освоен. По просьбе китайской стороны в 1938 году трасса была продолжена до Сяньяна, ее общая протяженность составила 3750 км.

Этот путь снабжения китайской армии оставался самым надежным и действовал до конца 1944 года, в условиях абсолютной секретности, – сохраненной, кстати, до нашего времени.

Наивно думать, что стратегическая дорога в Синьцзяне – это просто «проселок», по которому катятся, пыля, полуторки. Пыли, действительно, хватало, но на самом деле это была крупнейшая военная транспортная операция. Вдоль всей трассы было организовано 20 пунктов ночевок, питания и заправки машин, из которых 18 располагалось на китайской территории. Для охраны трассы в Синьцзян была переброшена также специально сформированная бригада, в состав которой входили: кавалерийский полк с приданными частями — танкисты, артиллеристы, автобатальон, саперы, связисты, хозчасть, санчасть. Кроме того, бригаду поддерживала расположенная рядом авиачасть. Военнослужащие бригады были экипированы в форму китайской армии и должны были обращаться к друг к другу так, как это делали бывшие белогвардейцы, находящиеся на службе у китайцев.

Участники событий, проходившие службу в этой бригаде, вспоминают, что ей приходилось довольно часто вести активные боевые действия – отбиваться от местных банд, для которых транспорты оружия были лакомым куском.

И вот еще что. Укоренился стереотип, что СССР-де был в середине 30-х годов страной нищей, какой-то однобокой, помогал только добровольцами, которых «обязывали» выполнять свой «интернациональный долг». На этом фоне интересно звучат воспоминания участника тех событий, полковника медицинской службы С. С. Белолипецкого, воевавшего «за Китай» добровольцем: «Еще из окна вагона (подъезжая к Сары-Озек), справа по ходу поезда, я увидел огромный черный квадрат, занимавший пологий склон холма. Это была открытая стоянка нескольких сот новеньких грузовых автомобилей, составлявших стратегический транспортный резерв нашей экспедиции. Поставленные сплошными рядами машины блестели свежим лаком и сверкали ветровыми стеклами…»

Выходит, уже тогда советская промышленность была готова к «войне моторов».

Пусть же та сотня бравых казахстанских солдат, которая промарширует 3 сентября на главном китайском празднике, твердо знает, что их прадеды пришли на помощь сегодня могучему, а тогда беспомощному Китаю, и сделали все возможное, чтобы этот «Парад Победы» в Пекине состоялся.