Глава Нацбанка Казахстана Кайрат Келимбетов объявил, что в сфере валютного регулирования Казахстан пошел по пути России. Следуя нашему примеру, казахи отпустили курс своей валюты в свободное плавание. Единственное, в чем их обскакал российский Центробанк, это… заблаговременная дедолларизация экономики, заявил Келимбетов. Если Казахстан намерен дедолларизировать свою экономику так же, как это якобы проделал российский ЦБ, ничего хорошего республике ждать не стоит.

«Россия не просто перешла к гибкому формированию курса отечественной валюты, но и провела предварительную работу по дедолларизации. Банк России готовился к этому в течение 5–7 лет. Была проведена очень большая работа по дедолларизации. Уровень валютных депозитов в банковской системе России не выше 20–25%», — отметил Келимбетов. Казахстану только предстоит пройти этот путь. «Если переход к плавающему курсу национальной валюты уже осуществлен, в плане дедолларизации еще предстоит очень серьезная работа», — отметил глава Нацбанка. Он уверен, что процесс дедолларизации займет как минимум 3–5 лет.

Уровень долларизации экономики что в российском, что в казахском ЦБ измеряют в валютных депозитах. Согласно данным на июнь 2015 года, доля срочных банковских вкладов населения в иностранной валюте в Казахстане составляет 72%. Изменить ситуацию Келимбетов рассчитывает введением преимуществ для депозитов в нацвалютах: к примеру, высоких процентных ставок, а также относительным повышением размера госгарантий по вкладам. По мнению главы ЦБ Казахстана, население предпочитает хранить деньги в валюте только потому, что боится их обесценивания. А плавающий курс тенге якобы будет способствовать росту уверенности в нацвалюте. «В среднесрочной перспективе, конечно, начнутся процессы дедолларизации, и уже не будет вот этих девальвационных ожиданий», — отметил Келимбетов.

СПРАВКА: Свободное плавание тенге, которое началось 20 августа, является частью плана по дедолларизации экономики до конца 2016 года, обнародованного Центральным банком Казахстана еще в марте. В плане определены три стратегических направления развития: обеспечение макроэкономической стабильности, развитие безналичных платежей и уменьшение теневого оборота, а также приоритет национальной валюты. Для обеспечения последнего ЦБ, в частности, планировал увеличить гарантии по депозитам с 5 млн тенге до 10 млн тенге, снизить процентные ставки до 3% и ввести запрет на указание цен в валюте.

Надо только переждать

Если коротко, свободное плавание означает, что Национальный банк не будет вмешиваться в формирование обменного курса тенге и оставляет за собой лишь одну возможность участия на внутреннем валютном рынке — путем проведения валютных интервенций.

В считанные часы после того, как в республике было объявлено о плавающем курсе нацвалюты, тенге упал по отношению к доллару почти на 30%. Если еще вечером 19 августа 1 доллар стоил 197,9 тенге, то после сообщения о переходе к плавающему курсу за один зеленый уже давали 255 тенге. Внутренний потребрынок страны тут же отреагировал на падение тенге резким повышением цен — во многих магазинах, автоцентрах и туристических компаниях приостановили продажи и сняли старые ценники. Моментально выросли цены на продукты, а держатели американской валюты толпами кинулись ее продавать, чтобы получить хорошую прибыль на разнице между курсами покупки и продажи.

Несмотря на резкое ухудшение экономической стабильности в республике, премьер-министр Карим Масимов уверен, что все находится под контролем и правительство не допустит в стране дефолта. «Формирование обменного курса на основе рыночного спроса и предложения без вмешательства со стороны государства создаст необходимые предпосылки для восстановления экономического роста, повышения кредитной и инвестиционной активности, создания новых рабочих мест и снижения инфляции до 3–4% в среднесрочной перспективе», — отметил он. По словам Масимова, переход в структурные реформы, сохранение резервов, а также сокращение расходов приведут к росту и устойчивости экономики Казахстана.

Как и в случае с Россией, уверен старший научный сотрудник Центра экономических исследований РИСИ Николай Трошин, плавающий курс тенге позволит казахской экономике быстрее адаптироваться к падающим ценам на нефть. «При этом следует иметь в виду, что в отношении России действуют западные санкции, тогда как в Казахстане этого нет. Следовательно, отсутствует дополнительное давление на национальную валюту в связи с необходимостью погашения кредитов, которые западные компании отказываются пролонгировать из-за введенных США и ЕС ограничений. Так что Казахстану, скорее всего, удастся избежать столь резких скачков курса в дальнейшем», — отмечает Трошин.

А что у нас?

Когда в ноябре прошлого года Центробанк России объявил о введении режима свободного курса рубля, представители регулятора точно так же заверяли, что теперь, мол, операции на внутреннем валютном рынке будут осуществляться преимущественно на возвратной основе, что такая мера позволит держать инфляцию «в узде» и в целом укрепить российскую экономику, что в конечном итоге это приведет к дедолларизации. Обоснованием служил довод, что если раньше спекулянты четко знали, где и в каких объемах регулятор будет проводить интервенции, то теперь никаких ориентиров ЦБ давать не будет.

И, со слов чиновников и политиков, так оно все и выглядело. Не успел рубль проплавать полный квартал, как уже в январе Международный валютный фонд, который пристально следил за всеми действиями российского регулятора, объявил о прекращении резких колебаний рубля. Главными факторами стабилизации отечественной экономики МВФ назвал регулирующие меры, своевременно принятые правительством и ЦБ РФ. В числе шагов к дедолларизации называлось повышение ЦБ ключевой ставки до 17% в целях борьбы со спекуляциями, принятие жесткого закона о деофшоризации, крупнейшее в истории России размещение рублевых биржевых облигаций компании «Роснефть», договоренности о взаиморасчетах в нацвалютах с некоторыми странами, включая участников ЕАЭС, вхождение России в соучредители банка АБИИ и БРИКС, сокращение вложений в облигации США и многое другое. Однако на деле многие из громких заявлений и жестких решений оказались пшиком и возымели совсем не тот эффект, который обещали российские власти и пророчили в МВФ.

Вот, например, что заявляла первый зампред ЦБ Ксения Юдаева: «При любом развитии событий у Центрального банка есть инструменты, которые позволят добиться постепенного снижения инфляции до 4–4,6% к концу 2017 года и примерно до 6% в 2015 году». Но к середине лета инфляция в годовом исчислении была зарегистрирована на уровне выше 15%; что касается курса рубля, на днях помощник президента Андрей Белоусов заявил, что у Центробанка больше нет инструментов для его регулирования.

На те же грабли…

Сегодня ослабление достигло практически того же уровня, что и в прошлом ноябре сразу после введения свободного плавания. За доллар дают 71 рубль, за евро — 81,5 рубля. Очевидно, что пока практика плавающей нацвалюты на пути к заветной цели дедолларизации в России не привела к положительным результатам. И на те же грабли хочет наступить Казахстан.

Динамика тенге уже сейчас в точности повторяет то, что происходило на российском валютном рынке, после того как рубль был отпущен в свободное плавание. «Сначала резкое падение курса, затем столь же резкий рост. Причем в Казахстане амплитуда колебаний оказалась даже больше. После падения на 26% за один день курс тенге к доллару вырос на следующий день на 13%», — объясняет Трошин.

Да и процесс дедолларизации в России пока проходит очень вяло. Как это обычно и бывает в нашей стране, говорят много, да делают мало — отказ от использования доллара США идет очень медленно. По мнению аналитика инвестиционного холдинга «Финам» Антона Сороко, до дедолларизации как в России, так и в Казахстане еще далеко — население наших стран пока не доверяет отечественным валютам. «Для того чтобы это действительно произошло, нужно несколько десятилетий спокойного поступательного развития экономики, стабильных инфляционных ожиданий, неизменности законодательства и прогнозируемости политических изменений», — считает аналитик. По его мнению, в ближайшее время тенге и дальше будет снижаться на фоне сравнительно высокой рыночной волатильности. При падении цен на нефть до отметки 40 долларов за баррель не исключено движение до 300 тенге за американский доллар. В целом решение о свободной конвертации тенге в Казахстане было принято преждевременно.

Что до дедолларизации, действовать в этом направлении, безусловно, надо, но, к сожалению, Россия здесь пока не может выступать в качестве примера. Для этого как минимум нужно было бы запретить валютные депозиты, а не действовать полумерами типа повышения госгарантий. Кроме того, необходимо запретить использование валюты внутри страны физическими лицами и постепенно свернуть ее использование юридическими, в том числе и обеспечить переход на расчеты в рублях для зарубежных компаний, инвестирующих средства в проекты в России. Но пока — как в России, так и в Казахстане, — вместо того чтобы предпринять ряд решительных действий, правительство хвалит ЦБ за эффективную и правильную работу. С такой стратегией избавиться от долларов смогут разве что граждане, у которых просто-напросто не останется никаких денег вообще.