Неуклонное продвижение Североатлантического альянса на Восток началось задолго до нынешних событий, считает эксперт в области вооружений, руководитель Группы советников директора Российского института стратегических исследований Владимир Козин.

России не удалось в теплой дружеской обстановке отпраздновать 70-летие Победы и окончания Второй мировой войны с прежними союзниками по антигитлеровской коалиции. На ялтинской встрече в феврале 1945 года «Большая тройка» зафиксировала стремление перенести военный опыт позитивного взаимодействия на мирный период, однако США и Великобритания явно не собирались воплощать его в жизнь.

Уже в конце победного года американцы разработали план («Тоталити») атомной бомбардировки 17 крупнейших городов Советского Союза, а в 1949-м – уничтожения 100 советских городов («Дропшот»). Фултонская речь Уинстона Черчилля в марте 1946 года, создание НАТО в апреле 1949 года и подписание президентом Гарри Трумэном директивы №68 в сентябре 1950 года о развертывании ядерного оружия США в Европе на постоянной основе окончательно похоронили совместные планы послевоенного сотрудничества.

 «Холодная война» закончилась, противостояние продолжается

В ноябре 1990 года под «холодной войной» официально подвели черту: 31 европейское государство, США и Канада подписали «Парижскую хартию для новой Европы». Дипломаты заговорили о «мягкой силе». Но противостояние Запада нашей стране не прекратилось. Просто оно приобрело новое измерение и свои особенности.

Во-первых, участились попытки незаконной смены власти на постсоветском пространстве. В них задействованы спецслужбы ведущих стран НАТО, СМИ, информационные и коммуникационные технологии, а также некоммерческие (неправительственные) организации. За последние 25 лет Вашингтон инспирировал и осуществил 12 «цветных революций». Вместе со своими союзниками он в послевоенный период более 50 раз применял военную силу, причем шесть раз его вмешательства переросли в региональные вооруженные конфликты.

Наглядный пример – Украина. На организацию майдана было выделено не только пресловутых пять миллиардов долларов по линии открытых госструктур США, но и еще столько же – по каналам ЦРУ. Да еще неизвестно, сколько долларов и евро переправлено в Киев диппочтой из Варшавы, Вильнюса, Бухареста и Берлина. Если, по словам экс-посла США в России Майкла Макфола, для обеспечения победы прозападного кандидата на президентских выборах на Украине 2004 года Вашингтон активно финансировал около 400 различных украинских НКО, то, надо полагать, ставки для «революции достоинства» явно выросли.

Сразу после нее термин «мягкая сила» был запрятан подальше и на свет явился жупел «холодной войны 2.0». Цель ее – взрастить еще одного антироссийского союзника в лице Украины, укрепить антироссийские позиции в Восточной и Южной Европе и усилить военную мощь НАТО.

Во-вторых, нынешний этап отношений коллективного Запада с Россией не случайно называют «более холодной войной» (the Colder War). И хотя нам навязывают ее датировку началом 2014 года, положа руку на сердце, назвать предшествующий период эпохой «мягкой силы» не поворачивается язык.

Казалось бы, вопреки всякой логике после распада Советского Союза НАТО принялась массированно наращивать потенциал и военную активность по периметру границ России. К сегодняшнему дню она увеличилась, как сообщил генсек альянса Йенс Столтенберг, в пять раз, а военно-морская активность – в четыре.

Госпереворот в Киеве, конечно, добавил в процесс эскалации военных приготовлений Запада огоньку. В рамках начатой с марта 2014 года операции «Балтийское воздушное патрулирование» в Латвии, Литве и Эстонии активность ВВС 15 стран – членов НАТО возросла в 1240 раз при расчетах в самолето-днях. Кстати, четыре типа используемых в дежурствах крылатых машин имеют двойное назначение, то есть являются потенциальными носителями ядерного оружия. Это вынуждает нашу страну не ограничиваться риторикой, а принимать адекватные меры.

Иррациональное и необоснованное развертывание противоракетной системы США и НАТО в Европе и вокруг нее вряд ли способствует стабильности политической обстановки на нашем континенте. С марта 2011 года (заметьте, задолго до украинского конфликта!) морские европейские акватории патрулируются американскими кораблями с боевой информационно-управляющей системой (БИУС) ПРО «Иджис». Каждый из крейсеров и эсминцев в среднем несет до 30 ударно-боевых ракет-перехватчиков. Это уже реальная угроза России и ее союзникам. Корабельные группировки США и НАТО усилены во всех морях, окружающих нашу страну, – Баренцевом, Балтийском, Черном, Средиземном, Аравийском, зонах Персидского залива и АТР.

В этом году в Румынии, а через три года в Польше Североатлантический союз вводит в действие два операционных комплекса под размещение 48 ракет-перехватчиков. Их универсальные пусковые установки «Мk-41» способны загружать не только оборонительные ракеты-перехватчики, но и наступательные виды вооружений – крылатые ракеты, а в перспективе и гиперзвуковое высокоточное оружие большой дальности.

Против кого направлен весь этот потенциал? Исключительно против России. Американская сторона успокаивает нас заверениями о невозможности размещения крылатых ракет наземного базирования на данных установках из-за отсутствия соответствующего программного обеспечения. Но это лукавство. Программы легко инсталлируются. На американских кораблях имеются точно такие же установки. Они могут запускать не только противокорабельные или противолодочные ракеты, но и перехватчики ПРО и крылатые ракеты морского базирования.

Под разговоры о демократии Россию окружают военными базами

В-третьих, новую фазу «холодной войны», в отличие от «холодной войны 1.0», характеризует полный застой в решении проблем контроля над вооружениями при наличии целого ряда незакрытых тем между Россией и США в профильной повестке дня. Не ведутся переговоры в ракетно-ядерной сфере, по запрещению противоспутниковых систем и так далее. Взять, допустим, вопрос о сокращении избыточных обычных вооружений и ограничении масштабной военной деятельности с их использованием. Западные страны даже консультаций не хотят начинать!

НАТО располагает 24 тысячами боевых самолетов и 800 кораблями океанской зоны действия. Очевидно, что Европе нужен принципиально новый Договор об обычных вооруженных силах (ДОВСЕ) взамен прежнего, так и не вступившего в силу. США отказываются его рассматривать, поскольку Пентагон планирует расширять систему передового базирования своих обычных ВС. Американские «джи-ай» на постоянной и временной основе уже пропишутся в сотне с лишним государств мира! Что касается России, то в непосредственной и относительной близости от ее рубежей находится 150 военных баз США и их сателлитов. Недавно к ним добавилось еще восемь военных опорных пунктов плюс семь командно-управленческих центров.

Развивается военная инфраструктура в Польше, Румынии и странах Балтии, где создаются явно избыточные запасы вооружений, военной техники, боеприпасов. Одновременно НАТО множит военные учения и маневры у российской территории. В 13 прошлогодних «демонстрациях» силы альянса участвовали более 33 тысяч военнослужащих из 28 стран. Одна из них развернулась буквально в 300 метрах от российских рубежей, в районе Нарвы.

В Норвегии на учениях Joint Viking в состояние боевой готовности впервые за почти полвека были приведены силы флотов и ВВС стран НАТО в регионе. Осенью Украина осуществит с США совместные учения «Южный вызов». Не скрывает желания вступить в НАТО Грузия. Швеция и Финляндия подписали с альянсом меморандумы о взаимопонимании, которые создают правовую основу для размещения у них войск этого союза. В Европу уже дважды залетали тяжелые стратегические бомбардировщики США.

Не надо думать, как уверяют некоторые отечественные политологи, что цели этих маневров – чисто пропагандистские, просто потрепать нервы Кремлю. Если они и присутствуют, то только как побочные. В реальности же идет отработка самого настоящего боевого взаимодействия.

Основу «адаптированной» в 2013 году стратегии применения ядерного оружия США составляет доктрина наступательного ядерного сдерживания. Она предполагает нанесение первого удара по государствам, не относящимся к союзникам и «привилегированным» партнерам Вашингтона.

Дестабилизирующую позицию занимает Вашингтон и в отношении тактического ядерного оружия (ТЯО). Он дислоцировал его за пределами национальных границ (в Бельгии, Италии, Нидерландах, ФРГ и Турции). Этого не делает ни одно государство в мире. По планам Пентагона, американский тактический ядерный потенциал, объемы которого наращиваются, а базы хранения модернизируются, останется в Европе на неопределенное время. Это нарушает Договор о нераспространении ядерного оружия.

Для сравнения, Россия без малого 20 лет назад полностью вывела собственные аналогичные средства с территории трех республик бывшего СССР.

Показательно, что из пяти видов американских тактических ядерных авиабомб типа В-61 два варианта В-61-7 и В-61-11 вместе с перспективной В-61-12 одновременно относятся и к стратегическим наступательным вооружениям (СНВ). Решениями саммита НАТО (Чикаго, май 2012 года) «диаду» из ядерных и обычных вооружений заменили на «триаду», навечно «сцепив» противоракетную инфраструктуру с ракетно-ядерными тактическими и стратегическими вооружениями, а также с обычными средствами.

США продолжает развертывание глобальной системы ПРО, проводя периодически испытания ее ударно-боевых средств всех видов базирования, включая наземный и морской варианты.

Американский флот из 300 кораблей через пять лет вырастет до 308, а к 2025 году – до 317 единиц. Сохранится общее количество авианосных ударных групп (11), при этом к 2043 году число кораблей с системой ПРО (с ракетами-перехватчиками большой дальности) увеличится с 30 до 84. Может ли Россия игнорировать такие обстоятельства? Нет, поэтому в июле 2015 года она актуализировала свою Морскую стратегию.

Пентагон по-прежнему реализует амбициозную программу «Молниеносный глобальный удар» (Prompt Global Strike). Ее задача – с помощью высокоточных и высокоскоростных систем нового поколения обычных видов вооружений в течение часа или даже менее поражать объекты в любой точке мира.

Ты виноват уж тем, что хочется мне править

Барак Обама в начале 2015 года обнародовал новую «Стратегию национальной безопасности США», учитывающую новые реалии международной обстановки. По мнению Вашингтона, это – динамичное распределение сил и власти между различными государствами, наращивание влияния внутри- и надгосударственных субъектов на отдельные государства, борьба поколений и новых политических сил в ряде стран, глобализация и существенные изменения на мировом энергетическом рынке.

Документ демонстрирует готовность в случае «непреходящих интересов» США применять военную силу и без санкции Совбеза ООН. В отношении нашей страны многократно используется неприемлемое понятие «агрессия России», что никак не соответствует определению, одобренному в ООН.

Резкое наращивание милитаристской и воинственной антироссийской риторики и зачастую прямые угрозы – четвертая особенность нынешнего этапа «холодной войны». В этом ряду заявления о том, что Россия «заплатит высокую цену» за свою политику («агрессию», «аннексию», «нарушения международного права»), а также занесение ее в рейтинг мирового зла между лихорадкой Эбола и терроризмом «Исламского государства».

Подобные высказывания крайне опасны возможными негативными последствиями. Демонизация сначала «путинского режима», а потом и всего российского государства облегчает переход от «холодной войны» к «теплой», а затем и «горячей».

В системе двойных стандартов «содействие» США переходу власти на Украине – это добро, а помощь России русскоязычному населению Донбасса – зло. Ведущие страны Запада всячески поощряют команду Порошенко на продолжение военных преступлений против своих собственных граждан. Против них использовались тяжелые вооружения, запрещенные кассетные боеприпасы и белый фосфор. По признанию киевских лидеров, 11 государств – членов НАТО направляют новому режиму различные виды смертоносных вооружений.

В результате варварских силовых операций ВС Украины, по данным ООН, уже погибло около 7000 мирных жителей Донбасса, ранено более 15 тысяч. Уничтожено 2/3 жилого фонда.

Как считают на Западе, виновата во всем, конечно, Россия.

Ради каких целей США приступили к поставкам смертоносных вооружений украинской армии? Это секрет полишинеля. Подбрасывание дров в украинский костер имеет целью ослабить военно-политический и финансово-экономический потенциал России за счет умножения по периметру ее границ числа прозападных, антироссийских государств. Не скрывается желание иметь на Украине постоянно разгорающийся очаг напряженности как средство психологического давления и оправдания наращивания военной активности у российских рубежей, как способ раздувания конфликта внутри славянской цивилизации.

Для этого, как убеждены в Вашингтоне и в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, все средства хороши.

На пятой составляющей нынешней «холодной войны» – финансово-экономических санкциях против России – останавливаться не буду. Их эффект возвратившегося бумеранга уже сильно ударил по европейским производителям, увеличил армию безработных в Европе, которую и без того заполонили безработные эмигранты. Расширение санкционного режима, как по объему, так и направлениям секторального и даже персонального характера, не может не вызывать возмущения, а порой даже доходит до смешного. Имею в виду «наказание» дирижера Валерия Гергиева и депутата Госдумы Елены Мизулиной, а во втором случае – лошадки по кличке «Зазу».

Проводимый Белым домом курс на системное сдерживание России обусловлен стратегическим стремлением США любой ценой сохранить свои лидирующие геополитические и экономические позиции и не допустить формирования новых центров силы с независимой внутренней и внешней политикой.

Как заявил в начале мая постпред США при НАТО Дуглас Лют, размещенные на территории восточных союзников по НАТО вооруженные силы США готовы ответить на «военную агрессию России» даже без прохождения процедур по коллективной безопасности альянса, предусмотренной статьей 5 договора о его создании.

В Вашингтоне сформулирована стратегическая цель персонального характера: подорвать престиж Президента РФ Владимира Путина (задача-минимум) и добиться его свержения (задача-максимум). Это, считают в США, позволит заменить его на более либерального лидера и создать устойчивую прозападно-ориентированную элиту в производственных и научно-интеллектуальных сферах России.

Параллельно решается задача отрыва экономики Европы от взаимодействия с нашей страной и усиление ее подчинения заокеанскому «старшему брату».

Такая политика ведет к повышению военно-политической напряженности на европейском континенте, дальнейшей милитаризации Североатлантического союза и усилению его агрессивности. Этот военный инструмент США, маниакально верящих в свою «исключительность», призван сохранить за Вашингтоном роль мирового лидера, позволяя американской элите в случае необходимости «выкручивать руки» другим государствам с помощью не только дипломатических и экономических рычагов, но и военных средств. С Россией этот номер не пройдет ни при каких обстоятельствах.

Ветеран американской дипломатии и политологии Генри Киссинджер недавно признал, что «новая холодная война» представляет собой опасность, игнорирование которой чревато «трагедией». Хорошо, если бы это понимали не только в Соединенных Штатах, но и в Европе, в частности, на Украине.

Подготовила Людмила Глазкова