Августовский «валютный шторм», когда курс доллара скакнул до 70 рублей, аукнулся ростом чемоданных настроений среди так называемого креативного класса. «Как жить?» – вопрошали одни в соцсетях. «Пора валить!» – советовали другие.

О том, что в России якобы грянула новая волна утечки мозгов, либеральные издания возвестили еще год назад, когда началась санкционная война. Появился даже устойчивый мем – «пармезанная эмиграция».

В ТАШКЕНТ – ЗА НАУКОЙ?

«За 7 месяцев 2014 года страну покинуло больше людей, чем за любой полный год этого века, – написало одно из сетевых СМИ. – Уезжают в первую очередь квалифицированные спецы. Это значит, что одна из основных проблем экономики РФ – дефицит опытных технических, научных и управленческих кадров – не будет решена».

Ссылаясь на данные Росстата, издание сообщило, что за означенный период из России уехали 200 тысяч человек. Навсегда.

А мы все же решили проверить. Тем более что поспела свежая статистика того же Росстата. За I полугодие нынешнего, 2015 года из страны эмигрировали аж 170 684 человека (в прошлом году за первые 7 месяцев – 203 тысячи). Получается, «пармезанная эмиграция» и впрямь набирает обороты? Но если всмотреться в отчет внимательнее, окажется, что 146,6 тысячи, или 85%, уехавших из страны «научных и управленческих кадров» направились… в страны СНГ. В Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Армению (см. таблицу).

– Это могут быть и россияне, и представители других государств. Но, как правило, это мигранты, у которых закончился срок пребывания в России и они вернулись домой, – заявила «КП» Марина Рахманинова, начальник отдела статистики миграции населения Росстата. – Самый большой отток идет в Узбекистан. Но, как вы понимаете, это не говорит о том, что столько граждан России желают жить и работать в Узбекистане.

Мигрантов в России – несколько миллионов. Почему статистика зафиксировала отъезд лишь 170 тысяч? Как объяснили в Росстате, официальные данные отражают только тех, кто был зарегистрирован по месту пребывания и снялся с учета.

При этом отъезд 19 тысяч таджиков к себе на родину совсем не означает, что Россия стала непривлекательной для мигрантов. Уехали 19 тысяч, прибыли 21 тысяча. То же самое – с Армений, Казахстаном, Молдавией.

В целом же за I полугодие из-за границы в Россию приехали 278 тысяч против 170 тысяч уехавших, то есть миграционный прирост – более 107 тысяч человек!

ГРУЗИЯ – НЕ ЗАГРАНИЦА

Любопытна картина и по дальнему зарубежью. Оказывается, к таковым Росстат относит Грузию, Латвию, Литву и Эстонию (ведь они не входят в СНГ). И тут приехавших в Россию больше, чем убывших.

Однако есть и страны, куда из России уезжает больше людей, чем возвращается. Это Германия, США, Канада и Финляндия. Но во все эти 4 страны за полгода уехали лишь на 786 человек больше, чем оттуда прибыли. И даже этот ручеек становится тоньше – ведь в прошлом году он «вымыл» из России 1862 человека.

Вот эти цифры и характеризуют истинную картину. А кое-кто вешает нам лапшу про девятый вал «пармезанной эмиграции».

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Игорь БЕЛОБОРОДОВ, начальник сектора демографии, народонаселения и миграции Российского института стратегических исследований: Купил квартирку в Болгарии – еще не значит “свалил”

– Надо понимать, что если человек по делам мотается постоянно в Германию, Францию или Скандинавию и проводит там месяцы, это еще не значит, что он туда переехал навсегда.

У нас довольно много людей, которые живут на две, а то и три страны. Заметная часть граждан, в том числе пенсионеров, имеют недвижимость в Турции, Болгарии, Испании и пополняют статистику сезонной миграции.

У меня есть опыт общения с соотечественниками за рубежом. Я бы сказал, что скорее это среди них чемоданное настроение: в слоях среднего класса есть готовность к репатриации в Россию. К возвращению на Родину.

Что касается оттока, говорить о какой-то миграционной эпидемии преждевременно. Я не думаю, что она случится. Очень много отталкивающих факторов. Во-первых, русофобия. Она действительно есть. На политическом уровне в таких странах, как Польша, или в Прибалтике градус ненависти повысился. Моральная деградация очень сильно чувствуется: если коренные жители этих стран готовы лезть на стену от гомодиктатуры и других вещей, начиная от сексуального образования в школах и ювенальной юстиции – уж наши соотечественники, люди русской ментальности, это никак не могут принять.

Те, кто рассматривает возможность уехать, тоже прекрасно понимают, что их может ждать там. В Германии буквально несколько лет назад у русского профессора-математика отобрали ребенка прямо на вокзале. В Финляндии есть целое сообщество русских матерей, у которых отняли детей. Это явление исчисляется сотнями и тысячами.

– И все-таки есть те, кто, несмотря на все это, уезжает?

– В основном это трудовая миграция. Раньше преобладала брачная миграция. Но очень часто под этой ширмой просто вербовали в секс-индустрию. Когда появилось об этом больше информации, этот канал миграции снизился.

Кроме того, институт брака на Западе фактически отмирает. В сегодняшней Франции, например, более половины всех детей рождаются вне брака. То же самое характерно для Эстонии, которая вкусила плоды Евросоюза, там этот показатель достигает 60%. К сожалению, нас тоже этим стремительно заражают…

– У кого есть шансы там устроиться?

– Что касается мытья посуды, здесь потребности закрывают поляки и прибалты. Плюс Румыния, Болгария. Что касается женщин, уехавших из России, Украины, лично я, когда путешествую, очень часто вижу их в сфере услуг: и в гостиничном сервисе, и в торговле. Если говорить о мужчинах, то, безусловно, всегда ценились и ценятся врачи, ученые, люди, склонные к аналитическому мышлению, к созиданию. В США, например, существует целая программа под это дело. И другие западные страны тоже никогда не возражали против переезда русских специалистов. Целые ниши в науке и экономике очень часто укомплектованы выходцами из бывшего СССР.