В ходе селекторного совещания правительства Казахстана 20 августа 2015 года премьер-министр Карим Масимов объявил о «реализации новой денежно-кредитной политики, основанной на … «отмене валютного коридора и свободно плавающем обменном курсе» тенге. Рынок отреагировал резкой девальвацией национальной валюты.

В казахстанском обществе многие ставят в вину правительству не саму девальвацию, а то, какой скачкообразный и резкий характер она носила. За 20−21 августа 2015 года на биржевых торгах курс тенге проседал на 38%, превышая 256 тенге за доллар (против прежних 185−187). В результате приостановили работу казахстанские интернет-магазины, крупнейшие автодилеры, временно закрылись обменные пункты. Некоторые банки приостановили валютные операции. Хотя практика «курсовых обрывов» не нова для республики. Предыдущая девальвация национальной валюты была проведена в феврале 2014 года. Тогда за одну ночь тенге подешевел на 19%.

Среди факторов, обусловливающих болезненную реакцию общественности на изменение курса национальной валюты — высокая степень долларизации казахстанский экономики. По информации Нацбанка Казахстана, на апрель 2015 года доля валютных (преимущественно долларовых) вкладов в банковской системе страны превышает 54%. В регулярных расчетах населения (за дорогостоящие товары, недвижимость, автомобили, уровень оплаты труда) используется долларовый эквивалент.

С целью ослабления социального недовольства президент Назарбаев в ходе совещания 20 августа 2015 года заявил о некоторых мерах, призванных смягчить ситуацию. Объявлен «мораторий на повышение зарплат чиновников». С 2017 на 2016 год перенесена реализация ряда инициатив, обеспечивающих частичный рост доходов населения, в том числе внедрение новой модели оплаты труда гражданских служащих, повышение зарплат административных госслужащих, учителей, пособий инвалидам и стипендий. Также предусматривается компенсация срочных депозитов физических лиц в тенге размером не более 1 млн при условии сохранения их в банках в течение одного года. По поручению премьер-министра Карима Масимова при местных акиматах учреждены оперативные штабы по контролю за ситуацией на рынке и ценами.

В чем же причины финансовых потрясений в Казахстане?

Представляется, что, прежде всего, в структурных дисбалансах экономики, ее зависимости от экспорта сырья (80% в объеме внешних поставок). Шоком для экономики Казахстана было сокращение спроса на основную экспортную продукцию и падение мировых цен на нефть и металлы (в 2,4 раза и на 45,5% соответственно с июня 2014 года). Это повлекло уменьшение притока иностранной валюты в республику, рост ее реальной стоимости к тенге в сравнении с официальным курсом и развитие негативных ожиданий на рынке. Возросло бремя бюджета по поддержанию тенге в пределах искусственного коридора, на что в 2014—2015 годах правительство Казахстана потратило 28 млрд долларов.

Усугубило ситуацию обесценивание валют партнеров республики (российский рубль к доллару подешевел почти в 2 раза), что понизило конкурентоспособность казахстанских товаров в сравнении с иностранными. Глава Казахстана в этой связи пояснил, что новые финансовые меры предприняты как раз «по просьбе экспортеров, малого и среднего бизнеса», по мнению которых, они «положительно скажутся на повышении конкурентоспособности отечественных компаний».

Таким образом, финансовые потрясения в Казахстане, в первую очередь, являются прямым следствием сложившейся сырьевой модели экономики, уязвимой от колебаний мировой ценовой конъюнктуры. Однако вполне ожидаемо здесь с новой силой зазвучали голоса противников евразийской интеграции, усмотревших корень экономических проблем именно в ней. Показательно, что среди последних на удивление много представителей западных фондов, НКО и экспертных центров, аффилированных с правительствами тех стран, которые оказались в наибольшем выигрыше от подешевевшего казахстанского сырья.

В действительности, интеграция, напротив, может и должна стать выходом из сложившейся ситуации и трамплином к новой экономической политике Астаны. Ведь для перехода республики к более высокотехнологичному типу хозяйства необходим как можно более широкий рынок сбыта продукции, а он с образованием ЕАЭС для Казахстана в несколько раз увеличил свою емкость. В то же время для создания единой конкурентной среды необходима синхронизация валютных курсов с государствами-членами ЕАЭС и повышение роли их национальных валют во внешнеторговых и инвестиционных операциях. Речь о валютной координации, которая должна стать одним из последующих этапов развития Евразийского экономического союза, как это и предусмотрено ст. 64 Астанинского договора от 29 мая 2014 года.