Апология статистики

Олега Сенцова, осужденного за терроризм, на Западе легче пиарить как жертву «путинского режима» в качестве кинорежиссера, чем как владельца зала игровых автоматов, которым он ранее и являлся. К личности и к творчеству Сенцова это никак не относится. К ним должно относиться с гражданским уважением. Это касается только практики организации информационно-психологических операций, внушающих западному обывателю, что руководство России — монстры из комиксов, с которыми воюют супермены.

Между прочим, не все так просто. Разберемся в важных деталях с помощью политической медиаметрии. Итак, имя Олега Сенцова мелькает в зарубежных СМИ только с июля этого года. Подавляющее число материалов принадлежит СМИ Германии — это их тема в полном смысле слова. Все публикации негативные, умеренных нет. Примерно такой же результат и у Франции, хотя публикаций существенно меньше.

Но — поразительно — Великобритания дала две статьи, и обе нейтральные. А теперь главное: журналисты США эту тему полностью проигнорировали. Их результат — ноль. Не волнуют их права этого конкретного человека.

Какой-то общий знаменатель нашли швейцарцы: «Приговор невероятно суров, но Швейцарии лучше не поучать Россию; Письмо читателя о деле Олега Сенцова» (Tages-Anzeiger, 31.08.2015, Швейцария).

Информационная активность: турецко-китайская специфика

Активность зарубежных СМИ за период c 24 по 30 августа 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 17 по 23 августа 2015 года) снизилась на 4% (1007 материалов против 1040). Падение совершенно несущественное, не стоит принимать его во внимание. Но 1000 — 1100 публикаций о России в неделю — это сохранение «летнего недобора».

Индекс агрессивности на «расчетной» неделе резко подскочил: был 1,37, стал 1,55. Информационная опасность для России находится в красной зоне. Гораздо неприятнее, что тенденция роста этого показателя демонстрирует устойчивость целый месяц, что нехарактерно для августа с его массовыми отпусками и равнодушием потребителей информации к политическим проблемам.

Увеличение ИА связано с кластером материалов, посвященных суду и приговору обвиняемого в терроризме (а после приговора, впрочем, можно просто говорить — террористу) украинского (имеющего, впрочем, еще и российское гражданство) кинорежиссера (снявшего, впрочем, всего один фильм) Олега Сенцова.

Если говорить о «валовых» показателях информационного потока, то ситуация пришла в нормальное состояние. Германия с большим отрывом снова впереди. На втором месте Франция, далее Великобритания, США, Япония, Швейцария. Как говорится, классика жанра. Во всех этих странах негатив превалирует.

Ради интереса посмотрим их показатели негативизации России. У Германии был 2,6, стал 4,7 (практически информационная война); Франция — был 1,5, стал 1,3 (несущественно снизился, остается в рамках приличия); Япония — был 1,4, резко подскочил до 3,4. Для Японии очень много.

На фоне всей этой невеселой невнятицы откровенно радует нейтральная Турция. Мы аплодируем разнообразию и интересности ее российского информационного меню. Судите сами по заголовкам: «Турецкая автопромышленность не отказывается от целевого рынка — России» (Haber7.com, 30.08.2015, Турция); «Совместная демонстрация силы от России и Китая» (Yeni Asya, 30.08.2015, Турция); «Работать с Путиным непросто; Лавров сплавился на рафте по гребному каналу» (Samanyoluhaber.com, 29.08.2015, Турция); «МИД РФ выступил против предложения ограничить поездки россиян в Турцию» (Hurriyet, 28.08.2015, Турция); «Путин — главная гордость России» (Yeni Asya, 27.08.2015, Турция); «В России продукты питания подорожали на 10,6%» (Bugun, 27.08.2015, Турция); «В Абхазии будут учить на русском языке» (Dünya Bülteni, 27.08.2015, Турция); «Каждый десятый прибывающий в Москву иностранец — турок» (Bugun, 26.08.2015, Турция); «Может ли Эрдоган закончить как Ельцин?» (T24 Bagimsiz Internet Gazetesi, 25.08.2015, Турция); «Россия играет жизненно важную роль на Ближнем Востоке» (Yeni Safak, 25.08.2015, Турция).

Мы, к сожалению, мало уделяем внимания прессе нашего ключевого партнера на мировой арене — КНР. Но накануне визита Владимира Путина в Пекин стоит пробежаться по страницам китайских газет. Скажем сразу, публикаций сегодня не очень много.

Но государственный профессионализм тамошних журналистов просто бросается в глаза. Система подачи российской тематики выстроена великолепно: «Россия возмущена размещением военной базы НАТО в Грузии» (Хуаньцю шибао, 29.08.2015, КНР); «Переговоры России и Китая по газопроводу «Алтай» осложнены» (Хуаньцю шибао, 28.08.2015, КНР); «Суровый приговор режиссёру навлёк жёсткую критику на Россию» (Хуаньцю шибао, 27.08.2015, КНР); «В Харбине открылась Российско-китайская неделя культуры и искусства» (Жэньминь жибао, 27.08.2015, КНР); «Сближение России и Китая действительно страшный сон для США?» (Жэньминь жибао, 26.08.2015, КНР); «Россия не проявляет энтузиазм в строительстве моста Хэйлунцзян-ЕАО» (Хуаньцю шибао, 25.08.2015, КНР); «В 2017 году Гран-при «Формулы-1» в России станет ночным; Новый способ привлечь инвестиции в самый финансовозатратный вид спорта» (Вэньвэйпо, 24.08.2015, КНР).

Индекс агрессивности: тиха украинская ночь…

Сюжет «Россия в контексте политического и военного кризиса на Украине 2013-2015 гг.» опять на первом месте, причем на прошедшей неделе он интересовал преимущественно Германию. Поразительно, что США и Украина уделили этой теме минимум внимания. Индекс агрессивности для сюжета, если посчитать его для СМИ ФРГ, ожидаемо высок: 23,5. Например, для Франции он чуть меньше 2.

Крайне важны в данном случае нюансы, которые становятся ясными из заголовков. Немцы демонстрируют мощный пропагандистский напор, который был бы «перебором» даже для пресловутого «агитпропа тоталитарных государств»: «Львов: Столица ненавидящих Путина?» (ZDF, 30.08.2015, Германия); «Мёртвое соглашение; Порошенко утверждает, что Минска-3 не будет» (General-Anzeiger, 29.08.2015, Германия); «Россия тоже должна нести ответственность; Об украинском конфликте» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 28.08.2015, Германия»; «Ни слова об убитых на Востоке Украины» (Sueddeutsche Zeitung, 27.08.2015, Германия); «Смена перспективы в украинском конфликте? Запад явно готов пойти на компромисс с Россией» (Berliner Zeitung, 26.08.2015, Германия); «Остаётся только патриотизм; Украинцы гордятся своей страной, несмотря на все проблемы; Встреча в Берлине; Популярность Порошенко падает» (Handelsblatt, 25.08.2015, Германия).

Франция подает тему гривуазно: «Нижнее белье американского производства в оплоте пророссийского сепаратизма» (Le Figaro, 29.08.2015, Франция); «Сепаратистский Донбасс на последнем издыхании» (Le Figaro, 29.08.2015, Франция). Впрочем, это только в репортажах из «горячей точки» собкора Le Figaro. В остальных СМИ украинский конфликт информационно засушен: «Меркель, Олланд и Путин готовятся к новому саммиту по Украине» (Les Echos, 29.08.2015, Франция); «Киев и Москва: противостояние продолжается» (Midi Libre, 25.08.2015, Франция). США же просто открытым текстом дают понять, что Украина — не их тема, где-то далеко воюют, мало ли в мире конфликтов: «Путин не согласен с мнением Франции и Германии о том, почему терпят неудачу февральские мирные соглашения по Украине» (The Washington Post, 30.08.2015, США); «Франция и Германия предупреждают Путина об угрозе, которую сепаратистские выборы на Украине представляют для мирного процесса в стране» (The Wall Street Journal, 29.08.2015, США).

Важное наблюдение. Заголовки (да и общий тон) украинской прессы сегодня тесно коррелируют с медиа США. Все подается крайне корректно. Смена формата подачи информации настолько заметна, что встает вопрос: кто нажимает кнопки в Киеве, регулируя информационно-пропагандистские кампании? Явно не Берлин. А украинские совсем недавно провинциально шумные «информационные войска», наверное, распущены?

Наш выбор: Макфол допускает фол!

Радиостанция «Свобода» организовала интервью с бывшим послом США в Москве Майклом Макфолом. Макфол — человек далеко не глупый и очень подготовленный. Но, как видно из интервью, проигнорировал законы диалектики. Особенно в контексте того, что РФ — это не СССР.

«Каждый раз, когда сидящий в Кремле лидер хочет оккупировать соседнюю страну, он вызывает к себе специалиста по отношениям с США и спрашивает: «А попытаются ли американцы нас остановить?» И почти всегда ответ звучит: «Нет!» В 1956 году президент Дуайт Эйзенхауэр говорил, что он отбросит коммунизм, но советские танки вошли в Будапешт, и мы не остановили их. В Чехословакии в 1968 году мы тоже не остановили советские танки. Даже мощный Рональд Рейган, которым я глубоко восхищаюсь, не смог ничего сделать, когда пособники Кремля в Польше сокрушили одно из самых великих оппозиционных движений в ХХ веке.

Что касается 2008 и 2014 годов: если мы применим более исторический подход, разговоры о слабости реакции США не выдержат критики. Важнее понимать то, что произошло после этого. Если я буду сравнивать реакцию Обамы на Путина, она окажется гораздо более жесткой, чем реакция Буша на Путина. Она больше похожа на реакцию Рональда Рейгана. Были введены санкции, укреплена НАТО, проделана большая работа по укреплению правительства на Украине. Тот же лидер Америки, который проводил «перезагрузку», ввел самый большой пакет санкций против России в истории российско-американских отношений».

Особенно здесь красиво звучит пассаж о большой работе по укреплению правительства на Украине.

Вдогонку заголовок из СМИ Исландии: «Американский журналист: Обама предает своих союзников и поощряет Путина» (vardberg.is, 30.08.2015, Исландия). Что-то они там заплутали в двух соснах.