Пакистан может стать третьей в мире страной по объему ядерного оружия после России и США. Такой вывод сделали американские аналитики в докладе, подготовленном для Фонда Карнеги.

По мнению экспертов, такая перспектива является реальной, если Исламабад сохранит нынешние темпы по производству — до 20 ядерных боеголовок в год. В настоящее время пакистанский ядерный арсенал, согласно данным Стокгольмского международного института проблем мира (SIPRI), является шестым в мире после РФ, США, Франции, Китая и Великобритании.

Как пишет Financial Times, высокопоставленный представитель пакистанского правительства призвал с осторожностью подходить к оценкам, высказанным в исследовании.

— Эти проекции в будущее очень сильно преувеличены. Пакистан — ответственная ядерная держава, а не государство-авантюрист, — заявил он изданию.

Пакистан присоединился к клубу ядерных держав в 1998 году. Произошло это спустя несколько недель после того, как испытания своего атомного оружия провела Индия — его главный региональный соперник. Обе страны отказались присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Напомним, согласно этому Договору иметь средства массового поражения разрешено только пяти странам: России, США, Китаю, Франции и Великобритании.

Как ядерный рывок Пакистана может отразиться на мировой безопасности? Сегодня ответ на этот вопрос волнует многих.

В мае 2015 года СМИ сообщили о том, что Саудовская Аравия приняла решение приобрести у Пакистана ядерное оружие. Причина — сделки по ядерной программе Ирана. Тогда отмечалось, что в течение последних 30 лет Саудовская Аравия финансировала пакистанскую ядерную программу, и теперь Исламабаду якобы придется вернуть этот долг — в форме готового продукта.

Отметим, что в 2003 году ЦРУ опубликовало данные о том, что Пакистан «провернул» аналогичную сделку с Северной Кореей, поменяв свои ядерные технологии на северокорейские ракетные. В подтверждении этого приводился снимок с американского спутника, который сумел зафиксировать под Пхеньяном процесс погрузки ракет в самолет пакистанских ВВС. Тогда Исламабад заявил, что это была «обычная покупка», а не «обмен».

Ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин обращает внимание на парадоксальную ситуацию, в которой оказываются страны, имеющиеся ядерное оружие, но не присоединившиеся к ДНЯО.

— Как только Индия и Пакистан — эти непримиримые между собой страны — обзавелись ядерным оружием, их политика стала более осторожной и взвешенной. Стороны стали реже применять даже обычные вооружения в своих конфликтах.

Конечно, всегда есть риск того, что к власти в восточных странах могут прийти радикальные политики. Но механизм применения ядерного оружия довольно сложен. Как правило, чтобы отдать команду на запуск ракеты с ЯБЧ, нужно одновременно подать три сигнала с различных точек. То есть решение об атаке принимается путем консенсуса.

Что касается ядерного терроризма, то даже если экстремисты смогут проникнуть на объект ядерной программы, они смогут получить только отдельные элементы оружия. Потому что за исключением МБР и БРПЛ ядерные заряды не устанавливаются непосредственно на носитель, а находятся в специальных хранилищах. Для сборки нужна спецкоманда, например, из ремонтно-технического центра, люди которой знают, грубо говоря, как присоединять разъемы, процедуру тестирования всего блока и т. д. В тактическом ядерном заряде — авиационной бомбе — тоже куча различных предохранителей и датчиков.

Так что, угрозу применения террористами ядерного оружия в реальности крайне низка. Другое дело — радиологический терроризм, применение так называемой «грязной бомбы», которое предполагает радиационное заражение объектов и территорий. Вот здесь риск существенно выше.

Полностью читайте на сайте «Свободной прессы»