«Если верить американским СМИ, российские солдаты повсюду. На данном этапе, возможно, Луна – единственное место, где вы в безопасности», – такой ироничный комментарий дал в своем материале известный ирландский журналист Брайан Макдональд.

Изобличение паранойи – веселое занятие, особенно когда она и впрямь приобретает уже клинические формы, вызывая чувство неловкости за болящего. Тем более, что и контекст горячий – Сирия, ИГИЛ (запрещенная в Российской Федерации террористическая группировка «Исламское государство», – прим. KM.RU) и вообще «российская агрессия».

Оно-то да, на войне – как на войне, в том числе и информационной, но только американская пресса, кажется, действительно верит в то, что Москва нынче вслед за Украиной намеревается захватить весь Ближний Восток.

И вот уже публикуются некие данные разведки о строительстве целой российской военной базы в Сирии, а также активной переброске российских военных.

«Россия наращивает свои позиции в Сирии», – тревожно вещают эксперты в своих колонках. И напоминают, что вот с исламистами-то Москва не торопится Вашингтону помогать бороться. Асад ей милее.

Надо ли стараться купировать эти параноидальные настроения лишними объяснениями? Напоминать о том, что военная база в Сирии у нас уже есть, что от Башара Асада мы и не отрекались, что имеем, в конце концов, свои представления об истоках конфликта на Ближнем Востоке?

Надо было бы, если бы все это объяснялось действительно клиникой. Но в условиях информационной войны – это скорее вопрос самоуважения.

В беседе с обозревателем KM.RU политолог, главный редактор журнала РИСИ «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов заметил, что имеющие место со стороны американской стороны панические «вбросы» о расширении военного присутствия России в Сирии ставят целью утвердить нас в роли «глобального агрессора»:

– В западной прессе вообще очень любят называть военными базами то, что таковыми на деле не является – те же пункты передового базирования никак не могут быть военными базами в буквальном смысле, поскольку предусматривают обслуживание военных кораблей, которые могут заходить в этот порт и получать надлежащее обслуживание. Но на постоянной основе там боевые части не присутствуют.

По-хорошему, если уж не разведке, так уж журналистам точно нужно было бы изначально разобраться, каково будет предназначение данного объекта, если он действительно там строится: в составе российских войск есть строительные и инженерные и, более того, то, что строится с участием России вовсе не обязательно будет Россией же эксплуатироваться и иметь военное предназначение.

Но разбираться во всем этом западной пропаганде не с руки. Она цепляется за некий сомнительный и явно не до конца установленный факт для того, чтобы заявить о военном присутствии России в регионе и ее активном участии в военных действиях конечно же не на стороне «цивилизованного мира».

Таким образом, перед нами лишь классический элемент информационной войны, который, как и прочие, преследует понятную цель – доказать мировому сообществу агрессивность внешней политики Российской Федерации. «Вот видите, – говорит западная пропаганда своей аудитории, – Россия проявляет агрессию на только на Украине, не только в Прибалтике, но уже и на Ближний Восток лезет, то ли еще будет!».

Но, конечно же, Россию не могут не волновать события на Ближнем Востоке и, в частности, в Сирии. Конечно же и проблема исламистов-радикалов нас также касается. Однако в борьбе с ними мы Западу все же не союзники хотя бы в силу того, что имеем радикально иную позицию по поводу истоков этой проблемы и путей ее решения.

Наша позиция состоит в том, что нынешний кризис – рукотворный, спровоцированный спецслужбами зарубежных государств и вовсе не является продуктом внутреннего политического развития Сирии. Соответственно и достижение мира в регионе возможно не путем демонтажа режима Башара Асада, на чем настаивают американцы и их креатура в виде «сирийской оппозиции», а путем налаживания диалога и, как минимум, перевода конфликта из военной сферы в политическую.

Ровно такие же разногласия у России и Запада относительно того, как и почему возникло так называемое «исламское государство» и как надлежит с ним поступать. Запад продемонстрировал свое откровенное бессилие в решение им же и созданной проблемы, но зато она позволяет ему, утюжа авиацией позиции боевиков, «задевать» и территорию, находящуюся под контролем официального Дамаска.

Понятно, что уже это обстоятельство мешает нам принять предложение о вступлении в единую коалицию против ИГИЛа. У нас нет никаких иллюзий относительно того, как ведут себя американцы даже по отношению к своим верным союзникам, они с их интересами не считаются вообще.

Так зачем же нам своим участием помогать США в очередной раз самоутверждаться в роли «великого миротворца», когда мы прекрасно знаем цену этому «миротворчеству»? Проблему эта связка не решит, выгоды никакой нам не принесет, а вот террористов на нашу голову – вполне.