Уважаемый Василий Борисович! 6 сентября в Кишиневе начались протесты. Каковы, на Ваш взгляд, их предпосылки?

С 2009 года у власти в Молдове находятся прозападные, проевропейские силы. Сейчас эти силы – а именно три партии – объединены в правящую коалицию. Эти партии связаны с определенными финансово-олигархическими группами. С полным правом можно говорить о том, что в Молдове сформировался финансово-политический олигархат. В его среде наиболее влиятельной фигурой за последние годы стал один человек, а именно – олигарх Владимир Георгиевич Плахотнюк. Сейчас он не занимает никакой официальной позиции в органах государственной власти, но при этом он сосредоточил в своих руках огромные ресурсы, он воздействует на все органы власти – правительство, органы правопорядка, судебную систему. Кроме того, Плахотнюк – владелец крупнейшего в стране медиа-холдинга. Без преувеличения это самый могущественный человек в Молдове. За последнее время для простого населения он стал персональным олицетворением тех пороков, которые разъедают страну – коррупции, кумовства, неправосудной юстиции и т.д.

Наверное, у Плахотнюка есть конкуренты?

Конечно, у него есть ряд соперников в лагере тех же прозападных сил. Скажем, лидер другой партии, номинально самой крупной партии в составе нынешней правящей коалиции, также бизнесмен-политик Владимир Филат. Он дважды возглавлял кабинет министров после падения режима Воронина. Сегодня Филат и Плахотнюк – вынужденные партнеры по правящей коалиции, которая называется «Альянс за европейскую интеграцию» в кабинете, возглавляемом Валерием Стрельцом. Последние годы лагерь прозападных сил сотрясали постоянные конфликты, выражавшиеся и в постоянной чехарде во власти, неоднократной смене правительства. Два раза у власти был кабинет во главе с Филатом. Был кабинет во главе с Юрием Лянкэ, затем в первой половине этого года – кабинет во главе с Кириллом Габуричем, который закончился скандалом, потому что у него не оказалось действительного диплома о высшем образовании. И вот недавно был сформирован кабинет Валерия Стрельца, который формально является представителем партии Филата – Либерально-демократической партии Молдовы. Но на самом деле главный игрок – это Плахотнюк.

А как к подобной ситуации с властью в Молдове относятся на Западе?

Для западных сил – в лице дипломатии США, ЕС, Румыния – проевропейские власти Молдовы были источником постоянной головной боли. Их постоянно приходилось мирить между собой, искать компромиссы, выстраивать новые коалиции, тушить всеми возможными политическими и информационными средствами разгоравшиеся коррупционные скандалы. Олигархи – люди ненадежные, склонные к лавированию, двурушничеству. В общем в определенный момент нынешний режим при всей его идеологической прозападности стал неудобным. И Запад посылает Плахотнюку сигнал, что он больше не собирается терпеть такую ситуацию. В качестве инструмента такого психологического воздействия и была сформирована так называемая гражданская платформа «Достоинство и правда». Сокращенно – платформа «ДА» («Демнитате ши адевэр» по-молдавски).

Что из себя представляет эта организация? На первый взгляд, возникают ассоциации с протестами в Армении этим летом, да и с киевским Майданом…

Платформа «ДА» возникла после последних парламентских выборов 30 ноября 2014 года. Она активно действовала в первой половине 2015 года, ранее проводила ряд акций под проевропейскими, антикоррупционными лозунгами, заявляя, что нынешние власти дискредитируют идеи европейской интеграции Молдовы, что для успеха этого процесса нужно убрать олигархов, коррупционеров. В прошедшее воскресенье они провели крупномасштабную акцию в Кишиневе. Эта акция по некоторым признакам действительно напоминает известные «майданы» на постсоветском пространстве. Однако на нее внезапно откликнулось много людей совершенно разных взглядов, причем вполне возможно – неожиданно для самих организаторов протеста. Хотя основная акция на площади Великого Национального собрания проходила под флагами европейскими и отчасти даже румынскими, далеко не все люди, кто вышел протестовать против власти, разделяли прозападные и тем более прорумынские лозунги. Людей, что называется, «допек» коррупционно-олигархический режим, постоянное снижение уровня жизни, беззаконие. Поэтому, могу предположить, что сейчас у новых прозападных сил и их кураторов установки поменялись. Возможно, они уже не хотят запугивать Плахотнюка и его присных, а готовы даже идти до конца, до полной замены нынешней власти на новую, формально – нескомпрометированную связями с олигархией и коррупцией, притом столь же прозападную по своим установкам. Для них очень важно перехватить знамя антиолигархического и антикоррпуционного протеста у пророссийских сил, которые в Молдове есть, которые сильны и продолжают консолидировать свой лагерь. Сейчас идет соперничество за то, кто сможет возглавить этот протест – силы прозападные или силы пророссийские, прежде всего Партия социалистов Республики Молдова Игоря Додона и «Наша партия» Ренато Усатого.

Пророссийские силы могут возглавить этот протест?

Позиция пророссийских сил такова. Официально в акции 6 сентября они не участвовали. Но тот же Игорь Додон сказал, что он разделяет саму идею протеста против власти, и не запретил своим сторонникам участвовать в самой акции. Сторонники его партии тоже были на площади. Но при этом акция проходила не под знаменами ПСРМ. Было сказано, что социалисты готовят свою акцию протеста. Они выдвинули свои требования к власти: уход в отставку президента, крайне непопулярного Николая Тимофти, и назначение досрочных парламентских выборов. Важен еще один момент. В протестах 6 сентября также участвовал никак не связанный с платформой ДА так называемый «Красный блок» – это молодая, довольно радикальная сила, отколовшаяся от Компартии. Они митинговали у генпрокуратуры, и несколько их активистов, во главе с лидером блока Григорием Петренко, были арестованы по «политическим причинам». Это сила, скорее, дружественная России. И, безусловно, противники России будут говорить, что пророссийские активисты пытаются скомпрометировать акцию протеста. Но в действительности выступление этого блока – явление, скорее, маргинальное.

Могут ли эти события превратиться в своего рода Майдан? Скажем, протесты нарастают, в какой-то момент власть либо разгоняет протестующих, либо нет, появляются неожиданные люди, которые, допустим, требуют присоединения Молдавии к Румынии… В итоге власть меняется путем переворота.

Безусловно, нынешний режим уже проявил свой полный паралич – информационный, управленческий. И судя по динамике, которая наблюдается с воскресенья, нынешний режим уже обречен, и в своем прежнем виде сохраниться не сможет. Понятно, что радикалы есть везде, в том числе и на площади Великого Национального собрания. Есть прорумынские активисты. Однако они не выражают мейнстрим протеста. Понятно, что никто, в том числе в западных посольствах, не заинтересован в том, чтобы они получили перевес. Это принесет полную дестабилизацию в регионе, в том числе, возможно и в зоне конфликта на Днестре. Это сейчас никому не нужно. Поэтому будет иметь место, скорее всего, «бархатная» смена власти, путем отставки правительства и назначения досрочных парламентских выборов. Это майданная технология, но в «лайт» варианте. Даже в силу психологических особенностей молдавского народа, у которого уровень конфликтности гораздо ниже, чем, скажем, мы увидели у украинцев.

А каковы цели ЕС в отношении Молдовы?

Стратегическая цель одна – удержать Молдову в орбите свое влияния, экономического, политического, по сути – полуколониального. Что и было закреплено в Соглашении об ассоциации с ЕС, которое было подписано летом 2014 года. Его частью является Соглашение о зоне свободной торговли. Как и в случае с Украиной – это, по сути, колониальный документ, фиксирующий неравноправные отношения между ЕС и ее маленькой и бедной колонией. ЕС стремится сохранить свое влияние, не беря при этом на себя никаких обязательств по экономической помощи, по улучшению экономической ситуации в стране. А сохранение влияния ЕС автоматически означает уменьшение влияния России. Это такая классическая «игра престолов» за Молдову.

Возможно ли нарастание протеста, столкновения с полицией, применения армии?

Надо понимать, что Молдова – это очень маленькая, очень слабая и мирная страна. Силовые структуры в ней не являются хоть сколько-нибудь влиятельным участником политических процессов. Абсолютно невозможно представить крупный насильственный разгон митингующих. У них нет достаточного количества психологического «пороха в пороховницах». Это не Украина, не Закавказье, не Средняя Азия, где бывают столкновения, может литься кровь, может начаться перестрелка. 6 сентября Плахотнюк – чтобы отвлечь внимание горожан от акции протеста – планировал провести концерт с участием звезд российской и молдавской эстрады. Симптоматично, что большая часть приглашенных из России отказалась, молдавские же звезды практически поголовно отказались петь для Плахотнюка. Кто-то – якобы по соображениям безопасности. И это показывает, что у режима действительно уходит почва из-под ног. Как сказал один молдавский мудрый политик – это равносильно тому, как если бы в другом государстве, скажем, в России, отказались поддерживать власть армия и полиция. И это на самом деле ближайшая аналогия.

Каковы интересы России в этой ситуации? Скажем, если сравнивать с Украиной. Был Янукович, вроде бы где-то пророссийский, но в то же время он активно двигался в сторону ЕС. Однако то, что пришло ему на смену, оказалось во много раз хуже. Может быть, и здесь Россия, скорее, заинтересована в сохранении нынешних властей, чем в их смене?

Янукович в меру своих возможностей пытался изображать лавирование, и действительно лавировал, чтобы сохранить свою финансовую империю, сохранить власть своего донецкого клана над всей Украиной. Он был политиком-двурушником. Почему и у нас не было оснований ему доверять, и на Западе ему не доверяли. В Молдавии же сейчас у власти силы принципиально антироссийские. В Киеве во время и первого, и второго Майдана «валили» как бы пророссийские силы, в лице того же Януковича, который как бы угрожал планам Запада. В Молдове же одна прозападная сила «валит» другую. У России здесь единственный интерес. В Молдове есть занимающая пророссийскую позицию Партия социалистов, которая по итогам последних парламентских выборов имеет самую крупную фракцию в парламенте во главе с Игорем Додоном. Есть и «Наша партия», глава которой Ренато Усатый занимает пост мэра Бельц – второго по величине в стране города, крупного русскоязычного центра на севере Молдовы. Эти силы, которые безусловно готовы подключиться к протестам против власти, более, чем готовы участвовать в досрочных парламентских выборах, если они будут назначены, являются – в силу своей идеологии, программы, электората – естественными союзниками России. Главный интерес России – в том, чтобы эти силы смогли законно поучаствовать в борьбе в случае выборов. В этом случае у них будут высокие шансы на укрепление своих позиций или даже завоевание власти законных демократическим путем.

Во время событий в Армении в этом году, до этого – во время Майдана на Украине в СМИ появлялась информация о том, что среди активистов протестов появляются одни и те же люди, которые, условно говоря, переезжают с одного Майдана на другой, начиная чуть ли не с событий в Сербии конца 1990-х годов. Есть ли подобная информация о протестах в Молдавии?

Конкретных фактов – фото, видео-хроники – мне пока не попадалось. Пусть этим занимаются профессиональные спецслужбы. Пока что о каком-то влиятельном участии западных профессиональных организаторов «майданов» мне неизвестно. Это не означает, что их нет или не может быть. Почерк один – палаточные городки, политические требования. Все, как по учебнику. Но поскольку протест в Молдавии в силу молдавской специфики не носит насильственного характера, то там не нужны организаторы боевых сотен, которые бы командовали, вели бы людей на штурм и тому подобное. Повторю – в Молдове крайне низкий уровень потенциальной конфликтности. Люди могут неделю простоять в палаточном городке – и этого будет достаточно, чтобы власть пала.