Только для людей, никак не следящих за новостями, будет открытием, что сейчас Евросоюз терпит большие проблемы с мигрантами. Причиной тому стали боевые действия на Ближнем Востоке. В цивилизованные и благополучные страны хлынул огромный поток беженцев, которые пытаются проникнуть на территорию ЕС любыми способами. Так, за 8 месяцев текущего года в страны Евросоюза прибыли порядка 350 тысяч мигрантов, и ежедневно их число увеличивается на тысячи человек. В связи с этим Еврокомиссия заявила, что текущий миграционный кризис является крупнейшим в мире со времен Второй мировой войны.

В основном от мигрантов страдают жители Венгрии, Греции и Италии. При этом долгое время страны ЕС даже не хотели решать проблемы стран – членов союза, а на фоне этого российские эксперты вспомнили речь Владимира Путина, который предостерегал Запад от поддержки Штатов в «руководстве» конфликтами на Востоке. Так или иначе, но несмотря на всю демонстративную нелюбовь к России, члены ЕС обратились к нашей стране за помощью в решении проблем нелегальных мигрантов. В частности, с таким призывом к российским властям обратилась чрезвычайный и полномочный посол Республики Польша в России Катажина Пелчиньска-Наленч.

В Совете при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) автором документа выступил Максим Шевченко. Уже известно, что он предложил принять 5 – 10 тысяч сирийских черкесов из 80 тысяч представителей этого народа, полагая, что беженцы могли бы разместиться на свободных землях в Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Адыгее, Краснодарском крае.

– Это наши соотечественники, коренной народ Краснодарского края, Адыгеи. Если бы Россия официально признала их право на переселение, она бы закрыла страшные страницы Кавказской войны, – заявил журналистам Шевченко.

Между тем, занимаясь восстановлением справедливости более чем вековой давности, представитель СПЧ никак не комментирует вопросы, связанные с проблемами массовой миграции. Например, сами же беженцы сообщают, что под видом угнетенных мигрантов часто в европейские страны пытаются проникнуть представители «Исламского государства», которые являются попросту террористами (в России это движение запрещено). Другая проблема, с которой сталкивается Европа, – это занятость беженцев. На деле покорные мигранты, заявляющие, что готовы заниматься земледелием, начинают попрошайничать и стараются осесть в крупных и развитых городах, удобных для жизни.

Более того, по данным ряда журналистов, беглецы пытаются спекулировать на своей трагедии. Так, сирийцы, которых должна была принять Австрия, угрожали водителям автобусов захватом этого самого транспорта в случае, если их отвезут в лагерь для беженцев, а не сразу в город. С одной стороны, опасения мигрантов понятны – они не хотят застрять в гетто. С другой стороны, вполне очевидно, что ни одно государство не хочет разгула неучтенных граждан в своей стране, а значит, новых людей придется подержать в своего рода карантине, чтобы решить их дальнейшую судьбу.

– Во всех странах, где сейчас скопилось очень много мигрантов, наблюдается рост преступности, – заметил в беседе с «МП» начальник сектора демографии, миграции и этнорелигиозных проблем Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов. – Опыт Европы свидетельствует о том, что приезжают мигранты не для того, чтобы работать в сельской местности, а для того, чтобы осесть в городе, потребовать себе пособие по безработице и жить, дожидаясь лучших условий. И все-таки самое важное – это рост криминальных настроений. Сирия далека от России по культурному складу, и я не считаю, что такие беженцы нам нужны. Куда важнее было бы озаботиться проблемами украинских мигрантов. Еще смущает в этой истории то, что Совет при президенте России хочет, чтобы мигранты селились на Кавказе. Но где здесь логика? Кавказ – это регион с очень темпераментным населением и высоким уровнем безработицы. Так зачем южным регионам сирийские мигранты?

Белобородов напомнил историю, как жители Грузии не пустили на свою территорию турок-месхетинцев. Обретя независимость, Грузия, решив вступить в Совет Европы, взяла на себя обязательство вернуть репатриантов на свою землю. В то же время часть месхетинцев в результате невнятной миграционной политики конца 1980-х – начала 1990-х годов переселилась в Краснодарский и Ставропольский края.

Сразу после принятого в апреле 1991 года Верховным Советом РФ «Закона о реабилитации репрессированных народов» турки попытались ринуться в Грузию, но тамошнее население не позволило этого. Жители Джавахети (область Грузии) попросту встали на границе живой стеной, дабы не пустить к себе турок-месхетинцев. Эксперт не исключил, что подобным образом могут поступить и жители тех регионов, куда власти страны попытаются направить мигрантов из Сирии.

– Сейчас у нас идет годовое планирование бюджета, и вполне вероятно, какие-то деньги будут заложены в бюджет для беженцев, – поделился с «МП» экономист, завкафедрой государственных финансов НИУ ВШЭ Дмитрий Камнев. – Но это будут деньги для помощи беженцам с Украины, и поэтому у меня двоякое чувство от идеи СПЧ. С одной стороны, организация миграции из Сирии требует больших затрат. Это не Украина, из которой можно людей на автобусе доставить, тут требуется задействовать самолеты, поезда и так далее, что влетит в очень немалую копеечку. С другой стороны, Россия поддерживала отношения с Сирией долгие годы, и межгосударственная поддержка – дело необходимое.

Заметим, что уже были отмечены попытки беженцев попасть на территорию нашей страны. Но пресс-секретарь президента озвучил мнение руководства страны, заявив, что расходы по приему и размещению беженцев должны нести те страны, которые причастны к дестабилизации ситуации на родине этих людей. В свою очередь руководитель Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский сообщил, что Россия готова принять беженцев из Сирии и Ливии, если те не нарушают законодательство, однако интереса к России граждане этих стран не проявляют. По словам чиновника, в 2015 году через Россию в Европу проследовали всего лишь 182 сирийца.

Что в промежуточном итоге? Надежда, что бюджет нашей страны не будет растрачиваться на расхлебывание чужих ошибок. С одной стороны, и время для этого не самое удачное с экономической точки зрения, а с другой – Россия к данной ситуации имеет действительно весьма косвенное отношение.