В то же время, Айтекин отметил, что недостатка взаимопонимания между странами нет, несмотря на то, что продолжается дискуссия по поводу газовой скидки для Турции.

Заместитель директора РИСИ Анна Глазова констатирует, что проблема здесь не в турецком кабинете министров.

По мнению Глазовой, «Турецкий поток» имеет для Турции важное стратегическое значение и еще больше приближает Турцию к выполнению ее мечты по созданию крупного энергетического хаба для поставки энергоресурсов с Востока на Запад.

«Проблема заключается в том, что турецкое руководство хорошо осознает и ту заинтересованность, которую проявляет Россия в реализации этого проекта» — отмечает Глазова.

Эксперт полагает, что для России этот проект имеет не только экономическое, но и в определенной степени политическое значение, поэтому в этой ситуации нельзя исключать, что Турция решила сыграть на этом компоненте наших взаимоотношений.

После того, как Путин совершил визит в Анкару, Турция начала затягивать реализацию этого проекта, несмотря на громкие заявления, которые делал Эрдоган в это время.

«Дело тут не в правительственном кризисе, который происходит сейчас, и даже не в парламентских выборах, потому что эти процессы начали проявляться задолго до этих событий» — констатирует Глазова.

Анна Владимировна считает, все эти заявления турецкого руководства являются популистскими, которые направлены в первую очередь на то, чтобы в определенном смысле шантажировать Европу и получить от этого какие-то дивиденды.

«Когда эксперты говорят, что Россия и Турция не сходятся в ценах на газ, в каких-то тарифах, то эти вопросы решаемы – Россия, безусловно, бы пошла для Турции на все разумные уступки до любых возможных пределов» — отмечает Глазова.

Тем не менее, пока Турция продолжает затягивать реализацию этого проекта. Соответственно, пока Анкара не определится в своих политических приоритетах и в своей внешнеполитической стратегии, для России было бы целесообразно взять паузу и подождать, как будут развиваться события, поскольку никто не отменял экономическую составляющую и стоимость проекта.

К тому же есть отдельный газопровод «Голубой поток», который в ближайшее время также собираются расширить, а у Турции, в свою очередь, на подходе другие проекты по транспортировке газа в Европу – например, из Азербайджана.

Нужно строить проект в расчете на конкретных потребителей, а Европа уже показала, что она также относится к этому вопросу с политических позиций. Тот же «Южный поток» был ей выгоден.

Следовательно, пока нет гарантии, что Европа будет покупать газ у России, который будет транспортироваться через «Турецкий поток».

«Конечно, реализация этого проекта, была бы выгодна для России, но при условии, если все стороны определятся в своих приоритетах» — резюмирует свое мнение Глазова.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин скептически относится к перспективам «Турецкого потока».

«Проблема «Турецкого потока» не в скидке, а в том, что проекта как такового нет и, по всей видимости, он в том виде, как было заявлено ранее, реализован не будет» — считает Пикин.

Эксперт уверен, что рациональным и правильным будет ограничение проекта на уровне одной нитки для внутреннего турецкого рынка, а не четырех, как планировалось изначально.

«Назвать проект можно, как угодно, но пытаться сделать из него очередной «южный коридор» не стоит, в этом нет никакого экономического смысла» — констатирует Сергей Сергеевич.

На данный момент, ни одно соглашение по проекту не заключено, непонятно как после выхода газопровода в Турцию будет развиваться газотранспортная инфраструктура.

На взгляд Пикина, проект получается дорогой и необоснованный, тем более, туркам предлагали сначала скидку в 6%, а потом – в 10, но они до сих пор продолжают торговаться.

Дмитрий Сикорский