На вопросы Экспертного клуба «Урал-Евразия» ответил научный сотрудник Уральского информационно-аналитического центра РИСИ в Екатеринбурге Максим Лихачев, сферой научного интереса которого является Республика Казахстан.

– Какие, с Вашей точки зрения, основные факторы обусловили переход к новой валютной политике в республике? 

На мой взгляд, в первую очередь это вызвано ухудшением ситуации в местной экономике. Около 80% экспорта страны приходится на сырьевые товары. Именно на них в последнее время значительно сократился спрос со стороны России и Китая (ключевых торговых партнеров Казахстана). Кроме того, просели мировые цены на нефть и металлы: в 2,4 раза и на 45,5% соответственно с июня 2014 г.

Обесценивание валют партнеров республики по ЕАЭС также обусловило необходимость изменения приоритетов в политике казахстанского Нацбанка. Только российский рубль за осень-весну 2014-2015 гг. подешевел почти в 2 раза к доллару. Последнее не могло не осложнить положение казахстанских производителей, и до этого с трудом выдерживавших конкуренцию с предприятиями из РФ и Белоруссии.

На этом фоне обострились проблемы, связанные с трудовой занятностью и наполнением налоговыми платежами республиканского бюджета. К тому же, чрезмерно обременительными оказались предшествующие меры по поддержанию курса тенге в пределах фиксированного коридора за доллар (за 2014-2015 г. на это было потрачено 28 млрд. дол.).

– Если такие меры были ожидаемы и даже необходимы, тогда как можно объяснить предшествующие заявления власти о том, что девальвация тенге не произойдет? 

Действительно, руководство республики гарантировало неизменность курса накануне девальваций февраля 2009 и февраля 2014 гг. В апреле 2015 г., до президентских выборов, президент страны Нурсултан Назарбаев заявил, что рассматривается возможность введения «свободно плавающего курса тенге, но это сложный процесс… это будет происходить не ранее чем через 5 лет». В середине июля 2015 г. глава Нацбанка РК К. Келимбетов также заявил, что «курс к доллару не достигнет 190 тенге до конца 2015 г.».

Дело в том, что для казахстанского общества характерно обостренное восприятие любых, даже незначительных колебаний местной валюты. Обвал же ее провоцирует повальную панику: приостанавливают работу казахстанские интернет-магазины, крупнейшие автодилеры, временно закрываются обменные пункты, у которых выстраиваются длинные очереди, некоторые банки приостанавливают валютные операции.

Очевидно, что руководство республики не было заинтересовано в росте социальной напряженности накануне досрочно объявленных президентских выборов апреля 2015 г. Тем не менее, к сожалению, оправдались именно пессимистичные прогнозы, предполагавшие скорую девальвацию вслед за переизбранием Нурсултана Назарбаева.

– А чем вызвано такое общественное восприятие валютной политики Нацбанка РК? 

Полагаю, что это вызвано высокой степенью долларизации казахстанской экономики. Так, по информации Нацбанка РК, на апрель 2015 г. доля валютных (преимущественно долларовых) вкладов в банковской системе страны превысило 54%. В быту в регулярных расчетах населения за дорогостоящие товары, недвижимость, автомобили, уровень оплаты труда используется именно долларовый эквивалент.

Кроме того, доверие казахстанцев к национальной валюте подорвано периодической практикой неожиданной, внезапной обвальной девальвации тенге уже в третий раз за десятилетие.

– Насколько такие непопулярные меры скажутся на авторитете власти среди населения?

В первое время действительно наблюдался некоторый рост социального недовольства. Однако, скорее всего, вскоре протестные настроения локализуются в интернет-среде, ограничившись отдельными комментариями в соцсетях и блогосфере.

К тому же и сама власть не бездействует, предпринимая меры к ослаблению общественного недовольства. Так, президент Нурсултан Назарбаев в конце августа 2015 г. заявил о «моратории на повышение зарплат чиновников». С 2017 на 2016 год перенесена реализация ряда инициатив, обеспечивающих частичный рост доходов населения, в том числе внедрение новой модели оплаты труда гражданских служащих, повышение зарплат административных госслужащих, учителей, пособий инвалидам и стипендий. Также объявлено о компенсации срочных депозитов физических лиц в тенге размером не более 1 млн. при условии сохранения их в банках в течение одного года.

По поручению премьер-министра РК Карима Масимова при местных акиматах (исполнительные органы) учреждаются оперативные штабы по контролю над ситуацией на рынке. И хотя в долгосрочной перспективе их эффективность вызывает сомнения, в первое время, в период адаптации населения к новым условиям это может удержать цены на товары первой необходимости, что, действительно, и происходит.

Важно учитывать и высокий личный рейтинг общественной поддержки у действующего президента республики.