В часовой беседе министры подробно обсудили обстановку на Ближнем Востоке в целом, в том числе ситуацию в Сирии и Ираке. При этом особое внимание было уделено необходимости координации двусторонних и международных усилий по противодействию международному терроризму. По словам официального представителя Минобороны, ход телефонного разговора показал, что по большинству рассматриваемых вопросов мнения сторон близки или совпадают. «Министры констатировали восстановление контактов по линии оборонных ведомств двух стран и условились продолжить консультации», как было отмечено в сообщении Министерства обороны России.

В свою очередь представитель Государственного департамента США Марк Тонер на следующий день поспешил сообщить, что состоявшаяся беседа не означает, что Вашингтон восстановил контакты с Москвой на военном уровне, а также отметил, что существует целый механизм взаимодействия между двумя министерствами и одного разговора будет недостаточно. Он также связал приостановку военных контактов и военное взаимодействие с Россией как «в ответ на ее незаконное завладение и попытку аннексии Крыма», хотя и отметил, что в Вашингтоне хотят увидеть способ прекращения конфликта в Сирии в действии.

Прекращение боевых действий на сирийской территории имеет два важных измерения: ликвидацию террористического псевдохалифата, помпезно именуемого себя как «Исламское государство» («ИГ»), одной из основных целей которого является свержение законно избранного президента Башара Асада, а также решение проблемы сирийских и иных беженцев из девяти государств Ближнего и Среднего Востока и Северной Африки, покинувших родину из-за вооруженного вмешательства США и ведущих стран НАТО в их внутренние дела.

Ситуацию с беженцами, бегущими из своих пылающих стран в Европу, и возможность развития российско-американского сотрудничества в деле противодействия «ИГ» «Российскому миротворцу» прокомментировал главный советник-руководитель группы советников директора Российского института стратегических исследований (РИСИ), член-корреспондент Российской Академии естественных наук, профессор Академии военных наук Российской Федерации Владимир Козин.

По его мнению, следует действительно разделять два вопроса: нынешнюю проблему беженцев в  Европе и реальное противодействие «ИГ».

Что касается решения проблемы беженцев «войны», то западные страны, инициировавшие события, которые в дальнейшем вызвали исход таких беженцев в Европу, а именно США и их сателлиты по НАТО, должны предоставить всем этим людям политическое и социально-экономическое убежище на своей территории – даже если их количество возрастет до нескольких десятков миллионов. То есть, обеспечить им необходимые условия для проживания, крышу над головой, адекватное медицинское обслуживание, оказать другое содействие в полном объеме. Речь пока идет примерно о миллионе человек, бежавших от войн и вооруженной борьбы, которые стали результатом разного рода «цветных» и иных «революций», организованных и спонсированных в Вашингтоне и ряде других западных столиц. Как только эта группа государств прекратит поддерживать и направлять терроризм на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Африке, то волна беженцев, стремящихся в Европу спадет.

«Соединенным Штатам и их союзникам по НАТО следует тратить меньше денег на масштабные военные приготовления, повсеместное внедрение в Европе и других регионах мира избыточных ядерных и обычных вооружений и развертывание глобальной системы ПРО, а также на необъявленную войну с использованием тяжелых вооружений, ведущуюся Киевом против своих собственных граждан на Донбассе. Сэкономленные таким образом значительные средства могли бы быть направлены на размещение ближневосточных и североафриканских беженцев на территории США и других государств, входящих одновременно в Европейский союз и НАТО», – уверен Владимир Козин.

США, например, объявили о готовности увеличить квоту на прием беженцев на своей территории до 100 тысяч человек в 2017 году, что представляется нереализуемой. За все годы сирийского конфликта они приняли в целом столько беженцев, сколько их оказывается на греческом острове Лесбос: от полутора тысяч до двух тысяч человек ежедневно.  В том числе только в прошлом году – 105 человек. Вашингтон также поднял слишком высокую планку по срокам рассмотрения прошений беженцев о предоставлении убежища – до 18 до 24 месяцев. Но надо учесть, что из Сирии уже бежали почти 12 млн. человек и такая тенденция, если не принять адекватных и оперативных мер, к сожалению, может сохраниться.

Владимир Козин напомнил, что Российская Федерация была первой страной, которая обеспечила широкую эвакуацию людей независимо от гражданства из охваченной войной Сирии и Йемена, порой рискуя жизнями своих летных экипажей. Всего, по сообщениям Федеральной миграционной службы России, на российской территории нашли убежище около 12 тысяч сирийских беженцев и в этом процессе западные партнеры не оказывали российской стороне никакого содействия,  отметил эксперт РИСИ. Он также подчеркнул, что «Российская Федерация не несет ответственности за обустройство беженцев в Европе, так как она не участвовала в бомбежках Ливии, Ирака, не предпринимала попыток по дестабилизации обстановки и свержению режима в Сирии». Кроме того, Россия приняла более миллиона украинских граждан, которые спасались от геноцида и внутренней агрессии, которую развязал преступный киевский режим. При этом Россия не обращалась к кому бы то ни было за оказанием внешней помощи на эти цели и справится с проблемой самостоятельно.

Вашингтон сам создал террористический псевдохалифат в Сирии

Что же касается коллективного противодействия «ИГ», то руководитель Группы советников директора РИСИ усомнился в надежности США как возможного партнера по реальной и эффективной антитеррористической коалиции.

Дело в том, пояснил он, Вашингтон сам создал этот террористический псевдохалифат, активно вооружал его и щедро снабжал деньгами, направляя его «бойцов» на борьбу с законно избранным президентом Сирии Башаром Асадом. Кроме того, Белый дом открыто выступает за свержение нынешнего сирийского режима вооруженным путем и до сих пор не отказался от таких целей. «Интересно, как нынешняя американская администрация намерена, с одной стороны, свергать сирийского президента руками псевдоисламского государства, а с другой, бороться с таким «халифатом» столь скудными средствами и одновременно оказывая ему сильную военную и морально-политическую поддержку?» задался вопросом собеседник «Российского миротворца».

Смехотворным, как пояснил он, выглядит «вклад» Вашингтона в это дело: сначала Пентагон планировал подготовить 75 бойцов против «ИГ», затем снизил заявку до 60 человек, а в конечном итоге сумел выпестовать не более пяти, что недавно было признано на слушаниях в американском Конгрессе. Другой показатель неискренности: авиация трансатлантического союза действует против этого псевдоисламского государства избирательно, нанося удары по сирийским вооруженным силам, а не по вооруженным формированиям «ИГ», но когда ВВС Сирии провели бомбардировку позиций «ИГ», то бросились осуждать Дамаск. Складывается впечатление, что эта «коалиция», лишь создает видимость противодействия новоявленному террористическому «халифату», искусственно деля его боевиков на «умеренную и неумеренную оппозицию».

Обращает на себя внимание и суперактивность Вашингтона и стран-членов Североатлантического союза в критике России за выполнение контрактов с Сирией по военно-техническому сотрудничеству. А на днях бывший государственный секретарь США Мадлен Олбрайт выставила в качестве препятствия на пути антитеррористического сотрудничества в Сирии «российские действия на Украине».

Необходимо учитывать и предыдущий негативный опыт России с США и Великобританией на антитеррористическом направлении, сказал Владимир Козин. Этот опыт показал, что западные контрагенты на треке борьбы с террором не делились с Москвой «чувствительной» информацией в том объеме, как это делала российская сторона, часто передавали ей общеизвестные сведения о террористах, под разными предлогами сокращали количество встреч специалистов по антитеррору и даже (как было в случае с Великобританией) совсем прерывали такие контакты.

Складывается впечатление, что главная тайная цель интереса Вашингтона к беседам с Москвой по урегулированию сирийского конфликта заключается в блокировании дальнейшего развития военно-технического взаимодействия России с Сирией, в лишении России этого ключевого рычага в поддержке правого дела нынешнего главы сирийского государства, который, в отличие от Виктора Януковича, публично пообещал не покидать свою родину, заключил эксперт РИСИ.