Начались приграничные бои с десятками пострадавших и раненых с обеих сторон. Натолкнувшись на венгерскую стену, часть беженцев ринулась из Сербии в Хорватию. Несколько тысяч человек хорваты готовы принять, но такого наплыва они не ожидали. Загреб попытался перенаправить поток обходным путем всю в ту же Венгрию, посадив беженцев на поезд, но и этот поезд был остановлен бдительными мадьярами.

Таким образом, в головах европейских руководителей царят страх, неразбериха и хаос. И кстати, растут претензии к позиции Германии и Ангелы Меркель, которая, пожалуй, впервые столкнулась с тем, что авторитет Берлина и ее лично резко падает в глазах других европейцев, да и части самих немцев.

Европа в осаде. Венгрия блокирует поезда из соседних стран и возводит заграждения на границах Сербии и Хорватии. В Германии и Чехии усиливают паспортный контроль. В Австрии останавливают железнодорожное сообщение с Германией. Болгария поднимает армию для охраны своих рубежей с Турцией. Однако все эти меры теперь уже вряд ли способны остановить полчища беженцев с Ближнего Востока, Азии и Африки.

Тысячи мигрантов штурмуют границы Евросоюза. Сейчас самое тяжелое положение в Хорватии и Сербии. После того, как Венгрия фактически закрыла границы, в этих странах скопились десятки тысяч мигрантов, которых уже негде размещать, а соседи отказываются их принимать.

19 сентября венгерские власти задержали поезд с мигрантами из Хорватии. Машинист был арестован, разоружены 40 хорватских полицейских, которые сопровождали состав. Европейские лидеры пребывали в полной растерянности. Попытка договориться о каких-то квотах, о том, чтобы все страны Евросоюза взяли на себя заботу о бегущих от войны людях ни к чему не приводили.

«Я думаю, что Европа изначальна была не готова ко всем тем трудностям, с которыми мы столкнулись. И даже сегодня я не уверен, что все страны ЕС примут план действий, который будет обсуждаться на саммите 22 сентября» (Александр Вулич, премьер-министр Сербии).

И вот, 22 сентября, в ходе экстренного заседания в Брюсселе министры внутренних дел стран Евросоюза все-таки проголосовали за разделение между странами 120 тысяч беженцев (против были Чехия, Словакия, Венгрия и Румыния, Финляндия воздержалась).

В начале страны ЕС разделят между собой 66 тысяч беженцев, 54 тысячи мест будет «в резерве» на экстренный случай. Полностью детали заседания будут известны позже.

Словакия не согласилась с решением о введении принудительных квот на распределение беженцев между государствами-членами ЕС. Об этом заявил в парламенте премьер-министр Роберт Фицо: «Словакия не примет это решение и по этому вопросу готова вступить в юридический спор (с руководящими органами Евросоюза)».

В свою очередь, пресс-секретарь президента Чехии Иржи Овчачек заявил, что президент Чехии Милош Земан не изменит отрицательного отношения к обязательным для государств-членов Евросоюза квотам по распределению беженцев даже после их принятия Советом министров внутренних дел ЕС.

Как заявил ранее министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус, необходимо признать, что Евросоюз не сможет принять всех экономических мигрантов. По мнению министра, если поток мигрантов станет неконтролируемым, это приведет к хаосу, распаду европейской системы и радикализации всех процессов в обществе и в умах людей…

Коллапс начался после того, как в начале сентября Ангела Меркель заявила, что Германия готова принять 800 тысяч беженцев. Выступление фрау канцлер всколыхнуло немецкое общество.

Были споры среди высших политиков по поводу того, стоит ли принимать больше беженцев, или нет. Баварская часть Христианско-демократической партии резко выступила против госпожи Меркель.

Но канцлер Германии сделал очень серьезное и необычное заявление, в котором сказала примерно следующее: «А что я должна была делать? Я не могла смотреть на эту катастрофу несчастных людей в Сирии, которые гибнут там от гражданской войны. Если у нас нет достаточно милосердия к этим людям в Германии, то эта Германия не моя страна». И этим самым она фактически приостановила всю дискуссию политической элиты на этот счет.

Решение Меркель сейчас поддерживает две трети граждан страны. Они считают, что, помогая беженцам, Германия может раз и навсегда избавиться от чувства вины за развязанные в 20 веке две мировые войны. Кроме того, население стареет, работоспособных граждан все меньше и немцы надеются за счет мигрантов заодно решить демографические проблемы.

Однако многие немцы опасаются, что такая огромная армия приезжих навсегда изменит облик и уклад жизни европейских городов.

Обещание Меркель принять, обогреть и накормить страждущих стало сигналом для жителей разбомбленных городов Сирии, Ирака, Ливии, Афганистана. В общем, тех стран, где при помощи бомбежек натовцы насаждают демократию.

«То, что говорит госпожа Меркель, это есть лепет такого оторванного от жизни интеллектуала. Ну, хорошо, ты устроишь, дашь им, не знаю, пайки, временные лагеря устроишь, но это чисто временное решение. И помочь людям сейчас так невозможно. Если ты прекратишь бомбить и будешь там строить там заводы, вот это будет помощь, и многие из них вернутся, не побегут в Германию» (Леонид Решетников, директор РИСИ).

 Очевидно, канцлер Германии Ангела Меркель осознавала, что ее решение облегчить правила въезда беженцев рискованно, но она явно не ожидала такого эффекта от ее слов.

«Я бы не сказал, что Берлин в панике, но там явно обескуражены. Берлин официально не признает, что решение облегчить правила въезда для беженцев было ошибкой, но очевидно, что уверенность в адекватной оценке ситуации со стороны Меркель пошатнулась» (Карстен Никел, аналитик американской консалтинговой компании Tene).

Меркель фактически уже пошла на попятную, заявив, что Германия даст работу и кров только тем, кто бежит от войны. Так называемых экономических мигрантов отправят обратно. Однако это цунами так просто уже не остановить.

И самое опасное (по данным британских СМИ): вместе с мирными беженцами в Европу отправились 4000 боевиков так называемого Исламского государства – террористической организации, запрещенной в России и многих странах.

«Силовики всех европейских стран боятся, что сейчас за последние дни очень много нелегалов проникло на территорию Европы и отдельных национальных государств. Потому что люди шли через границы, их там никто не проверял, они спрыгивали с поездов, брали сами напрокат машины. Тут определенный хаос царит в этом отношении. Я не знаю, смогут ли силовые структуры собрать все данные всех людей, которые сейчас находятся на территории, скажем, Германии» (Александр Рар, руководитель программ германо-российского форума, г. Берлин).

В этой огромной толпе, в этой огромной массе должны быть, и, наверняка, они там есть – люди, представляющие интересы ИГИЛ. С территорий, контролируемых Исламским государством, уходит масса народу, уходит их возможная потенциальная опора или потенциальное пушечное мясо. Конечно, там должны быть представители ИГИЛ; они не должны себя проявлять как таковые, но, очевидно, что, во-первых, они должны вести работу среди этой массы, а, во-вторых, по возможности создавать условия для террористических актов.

Единство Европы сейчас в большой опасности. Как 15 веков назад Римская империя под натиском гуннов, так и Евросоюз сейчас может распасться на отдельные государства, не выдержав нового нашествия с Востока, которое Запад сам же и спровоцировал.

Такое сравнение представляется оправданным; более того, нынче оно необыкновенно популярно среди журналистов и блогеров.

Так, блогер Николай Мисюров в финале статьи «Посеявшие бурю» пишет следующее:

«Нам Европу, предпочитающую сейчас кого-то во всём обвинять, не жалко. Великий Рим пал под натиском варваров, вливших свежую кровь в дряхлеющий организм Pax Romana (на обломках старого мира некогда был создан доныне действующий механизм Pax Americana, когда-нибудь рухнет и этот миропорядок, как распался СССР и «лагерь социализма»; всё течёт, всё изменяется). Правда или это выдумка журналистов, но за несколько лет до своей гибели ливийский лидер будто бы обратился к Западу с гневным пророчеством: «Вы бомбите стену, не пропускавшую поток африканской миграции в Европу, стену, останавливавшую террористов. Этой стеной была Ливия. Вы разрушили её. Вы — идиоты. За тысячи мигрантов из Африки, за поддержку «Аль-Каиды» гореть вам в аду»».

Виктор КОЛМОГОРОВ