Россия действительно поможет Сирии в борьбе с терроризмом. Соответствующее волевое решение принято, согласие Совета Федерации получено, военная помощь уже оказывается.

Черта сомнений преодолена, возможно, не без помощи Барака Обамы, чье выступление на минувшей сессии ООН оказалось уж чрезмерно дразнящим.

Но какая же нынче война без споров. Решение о прямом военном участии России в сирийских событиях, при всей своей заведомой вероятности все же стало неожиданным для экспертного сообщества.

Казалось, что оказываемой моральной поддержке Башару Асаду было вполне достаточно. Но вот сирийский президент обратился напрямую за поддержкой и надо было на конкретный запрос дать конкретный ответ: помогаем или отходим в сторонку.

Что тут можно было ответить?

В беседе с обозревателем KM.RU политолог, вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов с сожалением констатировал, что Россия все же поддалась на крупнейшую в современности провокацию со стороны Запада:

– То, что сейчас происходит на Ближнем Востоке, то, что происходит вокруг ИГИЛ,  я бы смелом назвал «мусульманским майданом». То есть точно также, при помощи спецслужб и технологий информационной войны людям на Ближнем Востоке были вмонтированы в головы абсолютно ложные идеи, сама ситуация уверенно нагнеталась, доводясь до абсурда и до драки.

Вводя свой контингент в Сирию, мы, к сожалению, заглотили уготованную нам западными стратегами наживку. Они нас еще подначивали влезть со своими вооруженными силами в драку на Украине, тогда нам, к счастью, хватило благоразумия не поддаваться на провокацию, которая обошлась бы нам очень дорого, но здесь мы не сдержались.

При этом, надо отдать должное западным спецслужбам: на этот раз из провокация оказалась организована очень качественно: ситуация в регионе сложилась такая, что не влезть в сирийские события мы уже никак не могли, ведь ко всему прочему уже и замаячила реальная угроза нашим границам.

И стало понятно, что если мы там не дадим хорошенько по голове местным провокаторам, то через Среднюю Азию эти террористы спокойно просочатся к нам на Кавказ. То есть драка эта заказана, заказана не нами, но для нас. Теперь же просто придется участвовать в этом конфликте, потому что иного пути для нас нет.

Показательно, кстати, что решение о введении контингента в Сирию было принято после выступлений Путина и Обамы на юбилейной сессии ООН и их переговоров в закрытом формате. И я так подозреваю, что детали этой нашей операции на этой закрытой встрече также обсуждались.

Разумеется, мы осторожны и осмотрительны. Но перед нами должен постоянно маячить пример незадачливого Саддама Хуссейна, которому во время войны с Кувейтом также был дан карт-бланш и Советским Союзом, и США, и чем это закончилось мы помним…

Я вполне допускаю, что в течение короткого времени на Западе и без того неприглядный образ России будет дополнен совершенно новыми мрачными красками, мы окажемся еще и агрессорами на Ближнем Востоке. Собственно, такого рода упреки в наш адрес уже идут и я очень опасаюсь, что эта крупнейшая провокация Запада в дальнейшем обернется длительной военной конфронтацией на Ближнем Востоке, но уже с участием России. И выйдет она далеко за пределы ближневосточного региона.

В свою очередь политолог, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов призвал не нагнетать панику вокруг военного участия России в сирийских событиях и не сравнивать их с войной в Афганистане:

– Сравнивать нынешнее участие России в сирийской кампании с Афганистаном невозможно. Это совершенно разные истории, похожие разве что только тем, что и Кабул и Дамаск находится в одном направлении от Москвы, но на этом и очевидные и неочевидные сходства заканчиваются.

Прежде всего, нужно говорить о том, что, начиная операцию в Афганистане Советский Союз был мотивирован совсем иначе, а именно тогда мы были заряжены на активную поддержку социалистических режимов во всем мире, но сегодня мы живем в другой стране и руководствуемся совсем другими мотивами во внешней политике.

Кроме того, я хочу напомнить, что Афганистан граничил с Советским Союзом и туда был направлен пеший контингент, в то время как в случае с Сирией мы ограничились авиацией. Хотя бы эта очевидная деталь уже не позволяет сопоставлять эти операции.

В целом мир изменился, мы уже не питаем лишних иллюзий и действуем сообразно своим интересам, а не «мировой революции».