Апология статистики

Перестройка информационного поля, отражающего российские реалии — главная примета нашего времени. Россия находит способы доказать, что те, кто пытался ее изолировать от участия в мировых процессах, суть сами политические маргиналы или как минимум не совсем суверенные политики.

Посчитаем и сравним индексы агрессивности для подборок материалов в иностранной прессе, где упоминалось имя Владимира Путина и других заметных фигур из коридоров российской власти. Возьмем данные за последнюю декаду сентября этого года и, скажем, за февраль: после новогодних каникул информационный поток стабилизировался.

Сначала общий взгляд на текущую ситуацию. Сегодня все ньюсмейкеры как российские, так и иностранные, подаются журналистами преимущественно в нейтральной тональности. Это редчайший случай. Есть, правда, исключения. В негативном контексте по отношению к России фигурируют в основном японские политики: Синдзо Абэ, Фумио Кисида. Еще пара знакомых имен: Иосиф Сталин, Петр Порошенко. И все.

Что касается нашего своеобразного «пресс-индекса» Владимира Путина, то сегодня он равен 0,6 — смешная цифра. В феврале этот параметр составлял 3,2. Падение ИА в 5,3 раза. Впечатляет! Посмотрим на пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова: сегодня — 0,54, в феврале — 2,7; падение в 5 раз.

Вот данные по другим российским политикам. Сергей Лавров: было 2,0, стало 0,63; падение в 3,2 раза. Сергей Шойгу: было 1,31, стало 0,68. Падение в 1,9 раза.

Основными целями информационной войны со стороны СМИ стран Запада ранее были президентские структуры. Вокруг них теперь и строится новый формат информационной политики. Профильные министры негативизировались слабее. Зато сегодня для них индексы агрессивности даже несколько выше, чем у российского президента и его пресс-секретаря.

Информационная активность: танго в стиле «казачок»

Активность зарубежных СМИ за период c 21 по 27 сентября 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 14 по 20 сентября 2015 года) выросла на 5,47% (1188 материала против 1123). Это приличный рост, но максимум публикаций про вовлеченность российского руководства в решение сирийского кризиса и пик комментариев по поводу встречи Владимира Путина и Барака Обамы в Нью-Йорке будут отслежены несколько позже.

Воистину эпохальные подвижки наблюдаются в динамике значений интегрального (среднего для всех стран) индекса агрессивности. Какие-то позитивные сдвиги, безусловно, ожидались, но эти сдвиги оказались не просто позитивными, а очень позитивными. Судите сами. ИА последний месяц «плавал» вокруг отметки 1,0, что само по себе было весьма благоприятным знаком: ведь нередко этот индекс был выше в три раза. На анализируемой же неделе он упал до 0,71. Это, во-первых, очень резкое падение, а, во-вторых, самое низкое значение за все время наблюдений с января 2013 г. Запомним это событие. Заодно и констатируем: уровень информационной угрозы для РФ находится на среднем уровне. В любом случае сегодня нагнетание негатива вокруг России в зарубежных СМИ демонстративно приглушено.

Сегодня как-то скромно в сторонке оказались страны Латинской Америки. Давайте посмотрим, что происходит на их информационном поле. Возьмем только «цепляющие», броские заголовки. Аргентина: «Путин снова приобретает авторитет» (El Cronista Comercial, 25.09.2015), «Атомная энергетика: Россия наращивает свое присутствие в Южной Америке» (Ambito financiero, 24.09.2015); «Эксгумированный царь» (Pagina/12, 24.09.2015); «Чтобы достичь мира в Сирии, нужно пойти на сделку со злом» (El Cronista Comercial, 23.09.2015); «Россия считает Ди Каприо иностранным агентом» (INFOBAE, 22.09.2015). Бразилия: «Халк снова обвиняет соперников в расизме» (AE Noticiário, 27.09.2015); «Украина давит на НАТО» (Jornal do Commercio (Бразилия) 23.09.2015); «Бразильские предприниматели в Москве заключили контрактов почти на 100 миллионов долларов» (Correio Braziliense, 21.09.2015); «Фильмы Киры Муратовой на фестивале в Бразилии» (Folha de Sao Paulo, 21.09.2015). Венесуэла: «Венесуэла и Россия договорились о неразмещении оружия в космосе» (El Mundo (Венесуэла), 26.09.2015); «Будем ли мы питаться российским оружием?» (El nacional, 26.09.2015); «Лавров встретится в эту субботу с Мадуро» (El universal (Венесуэла), 24.09.2015); «Каприлес выступает резко против покупки «Сухих» у России» (Analitica, 21.09.2015). Мексика: «Путин прав. Обама тоже» (El Universal, 27.09.2015); «Россия вывела на орбиту три военных спутника» (La Crónica, 24.09.2015); «Путин поддерживает гуманизм и исламские ценности» (La Jornada, 24.09.2015); «Путин, Эрдоган и Аббас открыли крупнейшую мечеть Европы» (Noticias MVS, 23.09.2015). Чили: «Глава Пентагона видит перспективы сотрудничества с Россией в Сирии» (El Mercurio, 26.09.2015); «Российские исследователи эксгумировали останки Николая II и его супруги» (Cuatro, 24.09.2015); «Путин открыл в Москве самую большую мечеть в Европе» (24 Horas, 23.09.2015).

Что тут можно сказать? Латинская Америка для России, если судить по их СМИ, совсем не дипломатическое захолустье. Интерес к нашей стране там имеется и очень высокий. Несколько неожиданным для католических стран оказался медийный ажиотаж в связи с открытием Московской соборной мечети.

Индекс агрессивности: лорд Керзон и информационный звон

Обрушение антироссийского (подчеркнем, не русофобского, а только государственно-регулируемого антироссийского) медийного фронта демонстрирует реальную управляемость западной прессы. Но, принимая во внимание этот факт, не будем забывать и о других, не менее многозначительных и положительных для нас фактах.

Франция, например, одномоментно довела свой и так небывало низкий ИА до 0,44 (был, напомним, 0,57). Такое значение свойственно скорее Казахстану, нежели стране, СМИ которой всегда культивировали антипутинские настроения, несмотря на хорошие отношения «первых лиц».

Немецкая пресса с уровня ИА, равного 2,4, «упала» сразу до 0,76. Чудеса случаются. В США индекс составляет 1,0. Великобритания не пошла у бывшей колонии на поводу: ИА был 0,87 (очень низко для бриттов), а стал 0,68 — среднемировой уровень на сегодня.

Против России сегодня из крупных стран на медийном поле играет только Япония (ИА равен 2,3). Здесь, конечно, ситуация специфическая: когда Россия набирает очки на геополитическом чемпионате мира, то перспективы японского политического истеблишмента сыграть перед избирателями на вопросе возвращения «северных территорий» существенно ухудшаются.

Вот заголовки: «Нельзя закрывать глаза на жесткий курс России по отношению к Японии» (Nihon Keizai Shimbun, 26.09.2015); «Россия продолжает вмешиваться в сирийский конфликт, поставляя Асаду новейшее вооружение» (Nihon Keizai Shimbun, 26.09.2015); «Речь Путина на саммите ОДКБ: Россия использует угрозу ИГИЛ для сохранения влияния на постсоветском пространстве» (WEDGE Infinity, 25.09.2015); «Диалог с Россией: не гнаться за скорыми результатами, а принуждать Москву к соблюдению международного права» (Asahi Shimbun, 25.09.2015); «Экс-президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга: В переговорах с Россией по территориальному вопросу необходима несгибаемая позиция государства» (Kyodo Tsushin, 24.09.2015).

Среди других немногочисленных «негативистов» очень контрастны печатные органы армянской оппозиции, которые почему-то связывают действия России на сирийском направлении с каким-то тайным сговором РФ и Азербайджана по решению карабахского кризиса не в пользу Армении: «Российско-азербайджанская агрессия против Армении» (168 ժամ (168 жам), 26.09.2015); «Азербайджан из Нью-Йорка российским оружием бомбит армянские села» (Առաջին լրատվական (Первый информационный), 25.09.2015); «Российские миротворцы в Карабахе?» (Առավոտ (Аравот), 22.09.2015); «Если российские войска войдут, то мы потеряем Карабах» (Lragir, 22.09.2015).

Карта тональностей (обратите на нее сегодня особое внимание) выглядит как какое-то пособие по прояснению вечных планов США пресечь всяческую возможность установления гегемонии в Европе Германии за счет ее сближения с Россией. Если взглянуть на «негативные» страны, то все они располагаются в классическом «Междуморье», о котором мечтал и Пилсудский, и лорд Керзон — в коридоре между Балтикой и Черным морем, отделяющем русских от немцев.

Вот заголовки «оттуда»: «Кремль провоцирует войну с Польшей (Onet.pl, 27.09.2015, Польша); «За миграционным кризисом в ЕС стоит Россия? Если нет, ей невероятно повезло, потому что она на этом кризисе выигрывает больше всех» (wPolityce.pl, 27.09.2015, Польша); «У России нет шансов на возвращение в большую политику» (Fronda.pl, 26.09.2015, Польша); «Путину все равно, где воевать с США — в Украине или в Сирии» (Радио Свобода (Украина), 26.09.2015, Украина); «Встреча Путина и Обамы — предательство или победа?» (Эспресо TV, 25.09.2015, Украина); «Если США и Россия договорятся по Сирии, они автоматически договорятся по Украине» (Телеканал 112, 25.09.2015, Украина); «НАТО: Россия все активнее действует на востоке Украины» (Lietuvos rytas, 24.09.2015, Литва); «Эксперты: российское вторжение в страны Балтии маловероятно, но есть основания для опасений» (Sargs, 25.09.2015, Латвия); «Пентагон пересматривает планы на случай возможного вооруженного конфликта с Россией в странах Балтии» (Latvijas Avize, 22.09.2015, Латвия); «Государства Балтии сами по себе Москву не интересуют» (Postimees, 26.09.2015, Эстония);

Наш выбор: потребляй, но не доверяй! — такие они, СМИ США

28 сентября служба Гэллапа опубликовала результаты очередного опроса на тему доверия американцев к собственным СМИ. Отчет называется «Доверие американского народа к СМИ остается на самом низком уровне за всю историю».

Гэллап — это не какой-нибудь ньюсмейкер средней руки или штатный пропагандист Госдепа. Это серьезный инструмент мониторинга общественных настроений.

Дело даже не в том, что сейчас зафиксирован самый низкий уровень доверия к медиа за всю историю, а в том, что этот уровень уже лет 20 остается поразительно низким — меньше половины населения. Да, в 2015 году сохранилась крайне низкая цифра 40 %, но, к слову сказать, близкие значения выявились уже лет десять назад. Боле того, снижение доверия американцев к национальным СМИ — устойчивая тенденция. Потихоньку это доверие падает, причем неуклонно, вне зависимости от политической ситуации в США.

Обратимся к частностям. Среди «молодежи» (18 — 49 лет) вера в чистоту помыслов СМИ падает последнее время катастрофическими темпами. Сегодня только 35% представителей этой возрастной категории сохраняют доверие к медиа. Таким образом, 2/3 активных американцев газетам и ТВ не верят. Причем это касается не только новостей, но и аналитического контента.

Теперь о партийной принадлежности. Те американцы, которые голосуют за демократов, т.е. ассоциируют себя с глобалистической и либеральной элитой, верят СМИ гораздо больше (в зависимости от года замера их 70-55 %). «Независимые» и «республиканцы», т.е. более консервативные и национально ориентированные люди, шарахаются от СМИ как черт от ладана: тут верящих всего 27-32 %. Те, кто веру в партийные идеалы сохраняет, более или менее устойчивы в своих предпочтениях: понижающие тренды слабы или вовсе отсутствуют. Все дело теперь в независимых. Это они отворачиваются от прессы в первую очередь.

Сотрудники Гэллапа объясняют выявленные тенденции состоянием самих СМИ — скандалы сотрясают медиасферу чуть ли не каждый день. Но основной вклад в снижение доверия к СМИ ученые видят прежде всего в кризисе доверия к власти в США и к американским институтам демократии вообще.

РИА Новости http://ria.ru/analytics/20151001/1293970765.html#ixzz3nlg1p5XE