В интернете полным-полно глубокомысленной «аналитики» на тему Китая и наших с ним отношений. Блогеров и прочих многочисленных «экспертов» хлебом не корми, только дай им возможность поделиться с человечеством своими сакральными знаниями. Я же предлагаю вам поменьше читать любую аналитику в интернете, и вместо опусов очередного «яркого публициста» слушать только то, что говорят сугубо профессионалы в этой области. Правда, их голос зачастую не слышен в масс-медиа и они не выходят в ТОП блогосферы. Но именно их мнение максимально полно отражает реальное положение дел. А кто же еще может лучше разбираться в этих вопросах?!

Вот и я предлагаю вам узнать, что на упомянутой конференции говорили исключительно профессионалы.

Председательствовал на ней лично директор РИСИ Леонид Петрович Решетников.

От Китая участвовали:
госпожа Чан Сюйхун – советник посольства КНР в России;
Ян Чэн – заместитель директора Центра по изучению России при Восточно-Китайском педагогическом университете.

От России:
Б.М.Хакимов – посол по особым поручениям МИД РФ, специальный представитель Президента РФ по делам Шанхайской организации сотрудничества;
А.В.Островский – заместитель директора Института Дальнего Востока РАН;
А.Н.Карнеев – заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ, и другие.

Разумеется, это не полный перечень участников, но, думаю, для того, чтобы оценить авторитетность форума вполне достаточно. Кому интересно, вот ссылка на влиятельнейшую китайскую «Жэньминь жибао» онлайн.

Итак, самое, на мой взгляд, важное и интересное, что я здесь услышал:

1. Глобальные торговые соглашения и Россия.

Слово предоставляется Б.Е. Хакимову, спецпредставителю Президента РФ по делам ШОС:

Российско-китайское сотрудничество – это основная движущая сила по развитию Шанхайской организации сотрудничества. 10 июля сего года на Уфимском форуме ШОС были приняты по-настоящему прорывные решения: началась процедура приема в ряды ШОС Индии и Пакистана, Белоруссии предоставлен статус наблюдателя, а в качестве партнеров по диалогу к ШОС присоединяются Непал, Камбоджа, Армения и Азербайджан. Если же учесть весь пакет заявок, то получится, что ШОС покрывает азиатский континент целиком – от Юго-Восточной Азии до Ближнего Востока (последняя заявка на партнерство по диалогу поступила от Египта).

Добавлю от себя.

Всё это происходит на фоне активной деятельности США по заключению таких же глобальных экономических союзов, понятное дело, в своих собственных интересах – на днях они подписали договор о создании Транс-Тихоокеанского партнерства (Trans-Pacific Partnership, TPP), куда вошли сами США, Япония, Мексика, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Перу, Чили, Вьетнам, Малайзия, Бруней и Сингапур. Попытки заключить аналогичный пакт с ЕС – Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) – покамест наталкиваются на жесткое сопротивление Европы, которая не настолько еще потеряла разум и независимость, чтобы спасать американскую экономику ценой своей собственной. То, как развиваются наши отношения со Старым Светом, несмотря на видимую мишуру санкций (например, ту же Украину Германия уже очевидна «слила» Москве), вселяет определенную уверенность, что с Европой этот номер у янки не пройдет. Четвертый (экономический) рейх очевидно нацелен сегодня на прочное экономическое сотрудничество с Россией, с чем, кстати, следует поздравить путинскую внешнюю политику. Успехи ее на данном направлении очевидны.

В свете всего вышесказанного несколько в другом свете выглядит и наша военная кампанию в Сирии, которая, нет никаких сомнений, закончится прочным обоснованием России в Восточном Средиземноморьем с полноценными военными базами, морскими портами и полным контролем за ключевым участком побережья. Очевидно, речь идет не только о защите своих собственных интересов на Ближнем Востоке (в виде недопущения постройки катарского газопровода в ЕС и борьбы с ИГИЛ), но и о куда более глобальных целях. Процитирую практически дословно Бахтиера Маруховича:

«Ключевая задача, которую поставили лидеры России и Китая – не просто развитие торгово-экономического сотрудничества между ЕАЭС и КНР, а выход в перспективе на общее экономическое пространство. Это очень глобальная задача, которая изменит баланс сил не только в регионе, но и во всем мире».

Таким образом, военная операция России в Сирии, очевидно проходящая при полной поддержке со стороны Китая, – это один из обязательных этапов в построении такого единого экономического пространства (помимо единых правил товарооборота остро нуждающегося еще и в серьезной геополитической, т.е., по сути, военной защите). Се ля ви. Если сомневаетесь, посмотрите на те же США. Именно американские военные базы и АУГ являются лучшим гарантом их гегемонии в мировой торговле и мировой экономике в целом.

Поэтому когда я слышу мнения «знатоков» о бессмысленности для нас сирийской кампании, о том, что надо решать свои собственные проблемы, и даже о том, что в Латакии мы таскаем каштаны из огня для Обамы (!!!), мне становится слишком смешно, чтобы я начинал спорить всерьез. Сегодня ШОС и, вообще, глобальное экономическое партнерство для России – это жизнь. Оставшись одни, наедине с собою, замкнувшись в своих собственных границах, мы будем обречены на медленную смерть. Нас просто задушат экономически и технологически, отрезав от всех мировых рынков и, тем самым, лишив возможности развиваться.

В общем, можно, конечно, слушать стоны и плачи господ Просвирниных, Ольшанских и прочих Кохов, а можно послушать профессионалов. Я предпочитаю последнее, чего и вам всем советую.

2. Братские отношения, союзнические или партнерские?

Теперь другая крайность – ура-патриотизм многих наших диванных воителей, как правило, с советским уклоном (у них это на волне давнишнего антиамериканизма и любви к социализму особенно распространено). Обычно такие товарищи представляют наши отношения с Китаем буквально как военно-экономический союз, созданный едва ли не с целью надрать задницу клятому Обамке, а за компанию и всему американскому империализму в целом. Люди так и ждут совместного советско-китайского, то есть российско-китайского удара по мировому жандарму.

Чтобы остудить сей чрезмерный патриотический пыл слово предоставляется заместителю директора Центра по изучению России при Восточно-Китайском педагогическом университете господину Ян Чэну, который весьма откровенно и разумно попытался охарактеризовать современные отношения двух мировых держав.

Есть взгляд, согласно которому это отношения союзнические. Именно так, например, их сегодня воспринимают на Западе, по крайней мере если говорить об общественном мнении и настроениях в публичном экспертном сообществе. Однако, Ян Чэн, озвучивающий позицию целой группы китайских ученых-политологов, предлагает совсем иной подход. Отношения между Китаем и Россией, говорит нам уважаемый профессор, не должны быть ни союзническими (в том смысле, что это скорее термин эпохи «Холодной войны», когда есть общий враг, против которого, собственно, и заключается союз), ни «братскими» (т.е. без выяснения, кто старший брат, а кто младший). Отношения между нашими странами господин Чэн считает оптимальными в том случае, если по своему характеру они являются партнерскими, т.е. такими, когда мы можем говорить о взаимодействии равных по статусу субъектов, имеющих полное право на собственные национальные интересы и свою добрую волю реализующих в целях сотрудничества, но не борьбы и противостояния. Если говорить коротко и языком простым: партнерство без фанатизма.

Оценивая такую позицию как убежденный сторонник России по-русски, т.е. с точки зрения русского национального интереса, я могу лишь согласиться с этой по-восточному мудрой постановкой вопроса – не впадая ни в какие крайности действовать ко взаимной выгоде. Безусловно, сотрудничать выгоднее, чем воевать. Но и не стоит при этом огород городить. Во-первых, у нас уже есть печальный опыт советского периода со всеми этим «братскими народами» и прочими подобными идеологемами. Ни к чему хорошему в наших отношениях это не привело. Ну а во-вторых, как совершенно верно заметил Ян Чэн, слишком тесные союзнические отношения с Пекином сегодня несомненно представляют угрозу для Москвы, учитывая экономическую мощь Китая – он просто обязан доминировать в таком тандеме, если отношения между странами примут характер именно тандема.

Кстати, обратите внимание на этот момент. Наши доморощенные режимоборцы-белоленточники, украинцы и некоторые особо упоротые «типа националисты» (те же нац-демы) постоянно прогоняют публике ту мысль, будто Китай, как экономически более мощное государство, уже сейчас злобно и империалистически доминирует над Россией, а в будущем его влияние только усилится (может даже захватит Сибирь и Дальний Восток), так что сомнений быть не может: «Путин слил Россию китаёзам». А вот господин Чэн заявляет, что России и Китаю не стоит выстраивать свои связи в формате тесного союза, и что Москва сама прекрасно понимает угрозу такого сценария. Почувствовали разницу?)

Характерный эпизод. Наш уважаемый гость рассказал об интересном случае, произошедшем в 2009 году в Шанхайском университете. Там проходила некоторая конференция, закрытый форум с участием российских политологов, разного рода экспертов и чиновников, которые там прямо и заявили: Центральная Азия – наша девушка, поэтому трогать ее нельзя, ибо приставать к девушке друга – некрасиво (цитирую). Китайцы на это ответили весьма определенно: да, возможно когда-то девушка и была вашей, однако после распада СССР Средняя Азия – это независимые государства, а не предмет геополитических игрищ больших держав.

Так что не впадайте в патриотический угар, как вы это часто любите делать, товарищи советские патриоты. Реальная политика, тем более внешняя, не имеет ничего общего с теми розовыми иллюзиями, что построены на безумных (в том числе, коммунистических) утопиях. Политика есть сфера борьбы за свои собственные шкурные интересы, эмоциям здесь места крайне мало и нет никакой причины старательно ее упрятывать под красивую обертку нежной дружбы и теплых братских чувств.

Но и сгущать краски не стоит. Китайская угроза и весь этот образ Китая, как жуткого кровопийцы, сосущего наши соки и грозящего начать есть мясо, явно высосан из пальца. Сам господин Чэн с удовлетворением, например, отметил, что нынешний курс, продекларированный лидерами наших двух государств на майской встрече в Москве, как раз соответствует взгляду на Евразию как на поле для сотрудничества, а никак на поле столкновения геополитических интересов.

Думаю, это вполне устраивает и нас. Коль скоро мы создаем глобальное торгово-экономическое партнерство от Средиземноморья до Тихого океана, почему бы не допустить на эти рынки Китай, при условии, что мы оградим зоны наших жизненно важных, стратегических интересов от враждебного нам внешнего вмешательства (в любой форме – хоть в политической, хоть в военной).

N.В.
Очень понравилось, как Л.П.Решетников прокомментировал выступление нашего китайского гостя:

«У нас в свое время император Александр III, выдающийся наш государственный деятель, сказал: у России только два союзника – это ее армия и флот. Мы этим принципом руководствуемся сегодня. Что касается наших отношений с Китаем, то как говорят молодые люди, не стоит заморачиваться, какая модель. Так как мы, и Китай, и Россия, руководствуемся нашими национальными интересами, то в каких-то вопросах мы можем и будем выступать как союзники, безусловно, в каких-то вопросах – как партнеры, в каких-то будем конкурентами, это неизбежно. Самое главное – чтобы наши отношения был направлены на укрепление и развитие наших стран. Поэтому какое-то жесткое моделирование отношений не входит в планы России, нам достаточно руководствоваться принципами, озвученными нашим императором».

3. Великий шелковый путь.

Думаю, не стоит тратить время на обоснование того, насколько это важный и стратегический для России проект – стать ключевым звеном в гигантской транспортной системе, связующей Азию и Европу. Поэтому перескажу лишь конкретику, которую озвучил в своем крайне содержательном докладе заместитель директора Института Дальнего Востока РАН А.В.Островский:

Доклад в самом деле был очень насыщенный и содержательный, еле успевал записывать. Давайте прям по пунктам изложу вкратце, без лишней воды.

а) Краткая предыстория проекта. Осенью 2013 года Си Цзиньпин на встрече с Назарбаевым объявляет о начале реализации проекта «Экономический пояс «Шелкового пути». Затем, в Джакарте, зимой 2013 года анонсируется проект Морского шелкового пути через страны Юго-Восточной Азии. Эти два проекта позднее именовались как инициатива «один пояс – один путь». В свою очередь, в 2015 году Владимиром Путиным было объявлено о создании Евразийского экономического союза. Изначально планировалось создать зону свободной торговли ЕАЭС с Китаем, однако в мае было сделано совместное заявление Москвы и Пекина о сотрудничестве по сопряжению ЕАЭС и ЭПШП. В марте 2015 года на Азиатском экономическом форуме в Боао (Китай) решение России принять участие в разработке стратегии ЭПШП озвучил вице-премьер Шувалов.

б) Синцзян-Уйгурский автономный район – ключевая точка для этого проекта на территории Китая. Именно здесь кроются корни процветающего там то ли сепаратизма, то ли терроризма. Кровь льется обильно. И, думаю, нет никаких сомнений относительно того, кто эту борьбу уйгуров за самостийность и незалэжность подпитывает.

в) Для Китая ЭПШП дает прекрасную возможность для ускоренного развития северо-западных провинций Китая, ныне значительно отстающих от приморских территорий. Строительство ЭПШП – это часть разрабатываемого в КНР плана социально-экономического развития 13-й пятилетки, который, скорее всего, будет озвучен в марте 2016 года на сессии Всекитайского собрания народных представителей.

г) Источники финансирования проекта – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (крупнейшие акционеры – Китай, Индия и Россия) и Китайский фонд шелкового пути.

д) Весь проект рассчитан на 30 лет.

е) В ходе его реализации будут созданы 7 поясов: транспортный, энергетический, торговый, информационный, научно-технический, аграрный, туристический.

ж) Вариантов маршрута много. Только на участке «Центральная Азия – Европа», который нас интересует в первую очередь, их три:
– северный вариант – через Россию,
– центральный – через Каспий,
– южный – через Иран и Турцию.

Понятное дело, что сегодня первостепенная задача России бороться за маршрут по своей территории. И можно лишь с ужасом представить себе, какой здесь идет торг и какие усилия прилагает наша дипломатия, особенно с учетом того, что принципиальная позиция Кремля заключается в сохранении ЕАЭС как самостоятельного проекта (мы не растворяемся со своим собственным интеграционным проектом в более масштабном, предложенным Китаем; речь идет именно о сопряжении двух вполне самостоятельных, хотя и в чем-то близких проектов). Ну а пока оформляются стратегические для планеты договоренности, острословы-публицисты-блогеры соревнуются в «убойности» своей аналитики и критике неэффективной политики Москвы.

з) Риски:
– политические – угрозы со стороны Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерства, угроза США перекрыть Малаккский пролив;
– нестабильность во многих странах – Таиланд, Индонезия, Пакистан, Афганистан…;
– традиционные и нетрадиционные угрозы безопасности – эпидемии, экология…;
– финансовые риски – валютные и фондовые кризисы;
– экономические риски – состояние экономик стран Шелкового пути.

и) Строительство ВСМ, высокоскоростных ж/д магистралей (а именно по линии Пекин-Москва) – один из важнейших компонентов нашего участия в проекте, позволяющий значительно повысить проходимость грузов по европейской (и не только европейской) части России. Вспоминаем здесь Якунина, который годами лоббировал идеи реконструкции Транссиба и БАМа, а также строительства ВСМ и ВСМ-1. И вспоминаем то, как к нему относилась и до сих пор относится наша долбанная советская патриотическая общественность.

к) Важнейший этап реализации ЭПШП – снижение и ликвидация торговых и инвестиционных барьеров между странами-участницами проекта, что приведет к отказу от доллара в расчетах (с использованием инструментов и ресурсов Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и Китайского фонда шелкового пути).

А в завершении свежая новость в тему, словно в подтверждение вышенаписанного:

В Казахстане открывается IV Международный форум «Евразийская экономическая перспектива», главной темой которого станет взаимодействие Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и проекта «Экономический пояс «Шелкового пути». Главными участниками встречи станут представители регионов России, Казахстана и Китая, через которые будет пролегать «Шелковый путь». По заявлению главы комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонида Слуцкого, на форуме будет «запущен механизм межпарламентского диалога ЕЭАС и Китая по вопросам взаимодействия в интересах формирования общего экономического пространства».
______________

В общем, такое вот у меня получилось резюме состоявшегося в Москве российско-китайского форума.

Уверен, эта информация для кого-то не станет откровением. Но также уверен, что собранная здесь в эдаком системном виде, избавленная от всяких «аналитических» фантазий и подкрепленная свидетельствами ведущих специалистов по вопросу, многим она поможет разобраться, что к чему на данном направлении нашей внешней политики.

А завтра я расскажу о своем участии в замечательном памятном мероприятии – «Русских днях на Лемносе», прошедших на этом дивном греческом острове благодаря Российскому институту стратегических исследований и лично его руководителю Леониду Петровичу Решетникову.

Будем с вами вспоминать, кто такие русские.

Источник: http://arguendi.livejournal.com/1600528.html