Апология статистики

Великий американский фантаст Роберт Шекли как-то сказал: “Самое обидное, что в информационной войне всегда проигрывает тот, кто говорит правду. Он ограничен правдой, лжец может нести все что угодно”. Шекли не всегда писал книжки про роботов. Во время Корейской войны он редактировал и выпускал армейскую газету. Его позиция по поводу связки “правда — ложь” — это взгляд на ситуацию простого солдата-окопника, которого, как он думает, тупые штабные генералы бессмысленно бросают на штурм “безымянной высоты”.

Но есть и полководцы информационных войн, для которых подобные рефлексии рядовых интеллектуалов-пропагандистов контрпродуктивны. Им необходимо планировать, обеспечивать, организовывать масштабные информационные кампании стратегического характера, где на карту поставлены национальные интересы или как минимум интересы западных властных элит. А им, этим элитам, на безопасность государства часто наплевать. Им необходимо удержаться у власти.

И наши и западные стратеги информвойны вели активные кампании по поводу украинских событий и воссоединения Крыма и Севастополя с РФ. Наши “полководцы” в информационной войне сделали ставку на правду. И выиграли. Обеспечили поддержку, даже более того, заметный сдвиг массового сознания в сторону подлинного национального возрождения.

Наши же противники сделали ставку отнюдь не на правду, но и не на ложь (этого тоже хватало, но не это главное), а на сверхмассовый квалифицированно и заведомо предвзято подготовленный негативный контент. Ложь штука дешевая, а такой подход требует огромных, безумных трат. Деньги затратили. И проиграли.

Нет, конечно, в плюсе — простенькие эмоции своих обывателей, которые в тисках социального конформизма в массе своей “испугались” и России и, главное, Путина (опубликовано множество социологических опросов на эту тему). Но это именно поверхностные эмоции, а не мандат правительству на готовность населения принять, оправдать и разделить все возможные риски, связанные с развитием конфликта с РФ по жестким сценариям. А западные СМИ вообще вдруг предстали в известной еще со времен холодной войны роли “цепных псов”. Они своим родным потребителям информации с “этой Россией” просто надоели. Напомним, что в Германии даже демонстрации начались — не против России, а против немецких СМИ.

Теперь, как утверждают многие эксперты, разворачивается новая информационная война, уже на сирийском направлении. Обратимся к медиастатистике за прошлую неделю.

Здесь необходимо различать две самостоятельные темы — “старый” сюжет “Отношение России к событиям в Сирии” и “новый” сюжет “Участие России в боевых действиях против ИГ”. Если первый — это в основном неудовольствие Запада по поводу поддержки Асада, то второй — это как раз самое актуальное и привлекательное для аудитории: самолеты, бомбы, пулеметы.

Здесь расклад такой. По первой теме индексы агрессивности относительно невысоки: США — 1,6; Германия — 1,0, Франция — 0,27, Великобритания — 0,47, Турция — 0,21. Конечно, ИА для США великоват, но они с самого первого дня вели в Сирии антироссийскую игру.

Тем не менее этот индекс гораздо ниже, чем для материалов по украинскому кризису.

Боевые действия российской авиации против ИГ (вообще-то не надо сбрасывать со счетов и присутствие нашего флота в регионе: на крейсере “Москва” развернут походный штаб операции, штаб и побережье Сирии прикрывают два малых ракетных корабля) создают совершенно другую картину на информационном поле.

Вот страновые индексы агрессивности: США — 1,6; Германия — 4,3; Франция — 0,65; Великобритания — 1,8. Здесь все очень индивидуально. Но, безусловно, какие-то элементы информационной войны прослеживаются. Особенно это касается Германии, которая по непонятной причине пустилась во все тяжкие. Англосаксы занимают промежуточную позицию. Назовем эту позицию “негативистским прагматизмом”: налицо попытка извлечь максимум пользы для себя из имеющийся ситуации, тиражируя заявления прессы некоторых ближневосточных стран о “страданиях мирных жителей”. Но на информационную войну все это явно не тянет. Франция демонстративно в стороне: Россия производит в Сирии такие действия, которые Парижу на руку. Обратим еще раз внимание на то, что Турция, которая на официальном уровне и дня не пропустит, чтобы не обидеться по поводу нарушения воздушных границ российскими самолетами, журналистов своих совершенно не подталкивает к крайностям.

Информационная активность: сирийский информационный взрыв

Активность зарубежных СМИ за период c 28 сентября по 4 октября 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 21 по 27 сентября 2015 года) выросла почти вдвое — на 46,4% (2216 материалов против 1188). Этот результат мы предвидели. Пик серьезный. Россия в центре внимания мировой прессы, но это как раз такой случай, когда особого нагнетания негатива не ожидается: Москва выступает отнюдь не в роли злодея.

Об этом говорит и динамика значений интегрального (среднего для всех стран) индекса агрессивности. В прошлый раз мы все с удовлетворением отмечали падение ИА до величины, самой низкой за все время наблюдений — 0,71. На “расчетной” неделе он чуть поднялся — до 0,80. Не страшно. Но не забудем, что число публикаций резко выросло из-за такого информационного повода, как речь президента РФ на Генассамблее ООН, а уж про ажиотаж вокруг действий российской авиации против боевиков ИГ и говорить нечего. Так что мир в целом по этим темам нас практически полностью поддерживает.

Кстати, реально эти темы заинтересовали всего четыре страны. Рейтинг здесь такой: на первое место по числу публикаций опять вышла Франция, за ней Великобритания, потом Германия и США. Другие страны сильно отстали.

Любопытно, что речь Путина на Генассамблее в негатив загнали только США. Но этот результат есть лишь рецидив предвыборной борьбы, поскольку инвективы следовали не столько в адрес нашего президента, сколько в адрес Обамы: “Обама и Путин: хрупкий союз против ИГ” (Los Angeles Times, 30.09.2015, США); “Как Обама сыграл на руку Путину в ООН” (Forbes, 30.09.2015, США); “Не отдавайте Сирию Путину” (The Washington Post, 30.09.2015, США); “Противостояние Обамы и Путина по Сирии” (The Washington Post, 29.09.2015, США); “Обама критикует Путина и республиканцев в своем выступлении в ООН” (CNN, 29.09.2015, США); “Разногласия между Обамой и Путиным серьезны и опасны” (CNN, 29.09.2015, США).

Непостижимым образом на третье место в пресс-рейтинге ньюсмейкеров вышел Сергей Иванов. Но тут все просто — именно руководитель президентской администрации озвучил факт предоставления Советом Федерации президенту РФ права на использование Вооруженных сил России за рубежом. Это очень важный информационный повод, который был прокомментирован максимальным числом изданий и каналов.

Индекс агрессивности: саудиты — вы сердиты?

Индексы агрессивности по странам после забвения Западом “украинского” кейса ужаса уже не внушают. Даже с учетом “нагнетания” в медиа некоторых стран мутных антироссийских ручейков вроде “ударов по мирным жителям” или “бомбы летят мимо ИГИЛ”.
ИА для Франции, например, составил на “расчетной” неделе всего 0,47 (был 0,44 — так что остался на небывало низком уровне), в США — 1,4 (подрос немного с величины 1,0). В Германии, начавшей с нами информвойну по сирийской линии, рост невелик: с 0,76 до 0,98, в Великобритании — приличный: с 0,68 до 1,18.

Что у бриттов в негативе: “Давайте поприветствуем вторжение России в Сирию” (The Independent, 04.10.2015), А мы еще удивлялись, зачем России все это новое вооружение… в Сирии) (The Times, 04.10.2015); “Растущая интервенция России в Сирии вызывает гнев на Ближнем Востоке” (The Daily Telegraph, 04.10.2015); “В.Путин рассматривает спокойствие Б.Обамы как его слабость — а это вредит США” (The Daily Telegraph, 04.10.2015); “Кэмерон: Я готов нажать красную кнопку” (Sky News, 04.10.2015); “Мертвые женщины и дети после Путина” (The Daily Mail, 04.10.2015); “Реакция на авиаудары России в Сирии: народ злится и не доволен” (The Guardian, 03.10.2015); “Кандидат в президенты США Марко Рубио назвал Путина “гангстером и убийцей” (The Guardian, 03.10.2015).

Хлестко, зло, но в таком тоне только половина массива, остальное — нейтрально. Есть даже и положительные реакции: “Запад должен перестать демонизировать Россию, если хочет, чтобы ИГ было уничтожено” (The Independent, 03.10.2015); “Владимир Путин правильно поддерживает Башара Асада” (The Daily Express, 29.09.2015)

Карта тональностей на Ближнем Востоке как никогда благоприятна для России. Среди “позитивистов” Сирия, Ирак, Оман. Недовольная Саудовская Аравия попала в окружение довольных. Саудиты, впрочем, не так уж и сердиты. Конечно, авиаудары по “умеренной сирийской оппозиции” они очень осуждают, но тут же дают и такие материалы: “Вышел первый номер журнала “Азия и Африка сегодня” на арабском языке” (al-Jazirah, 03.10.2015); “Россия и Саудовская Аравия возобновляют стратегическое сотрудничество” (al-Hayat, 04.10.2015); “Аль-Абади приветствует любую помощь России для борьбы с ИГИЛ” (al-Hayat, 02.10.2015).

Наш выбор: кого, собственно говоря, мы бомбим

Чарли Уинтер, старший исследователь фонда Quilliam, только что выступил на сайте ВВС с материалом, который точно ложится в русло того, чем и мы, собственно говоря, занимаемся. Материал называется “Исламское государство”: как работает его пропаганда”.

Ученый целый месяц мониторил СМИ и блогосферу террористов, занимался медиастатистическими подсчетами. Некоторые вещи из его работы, наверное, должен знать каждый.

“Я понимаю, что то, что передо мной предстает, отвратительно. Но я редко в полной мере испытываю ужас от увиденного. Однако 4 июля мои защитные механизмы не сработали, когда я увидел это видео, распространенное ИГ. Группу мальчиков-подростков выстроили в ряд, перед ними на коленях стояли, как было заявлено, солдаты армии Асада. Мальчики целились в затылок солдатам. Все это происходило в древнеримском театре в сирийской Пальмире”.

“Всего за 30 дней официальные пропагандисты ИГ создали и распространили 1146 различных образцов пропаганды: подборки фотографий, видеоролики, аудиозаписи заявлений, сводки радионовостей, текстовые обзоры, журналы, плакаты, брошюры, теологические трактаты — список можно продолжать еще долго… Я ожидал, что пропагандистских материалов ИГ в сети немало, но никак не мог подумать, что их будет так много. Мне было интересно узнать, что думают об этом другие эксперты, и я связался с послом Альберто Фернандесом, директором Центра стратегических антитеррористических коммуникаций (CSCC) — команды, созданной Госдепартаментом США и занимающейся противодействием пропаганде “Исламского государства” в интернете. Он быстро ответил, сообщив, что, хотя для него это и не было большим сюрпризом, материалов оказалось намного больше, чем он ожидал. Это поразительный уровень пропагандистской активности, с которым, вероятно, не могут сравниться никакие другие негосударственные экстремистские движения, независимо от того, прибегают они к насилию или нет”.

“Чем дальше, тем яснее становились мотивы публичных убийств. Таким образом посылалось предупреждение, но не международному сообществу. Целевой аудиторией этих видео были потенциальные недовольные, живущие на территории, контролируемой ИГ. Их ставили перед дилеммой: оставайтесь с нами и живите в утопии ИГ — или помогайте врагу и умрите чудовищной смертью. Важно то, что эти предупреждения появлялись не часто. Пропагандисты ИГ хотели запугать и ожесточить свою аудиторию, но они не хотели, чтобы эти сцены насилия стали привычными. Месседж был гораздо сложнее, и одним лишь насилием передать его было невозможно. Одного я не ожидал — в отличие о того, что я заметил в первый год “халифата” ИГ, — очень мало времени было посвящено идеям принадлежности и милосердия, одно время бывшими основой публичной дипломатии ИГ. Лишь пару раз пропагандисты попытались привлечь иностранных рекрутов идеями товарищества и дружбы в рядах бойцов. В основном призывы к новым рекрутам имели религиозное содержание. Точно так же очень малая пропорция месячного потока пропаганды была посвящена обещаниям амнистии раскаявшимся противникам ИГ. До этого ИГ часто хвалилась этой политикой. Все это — индикатор того, что пропагандисты подстраивают свою работу под более широкую стратегию руководства “Исламского государства”.