Вчера в Российском институте стратегических исследований (РИСИ) состоялся международный форум «Перспективы формирования международной коалиции по борьбе с «Исламским государством». Хотя заявленной темой была борьба с запрещенной в России террористической группировкой, главным вопросом в повестке дня стала проблема курдского меньшинства. Курды не ожидают от России военной поддержки: они больше рассчитывают на признание Москвой своей автономии в Сирии.

«Россия оказывает очень большую помощь Сирии: 50–60 вылетов в день – это настоящая война, – отметил директор РИСИ Леонид Решетников. – Если бы наше руководство спросило меня, стоит ли начинать наземную операцию, я бы ответил «нет»: на земле достаточно сухопутных подразделений  и у курдов, и у правительственной армии. Также стоит сконцентрироваться на обучении солдат: хотя курды самоотверженно воюют с ИГ,  их можно подготовить лучше, чтобы обученные люди управляли танками и средствами артиллерии. Однако главная помощь, которую оказала Москва, это помощь в поиске компромисса между Дамаском и повстанцами. Мы помогаем выработать приемлемый подход, удовлетворяющий все стороны».

Советник заместителя председателя Совфеда, зампредседателя совета Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов призвал оперировать новой терминологией, говоря об ИГ. Дипломат напомнил, что российская авиация бьет не только по позициям ИГ, но и другим террористическим организациям, и западные партнеры и противники России «умело используют это (где ИГ, а где не ИГ)» против Москвы, поэтому сегодня стоит говорить о «борьбе с террористическими бандформированиями на территории Сирии».

Одним из главных вопросов в повестке дня стало участие Турции в борьбе с ИГ. Курдские представители расценивают действия Анкары как палку в колесах. Турцию не раз обвиняли в том, что она потворствовала перемещению новобранцев ИГ через свою границу. Участники форума были еще радикальнее в своих заявлениях.

«Турция поддерживает ИГ: через границу оказывалась и военная, и политическая, и материальная помощь. Не секрет, что Турция покупала у ИГ нефть по демпинговым ценам, а также наносила удары по позициям курдов, прикрываясь кампанией против ИГ, – заметил в беседе с «НГ» сопредседатель Международного союза курдских общественных объединений, член Национального конгресса Курдистана Мераб Шамоев. – Сомневаюсь, что США сумеют убедить Турцию вступить в реальную борьбу против ИГ, потому что Анкара в этом никак не заинтересована. Турция не раз заявляла, что курды для нее более страшны, чем ИГ, и Анкара помогала ИГ, чтобы уничтожить курдов. План Анкары потерпел крах, и теперь Турция пытается реабилитироваться».

Анкара не хочет решать курдский вопрос, несмотря на то что курды предлагают демократические реформы, такие как признание этноса, создание автономии как это происходит сейчас в Сирии, добавил Шамоев.

Ранее сирийские курды объявили о создании кантона Кобани Сирийского Курдистана, но Дамаск пока официально не признал этот анклав. Сирийский кантон – это хороший пример для многих стран, например Турции или Ирака, полагает Шамоев. Он подчеркивает, что курды не заинтересованы в разделе соседних стран, потому что являются «реалистами», но настаивают на признании права курдов на язык, культуру и автономию, и мировое сообщество поддерживает народ в этих устремлениях, подкрепленных принципами международного права.

Сопредседатель партии «Демократический союз» Абдалла Асиа в беседе с «НГ» подчеркнула, что Турция должна остановить антикурдскую политику. Участие Анкары в международной коалиции против ИГ возможно только при условии, что Турция прекратит поддерживать джихадистов.

По словам политика, главная помощь, которую может оказать Россия,  это признание официального статуса сирийского анклава. Асиа надеется, что статус кантона будет подтвержден правовыми актами. «Закрепление этого статуса, решение и позиция России по этому вопросу будут немаловажными. Статус кантона, обеспечение прав всех национальных меньшинств обсуждается не только с Россией, но и с другими странами», – добавила она.

Источник «НГ» в турецких дипломатических кругах отрицает все обвинения и напоминает: Анкара внесла ИГ в список террористических организаций, депортировала тысячи людей, подозреваемых в связях с группировкой, и официальная позиция по вопросу ИГ не изменится и после парламентских выборов.

«Отношение к курдам – отдельный вопрос, – добавил собеседник. – Турция против Рабочей партии Курдистана (РПК) и его сирийского крыла, как и против ИГ. Ряд стран утверждают, что раз РПК и ее ветви борются с ИГ – значит они не террористы, Но Анкара с этим не согласна: то, что одни террористы борются против других, не отменяет того, что они все еще террористы. У них (курдов. – «НГ») свои цели, и эти цели они пока не отменяли». По словам источника, то, что в СМИ называют сирийскими курдами, это партия сирийских курдов, тесно связанная с РПК. Но стоит узнать, что думают о Турции остальные сирийские курды, которые не входят в «Демократический союз».