В сводках о боевых действиях появилась новость о «серьёзной обеспокоенности» Вашингтона: в небе над зоной боевых действий произошло опасное сближение двух боевых самолётов — российского и американского. Дальше — воздушный бой?

Хаос в небе?

В Минобороны РФ пояснили, что группа наших самолётов под прикрытием истребителя Су-30СМ выполняла боевую задачу в провинции Алеппо. «Система предупреждения об облучении (работы «чужого» радара. — Ред.), которыми оснащены все наши самолёты, зафиксировала излучение от неизвестного летательного аппарата, — рассказал представитель МО генерал-майор Игорь Конашенков. — Истребитель довернул и подлетел на расстояние около 2-3 км. Не с целью кого-то напугать, а чтобы идентифицировать данный объект и его принадлежность. После чего российский самолёт вернулся в группу». По словам генерала, наши лётчики часто видят в сирийском небе чужие самолёты, разведывательные и ударные беспилотники. Кстати, нервы на прошлой неделе, похоже, дрогнули у турецких военно-воздушных сил. В Турции в пятницу сообщили, что сбили некий беспилотник, пересёкший границу, якобы российский. Минобороны России информацию опровергло.

Как бы там ни было, в пятницу прошли очередные переговоры российских и американских военных о предотвращении столкновений в небе Сирии самолётов — наших и американских. С израильскими военными и вовсе, как выяснилось, идут тренировки по предотвращению инцидентов. Между штабом ВВС Израиля и авиабазой «Хмеймим», где базируются российские самолёты, налажена «горячая линия». Но договориться о чём-то большем по-прежнему не выходит. Несколько дней назад стало известно, что в США отвергли предложение начать переговоры на высоком военно-политическом уровне — прислать свою делегацию в Москву или принять в США российскую делегацию во главе с премьер-министром Д. Медведевым.

«Из уважения и из желания наладить рабочий контакт», как рассказалпрезидент Владимир Путин, Россия предлагает более глубокое взаимодействие в Сирии: «Мы на военном уровне обратились и попросили: «Дайте нам те цели, которые вы считаете 100% террористическими». «Нет, мы к этому не готовы», — был ответ. «Тогда скажите нам, куда не надо бить?» — тоже никакого ответа. А что делать‑то? Мне кажется, что у некоторых наших партнёров просто каша в голове и нет ясного понимания, что происходит реально на территории и каких целей они хотят добиться».

«На пути развития сотрудничества с Россией по Сирии у администрации США есть серьёзные политические и психологические ограничители», — пояснил «АиФ» Фёдор Войтоловский, замдиректора ИМЭМО РАН. Ещё бы: не так давно Обама сам ставил Россию в один ряд с лихорадкой Эбола и тем самым «Исламским государством» (ИГ)*, поэтому в США у такого сотрудничества будет много противников. «От Вашингтона потребуется отойти от позиции по Асаду, которой он придерживался с 2011 г., — продолжает эксперт. — Это будет серьёзное поражение администрации на внутриполитическом фронте и чревато противоречиями США с союзниками, которые продвигали смену режима в Сирии. Однако в случае серьёзного изменения военно-политической обстановки в пользу официального Дамаска США нехотя, но будут вынуждены пойти на более глубокое взаимодействие с РФ». К слову, в понедельник глава Госдепартамента Дж. Керри объявил о готовности к переговорам на более высоком уровне — с РФ и соседями Сирии.

Однако соседям, как отмечает Елена Супонина, востоковед, советник директора РИСИ, пока оказалось не до Сирии. «Турция занята внеочередными парламентскими выборами, которые пройдут 1 ноября. Ситуация для президента Эрдогана неоднозначная. Саудовская Аравия продолжает воевать в Йемене. У Израиля — «интифада ножей»: подобие палестинского восстания, которое может разгореться с новой силой. В Ираке — свои отряды ИГ. Сирия вроде бы в центре внимания всех, но кроме России серьёзно ею сейчас никто не занимается».

Битва на земле

Тем временем в Штатах решили продолжить поставки оружия сирийским группировкам, которые американцы не считают террористическими. И это в дополнение к тому, что уже оказалось в руках того же «Исламского государства» и других радикальных отрядов. О поставках переносных зенитных комплексов речь, как считается, по-прежнему не идёт: расползаясь по региону, они могут начать стрелять и по «своим» самолётам, причём не только военным. Зато натовских противотанковых комплексов в руках у экстремистов достаточно ещё со времени прошлых поставок. Но при поддержке российской авиации сирийская армия продолжает наступать. Как пояснил на прошлой неделе генерал-майор Конашенков, именно с этим было связано снижение интенсивности боевых вылетов: «Происходит трансформация линии соприкосновения. Боевики отступают, пытаясь оборудовать новые позиционные районы и меняя на ходу действовавшую схему снабжения. Идёт анализ данных как с наших средств, так и с поступающих от информационного центра в Багдаде. Для проверки и подтверждения информации мы увеличили интенсивность разведывательных полётов авиации и беспилотных средств».

Тем не менее, например, 19 октября самолёты совершили 33 боевых вылета и нанесли удары по 49 объектам в провинциях Алеппо, Дамаск, Идлиб, Латакия и Хама. Били по командным пунктам, складам боеприпасов, огневым позициям. По данным Минобороны, среди боевиков на некоторых участках наблюдается массовое дезертирство, в провинциях Идлиб и Хама полевые командиры из террористической организации «Джабхат-ан-Нусра»* проводят принудительную мобилизацию под страхом расстрела семей, а в провинции Ракка ИГ объявило поголовную мобилизацию мужчин, начиная с 14 лет.

* Организация признана террористической, её деятельность в РФ запрещена.