Игорь Белобородов, демо­граф, социолог

– Похоже, европей­ский зритель очень пресытился. Концепция неуёмного потребления распространяется не только на продовольствие, одежду, но и на зрелища. Очень сложно удивить скандинавского ребёнка. Даже о сексуальных отношениях тем же датчанам начинают рассказывать с малых лет, причём не столько о естественных, сколько о всевозможных извращениях.

Чтобы заставить общество быть ещё более лояльным к легализации предстоящих извращений, будь то педофилия, инцест и т. д., надо сломать какие-то новые психологические барьеры. После того как у тебя на глазах режут животное и демонстрируют это крупным планом во всех подробностях, та же педофилия дейст­вительно может показаться не таким уж страшным явлением. Западная культура в этом плане всегда была достаточно жестокой: ещё в начале ХХ века в зоопарках Франции содержались живые люди – африканцы, в том числе и негритянские дети, которых показывали на потеху публике словно диких животных.

Зачем же «расчленёнку» и другие столь же нелице­приятные стороны жизни датчане показывают именно детям? Тут напрашивается аналогия с ветеранами боевых действий. Все они, как правило, нуждаются в психологической реабилитации. Те, кто регулярно видел страдания и смерть, – психологически искалеченные люди, и никакая так называемая закалка появиться не может. А то, что называют этим словом, на самом деле – очерствение и формирование бесчувственности души, а в конечном счёте – бесчеловечности.

Как такие «детские утренники» скажутся на здоровье самих детишек? Дания получит больше маньяков, убийц, пациентов психиатрических клиник, людей, которые будут оправдывать насилие – не только по отношению к животным. А также больше потребителей соответствующего медиаконтента, из-за чего может расти дальнейший спрос на пропаганду насилия. Лиха беда начало, придут и к вскрытию человеческих трупов на глазах у детей. Их отделяют от этого даже не десятилетия, а годы.