Студентка философского факультета МГУ Варвара Караулова слишком далеко зашла в своих мировоззренческих поисках, в том числе и далеко за рамки действующего Уголовного кодекса.

Так рассудили наши правоохранители и задержали одну из заметных героинь нынешнего года.

Но вот преступление ли это или заблуждение? И если второе – легче ли от этого? Дискуссия эта вполне контрастно разделило общественное мнение на две части.

По одну сторону условной баррикады те, кто «жаждет крови» и требует глобальных оргвыводов, по другую – сторонники версии, что девушка сама стала жертвой нездорового информационного влияния и ее нужно спасать, а не осуждать.

«Люди совершают ошибки. Если эти ошибки исправимы и люди встают на путь исправления – это один вопрос, а если человек уже зомбирован, гипнотизирован, конечно, нужно это исправлять», – так лаконично прокомментировал агентству ТАСС ситуацию вокруг Карауловой председатель Духовного управления мусульман РФ Равиль Гайнутдин.

В беседе с обозревателем KM.RU политолог, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов поделился опасением, что дело оскандалившейся студентки филфака МГУ не послужит должным вразумлением для тех, кто сегодня готов последовать её примеру:

– Я так подозреваю, что на самом деле большого воспитательного значения это дело иметь не будет. Пока что и приговора нет, мы говорим лишь об уголовном преследовании. И его исход я бы не спешил называть предопределённым. Само дело может быть закрыто по той или иной причине, в том числе политической; приговора как такового может не случится за недоказанностью обвинения.

Но на самом деле, любой взрослый человек, а Варвара Караулова уже не ребёнок, должен отвечать за свои поступки. Не стоит её изображать каким-то недорослем, который заблудился в поисках смысла жизни – все эти разговоры «от лукавого». Она понимала куда едет и какой вред тем самым может нанести своей стране. И потому должное разбирательство и привлечение к ответственности должны иметь место, чтобы как минимум «проветрить головы» тех, кто допускает саму мысль влиться в ряды экстремистов.

Вообще уголовное наказание, с точки зрения юриспруденции, всегда должно преследовать несколько целей – во-первых, это кара со стороны общества по отношению к правонарушителю, нарушившему общепринятые нормы; во-вторых, его исправление и, в-третьих, некая превентивная мера, направленная на то, чтобы, как говорится, другим неповадно было.

В данном случае именно эта последняя составляющая – превентивная – представляется наиболее важной. Но другое дело, что, извините за банальность, судебно-правовая система в России несовершенна и нередко нам приходится наблюдать, когда наказания назначаются просто несоразмерные тяжести совершенного проступка. И уж чем они при этом точно не являются, так это мерой исправления и тем более средством профилактики.

Виной тому послужила и набравшая в наших правовых кругах силу либеральная риторика, которая сетует на «излишний» обвинительный уклон правосудия и требует «больше гуманизма». Но в данном случае такая политика порождает лишь вседозволенность во всем. И примеры тут можно приводить бесконечно.

Достаточно упомянуть хотя бы произошедшую фактическую декриминализацию финансовых преступлений. Человек, укравший недорогой мобильный телефон, получает срок по полной, а похитивший миллиарды, по сути, ограничивается «лёгким испугом».

Я так подозреваю, что в случае с Варварой Карауловой вокруг её дела также будет поднят либеральный шум с требованием не судить её строго. Её проступок, на самом деле страшный, будет преподноситься как некое недоразумение, как девчачья глупость, достойная полного снисхождения.

Но при этом вряд ли кто из этих «всепрощальщиков» задумается о последствиях, о том, что отсутствие должной показательной профилактики не вразумит возможных подражателей Карауловой, а скорее подтолкнет к уже своим «подвигам».