Москва очертила круг противников Асада, с которыми готова вести переговоры. Это список представителей сирийской оппозиции — их намерены привлечь к урегулированию гражданского конфликта в Сирии. Документ оказался в распоряжении газеты «Коммерсантъ». В него включили 38 человек. Чаще всего встречаются имена бывших и действующих руководителей Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил. Советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина ответила на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Алексея Корнеева.

На прошлой неделе в Вене состоялись международные переговоры по Сирии. В их рамках сообщалось, что Москва подготовит список тех, кого считает потенциальными участниками диалога. По информации газеты «Коммерсантъ», глава российского МИДа Сергей Лавров уже передал документ дипломатам из США, Саудовской Аравии и Турции. Следующим шагом должно стать согласование кандидатур всеми международными посредниками, а также достижение договоренности о том, кого из участников сирийского конфликта считать террористами.

— Есть ли для вас в этом списке что-то неожиданное, может быть, неожиданные лица, которых не ждали в этом списке, во всяком случае, предложенных с российской стороны?

— Те люди, которые фигурируют в этом списке, знакомы нам, знакомы не только дипломатам, но и специалистам, которые отслеживают ситуацию. Я со многими из них встречалась. И они попали в этот список как раз потому, что в той или иной мере знакомы с российским дипломатом, но проблема в том, что в национальной коалиции нет харизматичного лидера, вокруг фигуры которого могли бы объединиться все здоровые силы. Такие силы есть в сирийской оппозиции. И Москва понимает, что без политического урегулирования проблемы не решить, но тут помимо объединения этих сил возникает очень и очень много вопросов, потому что, предположим, Россия с этими людьми готова говорить, а президент Сирии Башар Асад не со всеми из них готов говорить. Дальше будут включаться какие-то региональные государства, которые тоже имеют не малое влияние на сирийскую оппозицию, и начнется торг, начнется возня, например, Саудовская Аравия скажет «а мы вот того-то не хотим видеть в списке», Катар предложит, а мы, наоборот, за него. И этот процесс согласования будет длиться очень долго.

— А почему в списке в основном члены Национальной коалиции сирийских революционных оппозиционных сил? Это какое-то договороспособное объединение?

— Давайте разберемся, что такое Национальная коалиция. Национальная коалиция — это зонтичная организация, которая возникла с подачи американцев в 2012 году, когда они поняли, что надо объединять сирийскую оппозицию, иначе без этого вообще ничего не получится. Конечно, у американцев другие цели, они говорят не столько о политическом урегулировании, а откровенно о необходимости свержения президента Сирии Башара Асада, с этим Россия никогда не согласится. И с этим также не согласится Иран — это еще один камень преткновения. Тем не менее, американцы формально объединили несколько организаций, несколько независимых кандидатур в рамках национальной коалиции.

Зонтичная организация — это означает, что она не имеет четкой и единой структуры, и что в ее рамках работает несколько разных организаций, причем, они иногда очень разные и по своей политической идеологической направленности там могут быть люди, которые представляют интересы «Братьев-мусульман», а могут быть политики, которые настроены более или менее светски. То есть, пытались сделать зонтик, под которым объединить оппозицию, но зонтик получился дырявым. И это, конечно же, будет представлять очень серьезную проблему в процессе политического урегулирования.

Я со многими из них часто встречалась, и почти со всеми делегациями национальной коалиции, которые появлялись в Москве, мне доводилось встречаться. На каком-то этапе уже начинаешь уставать, потому что приезжает один лидер, потом приезжает другой, говоришь: «А где прежний?», а оказывается, его уже отстранили, они уже переругались, там продолжается борьба за власть, борьба за финансовые потоки, и, глядя на такую оппозицию, понимаешь, что каши с ними не сваришь.

— На ваш взгляд, перспективы подобного списочного диалога довольно не радужные на сегодняшний день?

— Перспективы не радужные, но идти по этому пути надо, потому что, если Россия действительно не хочет втягиваться глубоко в сирийский конфликт, то здесь надо искать пути политического урегулирования, а наше руководство говорит как раз о том, что втягиваться туда по уши не надо — это слишком опасно. Здесь есть определенные риски, в том числе в области безопасности, поэтому нет иного пути, как вести дело к политическому урегулированию, но это будет идти очень медленно, и здесь не обойтись без координации усилий с другими игроками. В одиночку Россия этого не добьется, но то, что мы предоставили такой список, это очень выигрышно, это показывает, что Россия настроена серьезно, что Россия имеет хорошие отношения, рычаги влияния не только на сирийское правительство, но Москва готова говорить и с представителями здоровой сирийской оппозиции, более того, Москва неплохо разбирается в этом вопросе.

Но помимо этого списка, у нас есть еще и другие контакты, и то, что говорил замминистра иностранных дел, спецпредставитель президента Михаил Богданов неделю назад, я имею в виду, что в Москву состоялся визит нескольких руководителей свободной сирийской армии, тех, которые воюют, и такой визит, на самом деле состоялся, я знаю это из других источников, это позывает, что, помимо списков, Москва готова работать очень и очень серьезно. Я как раз сейчас возвращаюсь из Эмиратов с крупной международной конференции, которая была посвящена Ближнему Востоку, в основном даже Сирии, и скажу, что, несмотря на критику, которая раздается из рядов сирийской оппозиции в адрес Москвы по поводу военной операции, конечно, это им не в радость, но они подходят в кулуарах и говорят: «Нам Россия нужна». Американцы столько всего натворили на Ближнем Востоке, и, главное, они не видят перспективы и не имеют планов урегулирования ситуации до такой степени, что усилия России сейчас могут оказаться спасительными.