– Вопрос о перспективах внедрения аналога исламского банкинга в России необходимо рассматривать в двух аспектах, – отметила Арина Мордвинова. – Во-первых, насколько возможно само существование традиционных финансов без процентов в российской экономике, а во-вторых, должны ли реформы финансовой сферы инициироваться Русской православной церковью.

Исламский банкинг как кардинально иной способ организации финансовой деятельности предполагает множество преимуществ для различных игроков. В частности, к ним относится снижение кредитной нагрузки, сокращение и даже полная ликвидация спекулятивных возможностей на финансовых рынках, а также получение предприятиями реального сектора экономики прямого доступа к финансовым ресурсам. Этих факторов достаточно для сбалансированного и устойчивого экономического роста.

Вместе с тем основной угрозой для развития исламского банкинга в России остается российский менталитет. По условиям беспроцентной финансовой системы, банки берут на себя часть предпринимательских рисков, участвуя в распределении прибыли и  неся убытки вместе с финансируемым предприятием.  Существенная часть банковских пассивов формируется за счет прибыли, которая в новых условиях значительно сократится, а также депозитов населения. Таким образом, предполагается участие денежных средств населения в кредитовании различных предприятий.

Однако в России банки и население не готовы участвовать в распределении предпринимательских рисков по разным причинам. Банковские структуры привыкли иметь дело со стабильным доходом и включать в процентную ставку все возможные риски для минимизации потенциальных потерь, а банковские депозиты используются населением больше для сохранения средств, чем для получения дополнительного дохода.  Таким образом, предприятия реального сектора могут просто не получить необходимого финансирования ввиду недостаточности банковских пассивов. Также нельзя забывать о широких возможностях для лоббирования своих интересов у банков, которые, безусловно, не заинтересованы в изменении правил игры на финансовых рынках.

Кроме того, маловероятно кардинальное изменение финансовой инфраструктуры. Следовательно, классические банки будут существовать одновременно с банковскими структурами нового формата. В этом случае конкурентоспособность последних вызывает серьезные опасения. При высоком спросе со стороны населения и реального сектора, они не смогут привлечь необходимые денежные ресурсы.

Также можно выделить проблему недоверия россиян к самому термину «исламский банкинг», которую предполагается решать посредством продвижения финансовых реформ русской православной церковью. Необходимо понимать, что привязка новой модели финансовой системы к деятельности церкви не даст желаемого результата. России следует избежать повторения ошибок других государств и формирования аналога Банка Ватикана. Финансовые рынки должны оставаться за пределами компетенции русской православной церкви.

В данном направлении необходима планомерная работа по повышению уровня финансовой грамотности населения, без которой невозможно сформировать широкий круг физических лиц, готовых косвенно инвестировать свои сбережения и взять на себя реальные риски.

Таким образом, система исламского банкинга, несмотря на все свои преимущества, не может быть использована в России в том виде, в котором она существует сейчас. Необходима масштабная работа по ее адаптации к российским реалиям, а также коренное изменение отношения населения к вопросам инвестиций.