Прошёл День народного единства. Президент России говорил правильные вещи. Чего тут добавить? Да и как-то неловко поддакивать Путину. Что это за честь – согласиться с Президентом? Он же Путин! Но Президент, слава Богу, говорит и делает правильные вещи, и потому с ним дОлжно согласиться. И соглашаюсь не я один. Популярность Путина среди россиян зашкаливает, а журнал «Forbes» уже третий год подряд называет его самым влиятельным человеком мира. Для меня «Forbes» не авторитет, но всё же…

Несколько мыслей из выступлений Президента в День народного единства привлекли мое внимание. Вот одна из них: “И в такие дни, как сегодня, мы особенно остро осознаем не только значимость нашего исторического пути, но и нашу духовную и культурную самобытность”. Зову сына и цитирую ему эту фразу. Тот снисходительно улыбается, давая понять, мол, папа, и так всё ясно. Но я постоянно твержу своим детям: «Из всех школьных предметов вы должны знать отлично следующие – русский язык, русскую и всеобщую историю и русскую литературу. Это ваш вклад в укрепление России. По остальным предметам можете заниматься в силу возможностей».

Да, всё ясно. Путин говорит правильные вещи. Они очень просты, можно сказать даже, банальны. Кто же поспорит с тем, что историю своей страны надо знать? Но от простоты этих вещей их правильность приобретает вид аксиомы, не требующей доказательств. Их мог бы высказать любой и был бы прав. Эти простые вещи ценны сами по себе, они имеют исключительную важность.

Но я, говоря об истории и исторической памяти, всегда говорил бы одновременно и о русском языке и классической русской литературе, как частях богатейшей русской культуры. О русском языке – в первую очередь! Никто же не станет спорить, что общая история и память о ней, общий язык и общая культура – это то, без чего не бывает народа, не бывает страны. Мы забываем об этом. А это – дело нашей повседневной заботы. И вопрос даже не в общей территории под названием Россия. И территории у нас не будет, если у нас не будет общего языка и общей истории! Это фундамент, на котором живет и развивается общность людей, называемая народом. Да, просто, банально. Но глубокое осознание этого сильнее ракет и танков.

При этом, если убрать одну из этих составляющих фундамента, здания не получится. Представьте себе некую территорию, где люди говорят на одном языке, но имеют разную историю, и все исторические вехи у них – разные. Например, в Латинской Америке подавляющее большинство людей говорит на испанском. Однако этот континент разделен на множество стран, граждане которых считают себя патриотами именно своей страны, а не Латинской Америки в целом. Народы в этих странах, говорящих на одном языке, объединены разной исторической памятью. Они не считают себя единым народом, хотя все они потомки испанцев и местных индейцев, и свои последние 500 лет истории Латинская Америка отсчитывает от открытия континента Колумбом. То же самое мы видим в арабском мире.

Обратный пример. Россия и Украина – страны, народы которых говорят на одном языке, русском, и объединены одной исторической памятью. Пока объединены… Уже много написано о том, что нынешний украинский язык – плод искусственных трансформаций малороссийского диалекта (на котором до сих пор говорят в Ростовской области), осуществленных в период с середины 19 века до начала 20-го путем изобретения новых слов, искажения русских слов и насильственного внедрения чужеродных слов, например, полонизмов. В результате сегодня мы имеет дело с неким лингвистическим феноменом под названием украинский язык, на котором говорят (некоторые не без труда) в Украинской Раде. И, несмотря на это, большинство украинцев старшего и среднего возраста в быту говорит именно на русском языке или на его малороссийском диалекте и считает себя частью русского народа – в отличие от молодого поколения украинцев, которое выросло после 1991 года на почве антирусской пропаганды и в среде, где буквально насаждался искусственный украинский язык в противовес «москальскому» языку. Хочу подчеркнуть, что всё это происходило при нашем молчаливом согласии и совершенном неучастии в судьбе Украины, при том, что американцы у нас под носом делали то, что считали нужным, – отрывали Украину от России. Теперь этот искусственный украинский стал уже родным для 20-летних украинцев, как когда-то искусственно изобретенный иврит стал родным для современного поколения израильтян.

Чтобы еще больше разобщить русских и нынешних украинцев, пляшущие под дудку врагов России власти порошенковской Украины придумывают новую историю для «незалежной» и требуют от всех граждан говорить только на «мове». Если такая ситуация будет продолжаться еще лет 30, Украина на самом деле станет отдельной страной, не имеющей ничего общего с Россией кроме общей границы. Как, например, Уругвай и Аргентина. В сознание молодых украинцев со школьной скамьи будет вдалбливаться миф о «вечном противоборстве» Киева и Москвы, о «пьяных и ленивых москалях», о древних «украх» и прочем бреде. Для них станет вполне естественным говорить «кiт» вместо «кот», «летак» вместо самолет. И всё!

А пока эти две части одной разделенной страны – России – всё еще тянутся друг к другу, как части одного целого. Если Украина говорит по-русски, и ее народ считает историю тысячелетней России тоже и своей историей, тогда зачем нужна независимая Украина? Независимая Украина, как правильно сказано уже многими, нужна Западу только как враг России. В противном случае смыл проекта «независимая Украина» пропадает. А независимая она может быть только со «своей» историей и со «своим» языком!

Та же ситуация в Сербии, Черногории и в сербских частях Боснии и Герцеговины. Все эти земли тянутся друг другу, поскольку их народы – один народ, говорящий на сербском языке и имеющий одну историю. Однако власти Черногории, втянутые в сферу влияния НАТО и ЕС, уже говорят о некоем отдельном черногорском языке!

А вот хорваты и боснийцы, исповедующие в отличие от сербов не православие, а, соответственно, католицизм и магометанство, но говорящие с сербами на одном языке, никогда не назовут себя и сербов одним народом. Укоренившиеся там уже на протяжении нескольких веков разные духовно-культурные традиции развели единый некогда сербский народ по разным «закоулкам» Балканского полуострова. Именно эти различия были использованы Западом в 90-х для провоцирования войны на территории бывшей Югославии. Теперь эта земля представляет собой «лоскутное одеяло» множества государств, в которых на сербском говорят Сербия, Хорватия, Босния и Герцеговина, Черногория. Но везде кроме Сербии сербский язык теперь называется по-другому, соответственно, хорватским, боснийским и черногорским. В «черногорский» язык уже вкрапляют «другие» слова для придания ему хотя бы какого-то отличия от материнского сербского языка. «Хорватский» язык использует много западных заимствований. Ну а как же еще оправдать то, что Хорватия теперь – часть «просвещенной Европы»! Вот так разобщаются народы! США, стоящие за этим процессом, атаковали в свое время прежде всего православный сербский народ, который являлся главной связующей частью Югославии. Американцы стремились уничтожить в Сербии православие, веру сербов в Бога. Вашингтон начал своей сатанинский план в отношении Сербии с ее дробления. На отколовшихся кусках Сербии посажены вашингтонские марионетки. Чего только стоит один только Мило Джуканович, президент Черногории, который тянет свою страну в НАТО сильнее паровоза. Джуканович присоединился к санкциям Запада против России, за что был проклят всеми сербами – и в Черногории и в Сербии, – которые не забывают жертв братской России ради спасения Сербии в Первой мировой войне.

Сегодня Сербия – небольшой клочок земли, «обкусанный» натовской волчьей стаей и обреченный либо погибнуть в неравной борьбе с Западом, либо принять условия членства в НАТО и ЕС и стать очередным вассалом Вашингтона. Сербия погибнет под этим прессом, как гибнет сейчас православная Болгария, если никто не поможет…

Вот что значит язык и историческая память. Мы, граждане России, должны это помнить каждый день, а не только в День народного единства. Историческая память и русский язык – это две грани одной призмы, через которую каждый из нас должен смотреть на свою личную повседневную жизнь.

В этом контексте выглядит чудовищно появившаяся в начале ноября информация о переводе ЕГЭ по русскому языку из категории обязательных в профильные, что делает ЕГЭ после 11 класса по русскому необязательным. Это якобы предусмотрено новой концепцией преподавания русского языка и литературы в российских школах, которую готовит Академия образования. Министерство образования поспешило опровергнуть эту информацию после того, как в прессе раздался шквал протестов. Но дыма без огня не бывает. Кому же пришло в голову поднять этот вопрос?! Если любому ученику сказать, что ЕГЭ по русскому не обязателен – то и русский учить никто не будет. И тогда, как говорил известный персонаж, будет картина маслом. Уже сейчас знание русского языка выпускниками школ ниже всякой критики. Так еще и ЕГЭ по русскому отменить! Предположу ужасное: кто-то из наших чиновников либо очень рьяно взялся выполнять поручение западных «коллег», либо он идиот. Такое впечатление, что кто-то пытается поставить молодежь России на путь дебилизации, по которому уже не первое десятилетие бодро шагают молодые люди Европы и Америки. Мало того, что доморощенным либералам лет десять назад удалось продавить введение ЕГЭ вместо традиционных экзаменов, что само по себе трагедия для подрастающего поколения и страны в целом, так теперь планируется следующий шаг – убрать ЕГЭ по русскому из обязательных! Не надо давать себя успокаивать розовыми заявлениями минобрнауки. Точно так же вводились ЕГЭ десять лет назад. Нам говорили, что качество знаний будет лучше. Результат нам известен…

Кто-то скажет: здорово, если кому-то посчастливилось получить историческое или филологическое образование. Но что же делать, если кто-то стал врачом, а кто-то инженером? Им-то что делать, если истории своей страны они не знают и на русском говорят и пишут с ошибками? Но дело в том, отвечу я, что сегодня мы все должны быть, если хотите, профессиональными историками и лингвистами. В противном случае мы становимся лёгкой добычей врагов России, которые как раз очень хорошо понимают роль исторической памяти и языка.

Почему на Западе пытаются переписать историю и особенно историю Второй мировой войны? Почему они пытаются вычеркнуть из памяти своих народов и из памяти нашего народа Великую победу? Ведь только представьте, если мы своим детям и внукам не будем рассказывать, кто и какой ценой победил фашистскую Германию. Уже лет через 30 не будет праздника 9 мая, который сегодня является одной из главных исторических скреп в сознании нашего народа. Почему этот праздник отменили на порошенковской Украине? Да потому что он – квинтэссенция памяти о Великой войне, – он связывает одну часть разобщенного русского народа, живущую на Украине, от другой, живущей в России.

Кстати, историческую основу нынешнего праздника – освобождение России от польских интервентов в 1612 году, – признаться честно, еще лет десять назад мало кто вспомнил бы. Всё потому, что большевики очень хорошо понимали, что такое историческая память. Не уничтожив ее, нельзя писать на судьбе народа, как на чистом листе. Потому и вытравливали Минина и Пожарского из сознания народа, оставив им пару абзацев в школьных учебниках истории, низведя двух этих выдающихся патриотов до каких-то сказочных героев, непонятно, откуда взявшихся.

То же самое в государственной исторической науке советского периода произошло с памятью о Второй Отечественной войне 1914-18 гг., которую до сего дня называют также Первой мировой войной. Старое название большевики пытались выжечь из народной памяти. А ведь самоотверженное и героическое участие русских в этой «забытой войне» является не менее мощной исторической скрепой для русского сознания, чем Великая отечественная война. Кто в советское время из нас вспоминал, почему Россия вступила в это войну? А ведь только один факт того, что Россия своим вступлением в войну спасала православную Сербию, должен был бы на столетия заложить в сознании подрастающих поколений россиян точный ориентир распознавания добра и зла, модель правильного поведения, при которой жертвенность – в том числе и в государственном масштабе – является высшей добродетелью. Для сравнения послушайте, что говорят доморощенные либералы. Каждый раз, когда речь заходит о помощи со стороны России другим странам и народам, например, Донбассу, вернувшемуся в Россию Крыму, Сирии, нашим друзьям в других уголках мира, сразу начинается разговор о том, что России это экономически не выгодно. Приходит на память «шуточка» известного ныне здравствующего юмориста, неустанного певца либеральных свобод (не буду называть его фамилию, кто поймет, тот поймет). Герой его юморески восклицает: «А мне будет когда-нибудь выгодно?» «Выгодно» – это, господа либералы, не из Евангелия. Это из других книг, по которым учат в различных школах высшей (и не очень) экономики. Но эти книги не ведут к спасению ни страны, ни ее людей. Более того, если эти книги ставить во главу угла, они приведут к погибели.

Казалось бы, что я нового сказал? Надо знать свою историю и свой язык. Иначе Россия погибнет, даже при наличии ракет «Калибр», которыми   Россия эффектно отбомбилась из Каспия по ИГИЛ. Простые и понятные вещи. А простое кажется неважным. Оно быстро забывается или отодвигается на второй план. Мы, русские и все народы, которые живут в России, должны быть милосердны к нашим детям. Мы должны сделать их счастливыми и дать им возможность жить в той же великой и замечательной России, в которой имеем счастье жить мы. А потому мы должны учить их русскому языку, учить их истории и закладывать в них историческую память, прививать им любовь к родной литературе и к родной культуре в целом. И главное – учить их любить Бога! Если и наши дети, и дети наших детей будут делать то же – Россия никогда не погибнет, будет процветать и доживёт до второго пришествия Христа-Спасителя. Всё, как говорится, просто…