В российском МИДе состоялась встреча с представителями сирийской оппозиции, сообщает «РИА Новости». Замминистра иностранных дел Михаил Богданов и делегация сирийского оппозиционного Национального координационного комитета за демократические перемены обсудили вопросы урегулирования кризиса в стране. Ведущая «Коммерсантъ FM» Оксана Барыкина обсудила тему с советником директора Российского института стратегических исследований Еленой Супониной.

— Как вы думаете, о чем шла речь на встрече в МИДе?

— Координационный комитет — это одна из ведущих организаций сирийской оппозиции, и они настроены примирительно. Они готовы обсуждать пути выхода из сирийского кризиса вместе с представителями сирийского правительства. Поэтому речь, конечно же, шла о том, как добиваться политического урегулирования в Сирии. Москва заинтересована в этом больше, чем Вашингтон, сирийцы сейчас это понимают. Ну и один из технических вопросов, который может быть реализован в ближайшее время, — это проведение третьей встречи в Москве. Это так называемый межсирийский диалог. Уже две подобных встречи прошли в Москве — одна в конце прошлого года, другая в начале этого. И на них также обсуждаются пути урегулирования, возможности сотрудничества. На этих встречах обычно присутствуют представители правительства Сирии и те лидеры оппозиции, которые готовы сейчас сидеть за одним столом переговоров с правительственными представителями.

— Скажите, какую роль отводит Россия сейчас представителям сирийской оппозиции в вопросе урегулирования кризиса в стране?

— Россия не отводит им какую-то роль. Россия — не кукловод, в отличие от американцев, которые попытались из лидера сирийской оппозиции уже сразу сделать лидера всей Сирии. Не получилось, потому что пытались они создать и теневое правительство Сирии, и должности раздавали: кто-то там был теневым премьер-министром, кто-то теневым министром иностранных дел. В результате все оппозиционеры, которые сотрудничали с американцами, переругались и начали делить те посты, которые еще к ним в руки не попали.

Россия настаивает на том, чтобы был диалог, чтобы представители правительства и оппозиции договаривались о каких-то вещах, которые можно реально реализовать. Например, прекращение огня в отдельно взятом населенном пункте. Например, доставка гуманитарной помощи. Например, поиск тех людей, которые пропали в Сирии. В частности лидер координационного комитета три года назад был похищен прямо из аэропорта в Дамаске по возвращению из Китая. Судьба его до сих пор неизвестна, где он — в тюрьме, в правительственной тюрьме, или его похитили боевики. Никто не может дать ответа на этот вопрос, есть предположение даже, что он убит. Ситуация очень опасная в Сирии, и те люди, которые из координационного комитета, которые сейчас сюда приезжают, например, руководитель Хасан Абдель-Азим, — это люди, которые жизнь свою положили на то, чтобы добиться чего-то хорошего в Сирии. Сейчас они хотят перемирия с правительством.

— Было анонсировано, что в ближайшей встрече в Вене, я так понимаю, 14 ноября, примут участие и представители Китая. Это как-то изменит ход переговоров, что они могут дать?

— Очень хорошо, расширение круга посредников пойдет только на руку сирийскому урегулированию, но без договоренностей между основными игроками, а ими сейчас являются Россия и США, добиться политического урегулирования в Сирии невозможно. Сначала должны договариваться Москва и Вашингтон, затем должны договариваться между собой региональные государства, такие как Саудовская Аравия и Иран, а дальше уже пойдет легче диалог между оппозицией и правительством Сирии. Но это не означает автоматически того, что Сирия превратится сразу в цветущее государство.

Египет — яркий пример. Там достаточно жесткий лидер пришел к власти после всех перемен, и, тем не менее, там есть такие черные дыры, как Синай. Вот я боюсь, что в Сирии будет в любом случае то же самое. В той или иной степени эта страна обречена на внутренние неурядицы на многие годы вперед. Но если мы не будем сейчас помогать им договариваться, то ситуация будет еще более катастрофичной, и это будет с легкостью перекидываться и на соседние страны. Это будет бумерангом отзываться по нам в виде террористических атак и в виде других проблем, таких, как беженцы и многое другое.