«Молниеносный глобальный удар» заключается в возможности доставки в основном неядерных ударно-боевых средств гиперзвуковыми носителями в короткое время практически в любую точку земного шара и в поражении намеченных целей с высокой точностью. Как утверждает Министерство обороны США, такой удар может быть нанесен «в пределах одного часа» после получения соответствующего приказа.

Соответствующая американская перспективная установка предполагает создание и развертывание в будущем четыре типа ударно-боевых средств «МГУ»: усовершенствованный гиперзвуковой глайдер наземного и морского базирования межконтинентальной дальности (Advanced Hypersonic Weapon), гиперзвуковой высокотехнологичный планирующий глайдер наземного базирования (HTV-2), баллистическая ракета морского базирования, способная нести гиперзвуковую планирующую или маневрирующую боеголовку промежуточной дальности на расстояние до 5500 км (SLIRBM), а также гиперзвуковая крылатая ракета воздушного базирования  (HSSV). Все эти ударные средства предполагается размещать в районах передового базирования, то есть поближе к границам России и КНР.

Владимир Козин отметил, что в отличие от ядерного оружия, которое в результате своего применения может подвергнуть радиоактивному заражению большие площади земной поверхности и вызвать огромные разрушения, высокоточное гиперзвуковое оружие не несет столь опасных последствий. «Целями применения подобного оружия являются командно-штабные центры, шахты МБР и крупные военные базы, а вся инфраструктура гражданского назначения остается нетронутой. По крайней мере, так в теории», – добавил эксперт.

«По данным американских специалистов в этой области, промышленное производство ударных элементов этой системы может быть начато уже в 2017–2018 годы. Пока были проведены лишь испытания некоторых компонентов «МГУ». Кроме того, Пентагон и ВПК США активно   продолжают работу по развертыванию системы противоракетной обороны (ПРО) в глобальных масштабах», – сообщил главный советник РИСИ.

По его мнению, начиная с 2025 года может сложиться такая ситуация, когда общее количество американских ракет перехватчиков превысит количество носителей СНВ России по условиям Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных ядерных вооружений (СНВ-3), подписанного между Москвой и Вашингтоном в 2010 году. В этом случае соблазн нанесения первого удара со стороны США – независимо от того, будет ли он ядерным или неядерным – резко возрастет. Дело в том, что после того, как Соединенные Штаты в 2002 году в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО, количество производимых ими ракет-перехватчиков не ограничивается никакими двусторонними документами.

»Универсальные шахты системы ПРО, которые будут введены в действие сначала в Румынии, а затем в Польше, могут быть оснащены не только стандартными ракетами-перехватчиками, относящимися к оборонительным видам вооружений, но и а крылатыми ракетами наземного базирования, а в перспективе и высокоточными гиперзвуковыми ракетами, которые будут созданы в рамках проекта «МГУ». Учитывая специфику подобных систем вооружений и непосредственную близость их дислокации к границам России, подобные объекты требуют особого внимания со стороны российских Вооруженных Сил», – убежден эксперт.

По мнению Владимира Козина, в случае резкого обострения мировой военно-политической обстановки или возникновения серьезных угроз для национальной безопасности Российской Федерации со стороны США и НАТО, Москва, руководствуясь при этом статьей 51 Устава ООН, имеет полное право уничтожить любые ядерные, противоракетные и иные военные объекты на территории иностранных государств, которые будут использоваться как средство нападения или уничтожения российских МБР.

Для обеспечения своей национальной безопасности Россия одновременно имеет право на размещение в своих приграничных территориях оперативно-тактических комплексов «Искандер-М», а также высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования большой дальности, которые успешно проявили себя в ходе операций российских ВКС против военных и тыловых объектов террористической группировки «Исламское государство» в Сирии.

«При возникновении серьезной угрозы для Российской Федерации, для ее союзников и друзей все объекты США и НАТО, которые включают в себя средства ПРО, тактические ядерные вооружения и централизованные базы их хранения, а также военные аэродромы, командные центры и прочие элементы военной инфраструктуры,могут быть уничтожены российскими ударно-боевыми средствами. Россия не может оставаться безучастной относительно растущего частокола военных баз США и НАТО вокруг своей территории и иных объектов передового базирования (до 150), предназначенных для нанесения превентивного или упреждающего удара по Российской Федерации, а также по территории ее союзников и друзей. Тем более, когда шеф Пентагона уже не раз грозился применить военную силу против нашей страны», – заключил Владимир Козин.