Сейчас, пока стороны готовят доказательства в пользу своих версий и выдвигают их на политическом уровне, дать стопроцентный прогноз по поводу дальнейшего развития ситуации сложно, однако перспектива столкновения между РФ и НАТО существует, считает собеседник агентства.

«Нужно дождаться результатов расследования. Важно, над какой территорией был сбит наш самолет, с доказательной базой. Есть противоречивые сведения: российские военные утверждают, что самолет сбит над территорией Сирии, турецкие, соответственно, утверждают, что его несколько раз предупреждали и он был сбит на другой территории, над Турцией. А это принципиально важно в этой ситуации. Честно говоря, на войне всякое случается, но мы прекрасно понимаем: в этой ситуации, даже если произошла какая-то ошибка, прежде чем атаковать, наверное, турецкая сторона решала этот вопрос не на уровне рядовых военных. И карт-бланш на атаку, по всей видимости, был дан политическим руководством, а не чисто военным», – уверен А.Куртов.

«Если это так, это укладывается в линию, проводимую турецким руководством несколько последних месяцев. Оно все активнее выражало недовольство российскими действиями в Сирии и, с другой стороны, продвигало свой собственный план по созданию некоей зоны на территории Сирии, непосредственно граничащей с Турцией, где турецкие власти имели бы своеобразный карт-бланш на проведение каких-то действий, в том числе, на контроль над этой территорией с чисто военной точки зрения. Как они могли это осуществить – второй вопрос, либо созданием некоей беспилотной зоны (и такие варианты тоже предлагались), либо введением своего военного контингента, с мотивировкой, что в случае ввода турецких войск на эту территорию не проникнут войска их противников из ИГИЛ. В этом смысле, конечно, расхождения между позициями России и Турции были очевидны – более того, в последнее время они все время нарастали», – подчеркнул он.

Но сбитый самолет – это пересечение черты, Рубикона, считает эксперт. «Что такое сбитый самолет? Это же повод к войне. Тем более, повторяю, если будет доказано, что он был сбит над территорией Сирии, где российские военно-космические силы находятся на основе соглашения с официальным правительством Сирии, это может иметь очень серьезные последствия. Честно говоря, мне трудно представить, что будет эскалация взаимных претензий и ненависти, потому что это не очень перспективный путь, и он, по большому счету, невыгоден ни Турции, ни России. Но тем не менее, поскольку Турция является членом Североатлантического альянса, формально здесь могут вступать в действие известные статьи договора о солидарности в случае нападения на одну из сторон. Турция будет стараться представить дело именно таким образом. А это означает, что конфликт в Сирии, возможно, будет приобретать принципиально другой масштаб, с перспективой столкновения между РФ и НАТО. Но, опять же, вряд ли кто-то в Турции в этом серьезно заинтересован – не на уровне разных политических сил, а на уровне руководства. Другое дело, что в этом могут быть заинтересованы США, поскольку это вполне в их намерениях – показать, что Россия не считается с интересами западного мира и грубо нарушает правила международного гуманитарного права в отношении ведения военных действий», – считает собеседник агентства.

Если, гипотетически, РФ и НАТО находятся на грани серьезного столкновения, возможно ли, что США таким образом намеренно провоцируют Россию на прямой конфликт с силами альянса?

«Действительно, с формальной точки зрения, мы находимся в ситуации взаимных претензий, которые могут перерасти в горячую фазу. Но реальных оснований для такого откровенного алармизма пока нет. Повторяю, на войне всякое случается – и обстрелы другой территории, и переход границ суверенного государства какими-то подразделениями, но военного конфликта не возникает. Я не думаю, что в интересах Турции доведение конфликта до этапа начала военных действий. Их задача – продемонстрировать свою решимость и ударить по рукам России, чтобы затруднить реализацию успешно развивающихся действий России в Сирии в военном отношении. Они прекрасно понимают, что действия России могут привести к изменению внутриполитической ситуации в Сирии, когда сирийские курды могут более активно принять участие в военных действиях против ИГ и, соответственно, если будет достигнута победа, претендовать на статус своей автономии, при возможном варианте послевоенного устройства сирийской арабской республики на условиях некоей федерации. А Турции, конечно, это абсолютно не нужно, ей достаточно головной боли от иракских курдов, успешно реализующих свою автономию и стоящих на пороге объявления полной независимости от Багдада. Если к иракским курдам присоединятся еще и сирийские курды, т.е. будет создан еще один прецедент появления на Ближнем Востоке некоего курдского государственного образования, это может серьезно подвигнуть уже турецких курдов на повторение этого опыта. Турция, по всей видимости, и по этой причине тоже решила действовать очень решительно и даже авантюрно», – подытожил Аждар Куртов.