Апология статистики

После того как российский фронтовой бомбардировщик Су-24 был сбит турецкими ВВС в небе над Сирией, у нас в отечестве поднялась вполне ожидаемая и совершенно справедливая буря возмущения. Звучат призывы «немедленно наказать Турцию», что подразумевает разные меры: как минимум — бойкотировать турецкие курорты, как максимум – начать полномасштабную войну.

Надо остыть. Надо понять тот простой факт, что турецкий вопрос в контексте операции ВКС РФ в Сирии и вообще вопрос об участии Турции в коалиции против террористов ИГ (террористическая организация, деятельность которой запрещена в РФ) невероятно сложен. Давайте вспомним, что именно Турция, когда ИГ еще в помине не было, в 2011 году явилась главным политическим (и не только) спонсором и организатором боевых отрядов «сирийской оппозиции» в основном из приграничных сирийских туркменов, которые и начали вооруженную борьбу за свержение (далее американское определение) «кровавого диктатора Асада». Зачем туркам и американцем это было нужно, это отдельный вопрос, хотя все делалось отнюдь не в пользу нашей страны. Вспомним и то, что в районе, где произошел трагический инцидент с нашими военными летчиками, турецкие F-16 достаточно регулярно сбивали сирийские МиГи. И именно «за нарушение границы».

Асаду мы помогали как могли. По максимуму возможностей. Несмотря на этот «антитурецкий» контекст, российско-турецкие отношения процветали. Давайте хоть как-то попытаемся разобраться в этой высшей политической математике с помощью политической медиаметрии.

Сначала просто заголовки статей в турецких СМИ, которые после встречи Путина и Эрдогана на саммите G20 стали просто паническими. Особенно накануне инцидента, 22 ноября. «Россия не захочет газопровод Иран – Европа» (Dunya, 22.11.2015); «Россия и силы Асада вытесняют туркмен» (Turkiye, 22.11.2015); «Экспорт Турции в Россию поднимает тревогу» (Milliyet, 22.11.2015); «Российская операция у наших границ» (Aksam, 22.11.2015); «Бои в Байирбуджаке продолжаются» (Dünya Bülteni, 21.11.2015); «Сирийская армия в Байирбуджаке при поддержке России» (Dünya Bülteni, 21.11.2015).

Если взглянуть на карту, то турецкая граница около Байирбуджака в месте мифического пересечения ее нашим Су-24 представляет собой длинный вытянутый язык в сторону Сирии. Самолет, летя по прямой, приблизился к опасной точке на 1 км всего на одну секунду. И был сбит. Это явный месседж.

Турецкие СМИ достаточно независимы от государства. Пресса там скорее партийная, а свобода слова гораздо выше, чем в США. Тем не менее за все годы наблюдений турецкие журналисты демонстрировали образец толерантности к России.

В 2012 году, вскоре после начала событий в Сирии индекс агрессивности составил…0,04! На сто нейтральных публикаций приходилось всего 4 негативные. В 2013 г. – 0,05. В 2014 г. ИА подрос, до 0,2. Вообще-то цифра смешная, а относительный рост обусловлен украинским кризисом. В среднем за 2015 г. индекс оказался равным 0,09. Падение налицо. Но и после начала операции ВКС России в Сирии ИА составил всего 0,15. Такая перепутанность разнонаправленных долговременных и краткосрочных тенденций не дает права делать скоропалительных выводов и «бросать в массы» радикальные призывы.

Давайте остынем и доверимся нашим политикам и дипломатам.

Информационная активность: …пребывая в приподнятом настроении

Как мы и предполагали в прошлый раз, допинговый скандал исчез с информационного поля. За рассматриваемый период зафиксирован самый низкий за все время наблюдений с 2011 года недельный индекс агрессивности. Сегодня он равен 0,55. Информационная опасность для нашей страны впервые может быть определена как средняя.

Что касается количественных показателей, то активность зарубежных СМИ за период с 16 по 22 ноября 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (с 9 по 15 ноября 2015 года) упала на 3,37% (1661 материал против 1719). Это весьма небольшое уменьшение, которое просто указывает на тот факт, что Россия осталась в фокусе мировой прессы даже после исчерпания истерики по поводу будущего наших легкоатлетов.

Впрочем, Виталий Мутко, министр спорта РФ остался в топе по количеству упоминаний в прессе. Мутко упоминался в 4 раза чаще, чем министр иностранных дел Сергей Лавров. На прошлой неделе, напомним, его имя вспоминали чаще в 5 раз.

Лидер по количеству публикаций в страновом зачете сменился. Теперь это Франция – скоро планируется визит в Россию президента Франсуа Оллланда, много говорят также о налаживании сотрудничества в рамках силовой операции в Сирии и про авианосец «Шарль де Голль».

Вот характерные заголовки из французских СМИ: «Надин Морано осуждает позднее вторжение Франции в Сирию» (France 3, 22.11.2015); «Башар Асад: сирийская армия продвигается по всем фронтам благодаря русским» (Euronews, 22.11.2015); «Надписи «За Париж» на российских ракетах в Сирии» (TF1, 22.11.2015); «Франция в Сирии: сотрудничество с Москвой — «да», наземная операция — «нет» (Le Monde, 22.11.2015); «Ж-И. ле Дриан: «Русские наконец-то ударили по ИГ. И сильно» (La Tribune, 22.11.2015); «Ж.Бурдон: «Воспоминания о встрече с Львом Толстым в Ясной Поляне» (Le Figaro, 21.11.2015); «Между двух огней; Владимир Путин постепенно тонет в болоте джихада» (Francetv info, 21.11.2015); «Сирия: как Жюппе пошел по пути Олланда. Резкий пророссийский поворот одного из лидеров французских «Республиканцев» (Le Monde, 21.11.2015).

Разумеется, «на ура» в медиа прошел сюжет о подарке российских полицейских своим французским коллегам – щенке немецкой овчарки Добрыня вместо погибшей при исполнении служебных обязанностей в пригороде Парижа Сен-Дени полицейской собаки Диезель. Но это, как говорится, ожидаемо.

В данном случае интересно взглянуть на позитивные публикации. Таковых оказалось достаточно, и все, кстати, политические, не из области культуры, как обычно. Большинство позитива прошло по телевидению, это важно подчеркнуть, поскольку ТВ во Франции довольно жестко контролируется государством: «Потепление отношений между Францией и Россией» (Radio France Internationale (RFI), 19.11.2015); «После терактов 13 ноября обойтись без Путина невозможно» (TF1, 19.11.2015); «Ф.Фийон: «Счастье, что Путин начал бомбить ИГ в Сирии» (Le Point, 17.11.2015); «Теракты в Париже: россияне демонстрируют солидарность с французами» (Le Monde, 17.11.2015).

Еще одно важное наблюдение. Очень хорошо, по сравнению с другими случаями подобного рода, наполнился сюжет о саммите G20. Зарегистрировано около 150 материалов, причем заголовки говорят сами за себя: «Из врагов в союзники; Москва рассчитывает на то, что Запад будет нуждаться в помощи русских в борьбе с терроризмом» (Der Tagesspiegel, 19.11.2015, Германия); «Теперь все стремятся поговорить с Путиным» (Der Spiegel, 19.11.2015, Германия); «Саммит G20 помог объединить Россию, США и Европу против ига ИГ» (Business Times Singapore, 19.11.2015, Сингапур); «Риск юридического противостояния России с Украиной минимизируется» (Agéfi Quotidien, 19.11.2015, Франция); «Последствия для экономики: если Россия вернется в игру» (Il Sole 24 Ore, 19.11.2015, Италия); «Канцлер все никак не решится отдать приказ к наступлению; Германия и борьба с ИГ» (General-Anzeiger, 17.11.2015, Германия); «Владимир Путин предполагает, что изоляция России со стороны Запада подходит к концу» (Wall Street Journal, 17.11.2015, Индия); «Теракты в Париже «вернули Путина с холода» (Politiken, 17.11.2015, Дания); «Объединенные яростью: мировые лидеры заручились поддержкой Владимира Путина, чтобы поддержать глобальные усилия по борьбе с ИГИЛ» (The Daily Mail, 17.11.2015, Великобритания).

Индекс агрессивности: добродушные союзники

При аномально низком среднем для всех стран индексе агрессивности следовало ожидать, что и отдельные страны нас всех приятно удивят. Так оно и вышло: нагнетание негативных настроений вокруг России везде резко снизилось. Прежде всего это касается потенциальных партнеров или даже союзников по антиигиловской коалиции. Так, ИА для Франции равен 0,35, для Великобритании – 0,35, США – 0,40. Уверяю вас, это максимум доброжелательности, который можно политически выжать из системы национальных СМИ. Кстати, такие значения ИА близки к показателям СМИ Украины времен Виктора Януковича.

Те государства, которые в коалицию пока не торопятся, индексы имеют раза в три выше: Германия – 1,1, Япония – 1,1, Польша – 1,3.

В негативе у Германии следующее: «Кто воюет на стороне Франции? Борьба с ИГ» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 22.11.2015); «Безумие; Реакция русских на теракты в Париже» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 22.11.2015); «Одно очко в пользу Путина; Путину на руку теракты, произошедшие в Париже» (Frankfurter Allgemeine Zeitung, 22.11.2015); «Майдан — и что было потом; С начала протестов прошло два года» (Deutsche Welle, 22.11.2015); «Не дадим себя отвлечь; Новый террор не может сильно повлиять на геополитику» (Der Tagesspiegel, 22.11.2015); «25 глупцов против террора; Обзорная статья о ситуации в Европе» (Bild, 21.11.2015); «Черногория станет 29-м членом НАТО» (Die Welt, 21.11.2015, Германия); «Демонстрация Pegida в Дрездене: Под российскими флагами против ислама и Меркель» (Deutsche Welle, 20.11.2015); «Бездонная бездна; Авиаудары не остановят ИГ» (Der Tagesspiegel, 20.11.2015, Германия); «Добро пожаловать, дорогие оккупанты; Норвежский телесериал на немецком ТВ» (Der Spiegel, 20.11.2015).

Хотя Польша осталась в числе активных «негативистов», заголовки статей из польской прессы — в пределах негативной корректности. Есть даже такие: «Путин обыграл западных лидеров, как детей. О стабилизации ситуации на Украине теперь можно будет только мечтать» (wPolityce.pl, 17.11.2015, Польша).

А вот, к слову, об Украине. Два года с момента «Революции достоинства» пролетели как-то незаметно на фоне бесконечного украинского раздергайства, которое приходится постоянно комментировать и анализировать. Информационная вендетта Киева с Москвой сегодня поблекла на фоне других, более масштабных событий.

Но вторая годовщина-то в проекции на Россию отмечена? Тщательно посмотрели массив – ничего не нашли. Зато нашли некий образчик того, куда зашла революционная достойная мысль. Мороз по коже: «Смерть вурдалака: как Михаилу Лесину удалось уничтожить российскую журналистику» (Галицкие контракты, 16.11.2015) – «Смерть бывшего российского министра печати Михаила Лесина прошла почти незамеченной для отечественных СМИ. Между тем к фигуре Лесина стоило бы присмотреться хотя бы для того, чтобы понять, как возникла воинствующая и подлая российская антижурналистика, ставшая частью военного нападения режима Владимира Путина на нашу страну».
Наш выбор: слово простых мексиканцев

Вот крайне интересная выдержка из мексиканской газеты. Обычно местная пресса перепечатывает американские материалы о России, а здесь что-то оригинальное.

Мексиканская газета El Norte (17.11) опубликовала статью «Путин — провидец», в которой утверждается, что мировым лидером с самым логичным и реалистичным взглядом на угрозы, которые несет исламский экстремизм современному миру, оказался президент России Владимир Путин.

Путин прекрасно понимает, что на сегодняшний день наибольшая угроза миру исходит от «Исламского государства», идеи создания «Великого халифата», поэтому он противостоит этому даже путем укрепления личной власти Асада.

Обама, в свою очередь, как типичный американец, напускает на себя важность и заявляет, что Асад — диктатор, поэтому должен уйти в отставку, и лишь после этого можно будет всеми силами обрушиться на ИГ.

Очевидно, что по своему интеллекту Путин превосходит Обаму. Особенно ясно это проявилось за день до трагических событий в Париже, отмечает издание.