Эксперт Федерального агентства новостей говорит, что эта информация, ранее озвученная Владимиром Путиным, давно уже известна как российским, так и западным специалистам, и является частью информационной войны, причем эскалация конфликта будет продолжаться.

По словам Анатолия Антонова, именно Турция выступает ключевым покупателем «краденой у законных хозяев — Сирии и Ирака — нефти». Замминистра сообщил, что определены три главных маршрута, по которым нефть поступает в Турцию с территорий Сирии и Ирака, находящихся под контролем ИГИЛ.

Кроме того, представитель Минобороны сообщил о вовлеченности в этот бизнес политической элиты Турции, включая Эрдогана и его семью.

«Мы неоднократно говорили об опасности заигрывания с террористами», — резко добавил Анатолий Антонов.

В самом заявлении министерства нет ничего нового — ранее об этом говорил президент страны Владимир Путин, напомнила ФАН руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Анна Глазова.

Кроме того, эта информация не является новостью и западных экспертов. На тему покупки Анкарой нефти у ИГИЛ  было уже множество заявлений, были публикации в западных СМИ. Разумеется, уточнила Глазова, Владимир Путин, поднимая эту тему, основывался не на газетных публикациях, а на фактах, «которые он получает от различных государственных структур».

«Что касается перспектив, то в свете того, что пока российское руководство не готово идти на контакты с турецкими представителями, эскалация конфликта будет продолжена до тех пор, пока Эрдоган лично не принесет извинений», — сказала эксперт.

Впрочем, добавила Глазова, зная характер турецкого президента и стиль его поведения, это «будет последнее, что он сделает». Обещания Эрдогана уйти в отставку при наличии доказательств причастности к этим поставкам были сделаны поспешно, уверена эксперт: «Доказательства Россия может представить, но ни в какую отставку Эрдоган не уйдет». Тем не менее, перед своими избирателями и турецким бизнесом за происходящее между странами ему ответ держать придется — особенно по вопросам экономического сотрудничества.

Вряд ли это, однако, изменит его позиции, рассуждает Анна Глазова. «Эрдоган отрабатывает образ жесткого политика весь последний год. Вспомним, как накануне президентских выборов в августе 2014 года он обещал избирателям построение новой Турции — демократической и экономически развитой — и сравним с тем, к чему пришла страна накануне парламентских недавних выборов. В Турции царят раскол в обществе, всплеск насилия и экономические проблемы», — объясняет эксперт. Для поддержания собственного рейтинга президент делает ставку на воинственную риторику, причем не только в отношении России, но и в отношении ряда стран ближневосточного региона. Негатив распространяется и на страны Запада, потому что ситуативные сближения с Западом не отменяют того, что у Турции есть проблемы со своим европейскими союзниками.

России, если реально смотреть на вещи, придется иметь дело именно с такой Анкарой.

«Эрдоган был выбран президентом только год назад, а правящая партия получила в ноябре парламентское большинство, так что надеяться на смену власти не приходится», — сказала Анна Глазова.