Остановимся на языковом аспекте формирования их создания. Как известно, в свое время на оккупированной немецкими фашистами Украине официально использовались, в основном, только украинский и немецкий языки. Вот и на современной Украине давно начали приучать население к переходу на язык своих угнетателей.

Например, объявления в общественном транспорте начали незаконно дублироваться на английском языке. Еще задолго до майдана такую политику проводили власти Украины, уже тогда сильно зависимые от воли своего заокеанского владыки. Русский язык был также почти полностью изгнан из официального делопроизводства, из сферы образования, науки, культуры.

Правда, русский язык продолжал еще довольно значительно присутствовать в СМИ, хоть и там был потеснен. Однако там поощрялось его опошление, насыщение уголовным жаргоном. На русском «волапюке» часто выходили комедийные телепередачи «для взрослых», причем часто – в совершенно детское время. Украинские радиостанции массово ретранслировали пошловатое радио «Шансон».

Так менялась самоидентификация людей. «Господским языком» начал видеться у них английский. «Прикладным», нужным в постоянном обиходе – украинский. А русский еще до госпереворота начал считаться языком анекдотов и блатной «попсы»…

Но и настоящий украинский язык, лексикон которого знаменитый филолог Даль включал в свой «Толковый  словарь  живого  великорусского языка», был сильно изменен, порой до неузнаваемости. Он был искусственно перенасыщен словами из западноевропейских языков. Хуже того: из него были напрочь исключены такие понятия, как целомудрие, нравственность, благочестие. То есть ключевые понятия, без которых народ быстро деградирует. Еще античный историк Полибий писал о том, что порча нравов губит государство и народ. Поэтому и Библия предупреждает нас: «Всяко слово гнило да не исходит из уст ваших» (Ефес. 4, 29).

Но именно гнили и погубления добивались «архитекторы евромайдана». Поэтому они опошлили и сделали инструментом дегенеративной пропаганды даже и английский язык. По всей Украине были открыты центры изучения английского языка, западной «культуры». Но изучали там вовсе не западные литературные достижения в стиле Диккенса и Теккерея…

Я сам за несколько лет до войны зашел посмотреть на офис «Британского совета» в Киеве, размещенный на Подоле. Там я увидел просто прелестные учебные пособия, по которым всякий посетитель мог учить английский. Эти учебники пропагандировали «мультикультурализм» (бесконтрольное смешение народов иммигрантами), гомосексуализм, легкие наркотики (под видом «борьбы» с ними), либеральную политическую идеологию. И все – под видом «объективности» и «научности».

В свое время Ленин утверждал, что нравственным является то, что помогает революции. Так же рассуждали кураторы евромайдана. Для этого они выдумали особый «птичий язык» пропаганды, который обелял все, что связано с евромайданной революцией, в котором просто не было места правдивому описанию событий. Например, захваты правительственных зданий террористами майдана были объявлены «взятием их под охрану». А принятые по этому поводу в Верховной Раде законы, запрещающие это, были названы «диктаторскими». Штурмовики и погромщики, убивавшие милицию арматурой и «коктейлями Молотова», были названы «активистами». Кстати, это же словечко активно используется укро-СМИ и сейчас. Оказывается, опоры ЛЭП рядом с Крымом были взорваны тоже «активистами». Хотя такие акты, ставящие под угрозу жизнь и здоровье миллионов людей вообще называются террором, а исполнителей террора называют террористами…

В рамках лексики украинской пропаганды сказать правду просто невозможно. Тут вспоминается знаменитый роман-антиутопия Оруэлла «1984», где описывается «новый язык» английского тоталитарного государства:

«Цель Новояза — не только выразить мировоззрение и мышление приверженцев Ангсоца (английского социализма, тоталитарного лжеучения – прим. автора), но сделать все другие способы мышления невозможными. Предполагалось, что когда Новояз установится навечно, а Старояз будет забыт, еретическая мысль — т. е. мысль, несовместимая с принципами Ангсоца, — станет буквально невыразимой, настолько, насколько мысль зависит от слова. Словарь его был составлен так, чтобы дать точное и часто очень тонкое обозначение всякому смыслу, который член партии мог правильно выразить, и в то же время исключить все другие смыслы и даже саму возможность их косвенного проникновения».

Но и это еще не все. Западные «архитекторы» языковой политики Киева решили не просто потеснить русский язык на Украине, но и подорвать его истоки. А они прекрасно знают, что истоки его – в церковнославянском языке. Великий М.В.Ломоносов, кроме точных наук внесший и значительный вклад в русскую филологию, отмечал : «…Российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку неподвержен утвердится, коль долго церковь Российская славословием Божиим на славенском языке украшаться будет».

Академик Д.С.Лихачев считал, что отказ от употребления церковнославянского языка в Церкви «приведет к дальнейшему падению культуры в России». Богослужебный церковнославянский язык, объединяет «культуру прошедших столетий и культуру нового времени, делая понятными высокие духовные ценности, которыми жива была Русь первых семи веков своего существования, объединяя Россию, Украину и Белоруссию… Это язык благородной культуры… он имеет большое образовательное и воспитательное значение».

Поэтому западные правительства начали выдавать большие гранты на пропаганду отказа от церковнославянского языка на церковных богослужениях. Даже нашли для этого «церковных» ренегатов, чтобы пропаганда была поубедительней. К счастью, до реализации этого проекта так и не дошло – в УПЦ МП по-прежнему служат на ЦСЯ. Но предпосылки для «реформы» по переводу службы на украинский уже заложены…

К сожалению, безобразие, которое происходит на Украине, в значительной степени продвигается правительствами США и ЕС и в России. Многие процессы повторяются. Если не сделать выводов, то и нас тоже может ждать трагедия. Поэтому все поползновения на разрушение русского языка и морального здоровья русского народа, других народов РФ, надо пресекать каленым железом. Нравственность имеет стратегическую важность для России.

Этот текст был озвучен как доклад на конференции «Безнравственность как угроза  государственной безопасности», прошедшей в Петербурге в начале декабря.

Игорь Друзь,
эксперт из группы по Украине при РИСИ