В Брюсселе состоялось заседание Cовета глав МИД стран ЕС. Хотя санкции против России в повестке дня и не значились, Москва  упоминалась при обсуждении каждого вопроса – от турецкого до иракского. Дипломаты также наметили общий антитеррористический курс. Однако ожидать европейской кампании против джихадистов не стоит, уверены эксперты.

Встреча в Брюсселе началась с обсуждения программы «Восточное партнерство», участниками которой являются Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина. Дипломаты подтвердили важность инициативы и нацелились на укрепление «регионального измерения» посредством экономических программ.

Министры не обсуждали вопрос либерализации визового режима для Грузии и Украины: к этой теме дипломаты вернутся, когда заслушают доклад по обеим странам, но это произойдет уже в новом году.

Самые острые внешнеполитические вопросы всплыли во время рабочего обеда с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу. Отношения ЕС и Анкары стабилизировались после пяти лет застоя, и не последнюю роль в этом сыграл миграционный кризис, отмечает Hurriyet. Присутствие Чавушоглу было неслучайным, ведь в поле зрения ЕС попали и Ирак, и Россия, с которыми Турция испортила отношения.

Анкара ввела свои войска на территорию Ирака, вынудив Багдад обратиться в Совбез ООН. Вчера стало известно, что она перебросила часть солдат из лагеря вблизи Мосула на север Ирака, однако полностью выводить войска по-прежнему не намерена. Более того, эксперты уверены, что Турция будет усиливать там свое присутствие.

«Сама агрессия в Ираке устроена таким образом, чтобы закрепить присутствие Турции, – заметила в беседе с «НГ» замдиректора Российского института стратегических исследований Анна Глазова. – В перспективе при поддержке турецкой армии курды могут объявить о проведении референдума о независимости Иракского Курдистана, с которыми Турция поддерживает тесные политические и экономические контакты, особенно в сфере энергетики».

Европейские министры выразили поддержку иракской национальной программе реформ и примирению между политическими противниками, а также подтвердили его единство и суверенитет, однако так и не обрушились с критикой на Турцию в связи с интервенцией.

Отношения Анкары и Москвы омрачили воздушный и морской инциденты. Вчера Чавушоглу в интервью Corriere della Sera заявил, что реакция российского сторожевого корабля «Сметливый» на турецкий сейнер была преувеличенной. Он добавил, что «Россия и Турция, безусловно, должны восстановить те доверительные отношения, которые были раньше, но наше терпение имеет предел». В свою очередь, премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил, что Анкара открыта к любому диалогу по нормализации отношений с Москвой, но не станет обсуждать тему извинений и компенсации.

Европа может поддержать Анкару в ее пикировке с Москвой. «Это будет зависеть от интересов Европы. Если говорить с точки зрения международного права, Европа должна осудить турецкую интервенцию в Ираке, – отметила Глазова. – Но ЕС мыслит собственными конъюнктурными политическими и экономическими интересами. В случае если из Катара через Иракский Курдистан и Турцию протянут газопровод (см. «НГ» от 10.12.15), позиция Европы будет более компромиссной. Плюс к этому нужно учитывать, что отношения России и ЕС переживают не самые лучшие времена».

С последним утверждением трудно поспорить, и поползновений к потеплению отношений между РФ и ЕС не наблюдается. Странам Балтии нужно настаивать на продлении санкций в отношении России, объявили вчера руководители Латвии, Литвы и Эстонии. И это мнение находит поддержку в Европе. Канцлер Германии Ангела Меркель на съезде Христианско-демократического союза (ХДС) объявила, что введение Европейским союзом санкций в отношении России на фоне украинского кризиса было правильным шагом. Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини в преддверии встречи министров заявила, что не видит трудностей в продлении санкций против России, срок действия которых истекает в январе, пишет Wall Street Journal.

Однако на встрече этот вопрос не поднимался, он будет обсуждаться на саммите Евросоюза 17–18 декабря. Единственные трения возникли касательно процедурной части реализации санкций.

Тема борьбы с терроризмом заняла существенное место в повестке дня. Накануне заседания Могерини направила письмо 28 министрам, рассказав, что было предпринято по итогам февральских заключений Совета по борьбе с терроризмом. По данным американского журнала Politico, ЕС серьезно активизировалось в этом вопросе после парижских терактов, направив экспертов по борьбе с терроризмом в страны Ближнего Востока и Северной Африки. Одновременно стало известно, что Германия отказала США в просьбе нарастить военную помощь в борьбе с «Исламским государством» (ИГ – запрещенная в России террористическая группировка. – «НГ»). «Я считаю, что Германия выполняет свою роль, и мы не должны говорить о новых требованиях, связанных с этой кампанией», – сказала Меркель ZDF.

Общий антитеррористический курс дается Европе со скрипом, и ожидать совместной операции против ИГ или в других странах Ближнего Востока не стоит. «На мой взгляд, вероятность общей скоординированной европейской кампании фактически исключена, – заявил в беседе с «НГ» заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. – Вряд ли европейские страны смогут достичь консенсуса, а это единственный легальный способ начать скоординированную политику в рамках европейской политики безопасности и обороны в соответствии с Лиссабонским договором. Вспомните: даже в ситуации с Ливией при выработанной концепции гуманитарной операции ЕС так и не удалось согласовать ее параметры, и европейцы программу так и не начали. Я полагаю, что даже политического единства добиться не удастся, не говоря уже о параметрах и мандатах совместной операции»

Ливийский вопрос также обсуждался в рамках переговоров министров с новым спецпосланником ООН Мартином Коблером.

За день до встречи в Брюсселе в Риме состоялась конференция с участием представителей 17 стран, на которой было принято заявление, призывающее к немедленному прекращению огня в Ливии. Дипломаты также договорились поддержать формирование правительства национального единства. В настоящее время в североафриканской стране царит двоевластие – избранный на всеобщих выборах парламент, заседающий в Тобруке, с одной стороны, и происламский Всеобщий национальный конгресс в Триполи, с другой. И если члены парламента и конгресса поддерживают итоговое заявление, то лидеры двух правительств всячески блокируют его принятие, пожаловались западные дипломаты.