На днях подобные старательные граждане в Белоруссии обнаружили профайл одного из сотрудников минобороны, который неоднократно позволял себе там «пророссийские высказывания». Человека не уволили, но вышел скандал, министерство объ­явило о проведении с ним профилактических бесед.

В России часто не слышат отголосков такого рода «войны», ведь она ведётся не боевым оружием и подчас даже не госорганами. Но оттого не менее эффективна. Наши бывшие «братские республики» залог выживания находят подчас в борьбе с «адептами Русского мира» и любые проявления симпатии к нему воспринимают как недопустимые, а то и даже преступные.

Интересно, что выражение «Русский мир» сейчас в тамошней прессе встречается несопоставимо чаще, чем в российской. Видно, наше общество ещё слабо осознало его значимость. Между тем именно это понятие во многом спасает нас от забытья, а точнее сказать, бегства от своего культурного и исторического самосознания. У нас господствуют такие понятия об идентичности, что Российская Федерация боится официально признать свою государственную связь с русским народом и вообще с чем-либо русским. Но существует одно исключение – язык, официально признанный государственным. И вот мы пытаемся на его основе, пусть и неформально, но на уровне официальной лексики через эту связку «Россия – русский язык» реставрировать русское самосознание.

Русский мир – это глобальное, трансграничное сообщество, в которое входят люди, достаточно знающие наш язык, чтобы общаться на нём и постигать с его помощью мировую культуру, новые знания.

Понятие Русского мира предполагает, что все эти люди, в каких бы странах они ни жили и к каким народам ни принадлежали, представляют собой некое информационное целое – большой мир русского языка, у которого есть своя особая жизнь, своё развитие, своя культурная проблематика. Несомненно, что это и духовная общность, единство культурных переживаний. У Русского мира есть огромная культурная традиция, носителем которой и является русский язык, передающий большой духовный опыт. И какой бы родной культуры ни был человек, изучение русского языка даёт ему возможность прикоснуться к этому наследию, воспринять часть этого опыта. А такое не проходит бесследно.

Конечно, Русский мир нельзя увидеть или формально доказать его наличие, но ровно то же самое можно сказать и о любом народе. Его надо чувствовать, надо прислушиваться к дыханию этого огромного языкового моря, ощущать его течения, направления информационных потоков. И главное – именно осознанность его существования возвращает России свою идентичность, делает нашу страну центром Русского мира, ведущим государством, во многом ответственным за судьбы всего общего культурного пространства. Само понимание этого статуса России, воспринятое на уровне политических элит и власти, кардинально меняет качество самой государственности, даёт ей самосознание, мотивацию действий, ценностную основу.

Это и практический вопрос. Например, прежде, исходя из имеющегося законодательства, трудно было определить, кого за рубежом считать своими, а кого – нет. Теперь постепенно становится понятно, что нашей диаспорой являются все те иностранные участники Русского мира, кто осознаёт себя его частью, принимает эту идентичность. Многие десятки лет ХХ века Россия считала едва ли не всех эмигрантов врагами, а теперь учится в них видеть друзей, составляющих своё культурное поле и во многом являющихся нашей опорой, нашими полпредами в другой среде.

Да, есть проблемы с двумя государствами, образованными на территориях исторической Руси, – Украиной и Белоруссией. При всём различии отношения там к русскому языку он в обоих не считается исторически, культурно своим. Однако абсолютное большинство граждан не только Белоруссии, но и нынешней Украины предпочитают говорить именно на нём. И вот Россия заявляет: раз вы разговариваете на нём, значит, он настолько же ваш, как и наш, – мы все части большого Русского мира. Это воспринимается как опасность для местных национальных проектов. Обе республики очень боятся увидеть рядом с собой Россию, которая осознанно становится Русским государством. К сожалению, таково свойство тех идеологий, которые положены в саму основу их существования.

В результате Лукашенко просто объявил Русский мир глупостью и стал как бы противиться признанию белорусов его частью, а власти Украины пошли ещё дальше – стали проводить активную кампанию по дискредитации самого понятия, добиваясь его искажения до неузнаваемости. Населению из всех СМИ настойчиво, ежедневно внушают, что это якобы геополитическая концепция, на основе которой Москва хочет захватить весь мир, чтобы потом его поработить или уничтожить, что это такой «русский фашизм» и т.п. Русскому миру придают образ гигантского ГУЛАГа, тоталитарной человеконенавистнической системы, которая угрожает каждому. Люди запуганы, и это можно понять: быть частью такого мира не захочется никому.

Интересно, что по результатам соцопросов наибольшую осведомлённость в том, что же такое Русский мир, декларируют жители Западной Украины. Так, по опросу, проведённому Центром Разумкова ещё в марте 2013 года, таковых там оказалось больше трети, тогда как на востоке страны – меньше 13%. Несомненно, что с тех пор «грамотных» в этом отношении стало ещё больше. Это всё лишь показывает, что мы здесь, в России, – не единственные, кто осуществляет трактовку этого понятия и его информационное распространение. Более того, враждебные нам силы занимаются этим гораздо активнее и усерднее. А значит, нам надо больше думать о содержании этого понятия, больше его обсуждать, углублять его трактовки и максимально втягивать в обсуждение широкие слои общества. Если есть Русский мир, значит, он живёт в конкурентной среде и должен учиться себя защищать. И любой человек, преследуемый за свои прорусские взгляды, должен чувствовать, что Родина стоит за ним.