Риторику по Су-24 Захарова назвала «страшной», а сравнение инцидента с бомбардировщиком из группы российских ВКС в Сирии со сбитым в 1983 году на Дальнем Востоке южнокорейским Boeing она назвала глупым.

По словам Марии Захаровой, такие аналогии в последнее время широко распространены в турецких СМИ и находят поддержку среди высокопоставленных представителей правительства страны.

24 ноября перехватчик F-16 ВВС Турции сбил российский бомбардировщик Су-24 в небе над территорией Сирией. Экипаж успел катапультироваться, но один из двух пилотов был убит огнем с земли. Второй летчик спасен и доставлен на базу. Во время поисковой операции был подбит и после аварийной посадки уничтожен один вертолет Ми-8 российских ВКС. Один из находившихся на его борту морпехов-контрактников погиб.

Южнокорейский Boeing-747 был сбит 1 сентября 1983 года советским перехватчиком после того, как дважды нарушил воздушное пространство СССР у берегов Камчатки и Сахалина.

По мнению Захаровой, человеку достаточно элементарно владеть интернетом, чтобы понять, насколько глупо сравнивать эти ситуации.

«Проблема в том, что высшее руководство Турции, хотя и делает порой заявления примирительного характера, никак не может понять, что необходимо открыто признать свои ошибки и принести извинения за случившееся, а кроме того отказаться от воинственной риторики, чтобы начать очень трудный процесс налаживания отношений. – рассказала Nation-news.ru советник директора Российского института стратегических исследований, востоковед Елена Супонина. – А сейчас Эрдоган сначала говорит о необходимости сотрудничества, и тут же делает резкие выпады в адрес Москвы. Во многом это в его характере. Но пора ему действовать как ответственному лидеру серьезной страны. Пока все этого нет, невозможно говорить о реальном налаживании отношений. У Эрдогана всегда были амбиции не президента Турции, а султана Османской империи. Но в самой Турции происходит отрезвление. Там понимают, что проблем по периметру границ очень много, и претензии на региональное лидерство уже не оправданы. Похоже, только сам Эрдоган этого не понимает».

По сообщениям газеты «Коммерсантъ», подготовлен новый проект постановления правительства РФ о том, что помимо строительства и туризма санкции против Турции могут быть распространены на гостиничный бизнес, деревообработку, обучение летного персонала, а также госзаказ в любой отрасли.

Проект постановления разработан Минэкономики по поручению премьера Дмитрия Медведева в рамках специальных экономических мер в отношении Турции.

Ограничения коснутся только новых контрактов. Те, что заключены до десятого декабря, остаются в силе. В будущем возможны исключения для уже работающих на российском рынке турецких компаний, имеющих в России бизнес.

«Мы говорим в тот момент, когда стало известно о новых экономических санкциях в отношении Турции. – говорит Елена Супонина. – Понадобилось время, чтобы члены правительства подготовили для рассмотрения премьер-министром свои предложений. Потребуются не месяцы, а годы, чтобы сотрудничество между Россией и Турцией вернулось на прежний уровень. Это были стратегические отношения, уникальность которых в том, что они развивались несмотря на большие политические разногласия. В частности – по той же Сирии. Сейчас нет сомнений, что больший ущерб от охлаждения в отношениях понесет Турция. Российская сторона, готовя санкции, изучала их на предмет того, чтобы они не были болезненны для экономики нашей страны. Ко мне приходят сигналы, в том числе, от турецких бизнесменов, что от происходящего они несут реальные потери».

Новые санкции могут стать дополнением к уже вступившему в силу постановлению правительства от 30 ноября, которое ввело немедленный запрет поставок из Турции ограниченного списка продовольствия, остановило часть правительственных программ сотрудничества и ограничило привлечение турецких граждан на работу в РФ.

Тем временем представитель МИД Турции Танжу Билгич заявил, что его страна не будет компенсировать России ущерб за сбитый бомбардировщик Су-24. Билгич также обвинил Москву в преувеличении турецкой военной угрозы, которой, по словам представителя внешнеполитического ведомства Турции, не существует.