Авторитетное агентство Reuters со ссылкой на некий надежный высокопоставленный источник в дипломатических кругах сообщило, что Россия, дескать, «дала понять» Западу, что не собирается настаивать на сохранении за Башаром Асадом статуса президента Сирийской арабской республики.

«Русские в частных разговорах говорят, что согласятся на уход Асада по итогам переходного периода. Но пока они не готовы заявить об этом во всеуслышание», – приводит его слова агентство.

Силясь, очевидно, представить это как некий сигнал о «прогибе» Москвы. И надо сказать, что на эту удочку попались даже некоторые представители патриотического лагеря.

Однако перед нами пример, к чему могут привести нехитрый риторический фокус, когда изначально подменяются понятия, а далее выводы нанизываются один на другой, рисуя в итоге совершенно чудную картину. Ведь о чем все последние недели и месяцы говорит Кремль? О том, что мы за Асада конкретно или же за право сирийцев самим выбирать своего лидера?

Однажды в чьем-то перегруженном сознании первое смешалось со вторым – и вот итог. Отказ от безусловной поддержки конкретно Башара Асада подается уже едва ли не как «слив» всей сирийской кампании. Забавно, но нечестно.

Новые слухи вокруг России и Асада в беседе с обозревателем KM.RU прокомментировал политолог, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов:

– Никто никогда и не скрывал, что Россия вовсе не держится за Башара Асада персонально и Россия не собирается жертвовать своими ресурсами, деньгами и, как показала практика, жизнью своих военнослужащих ради одной фигуры на политическом олимпе Сирии, какой бы она ни была. Что еще раз подтвердил на своей вчерашней пресс-конференции Владимир Путин.

Президент и глава российского МИДа неоднократно подчеркивали, что проблемы в Сирии должны решаться исключительно политическим путем, а не путем гражданской войны. И именно сирийский народ должен решать, кто должен стать во главе Сирии, но не какие-то внешние силы.

Россия предпринимает все усилия, чтобы нынешнюю гражданскую войну в Сирии перевести в режим конструктивного гражданского политического диалога. При этом диалог должны вести между собой исключительно сирийские силы, а любое внешнее давление при этом должно быть исключено.

И эта линия абсолютно справедливая, но, к сожалению, она до сих пор не находила и не находит понимания у США и их союзников, чья позиция опирается на двойные стандарты.

С одной стороны, они настаивают на соблюдении принципов демократии, но это не мешает им в свою очередь топтать эти принципы, настаивая на исключении из политического процесса одного из его участников.

По сути, это большевистский путь. Большевики в 1917 году пришли к власти, а в середине 1918-го приняли Конституцию, где прямо было написано, что свергнутые эксплуататорские классы к выборам не допускаются. Фактически, той же риторики сегодня придерживается и так называемый «цивилизованный мир» во главе с Вашингтоном.

При этом, вполне возможно, что Башар Асад, выдержавший четыре года гражданской войны и показавший себя эффективным лидером, одержит на выборах убедительную победу, по каким бы рафинированным западным лекалам они не проводились. Все же мы видим, что значительная часть сирийского народа Башара Асада поддерживает, в том числе с оружием в руках. И нет никаких оснований сегодня полагать, что сирийский народ как-либо поменяет эти свои воззрения.

Отдельно хотело бы коснуться критики, которая раздается в адрес Асада и его семьи, что, дескать, там одно поколение семьи сменяет другое у руля государства. Да, предшественником Башара Асада действительно был его отец Хафез Асад. Но давайте-ка посмотрим на Соединенные Штаты. Кто у нас там баллотируется одним из кандидатов? Третий представитель семьи Бушей, не нуждающейся в лишних представления!

Конечно же, нельзя исключать и того, что Башар Асад не выиграет выборы, поскольку, честно говоря, мне трудно предположить такой вариант, когда США и его сателлиты в регионе полностью откажутся от своего вмешательства в процесс. Попытки эти просто перейдут в предельно циничную политтехнологическую плоскость с попытками очернить Башара Асада как кандидата на пост главы государства.

Но в любом случае, если говорить о сегодняшней главной задаче – она заключается в том, чтобы прекратить кровавую бойню, а так уже будет разбираться сирийский народ – поддастся ли он на увещевания со стороны доброхотов из-за океана или не поддастся.

Сейчас же пока гадать об этом рано. Группировка, находящаяся сегодня у власти в Сирии, опирается, прежде всего, на так называемых алавитов. Группировка эта не самая большая по численности. Но в период гражданской войны другие этнические и профессиональные группы увидели, что, собственно, представляют из себя политические противники Асада, которые топят и сжигают в клетках пленных, возродили работорговлю и уничтожают памятники культуры.

Я не думаю, что эти террористы могут всерьез претендовать на поддержку среди населения в ходе демократических выборов. Все же арабы – народ с глубокими историческими корнями и Сирия была одним из центров арабского халифата и ее население нельзя рассматривать как безмозглых и безграмотных бедуинов.

Вообще же любые прогнозы тут – дело неблагодарное. Все может измениться в результате перемен в настроениях каких-то заинтересованных сил. Сейчас ситуация вроде бы идет в сторону улучшения, когда США престали делать свои громкие заявления о том, что Башар Асад должен обязательно уйти, вот и у Саудовской Аравии возникло намерение создать некую антитеррористичкескую коалицию, а Белый Дом делает грозные окрики в сторону Анкары, требуя прекратить ввод их вооруженных сил в Ирак.

То есть можно говорить о неких позитивных моментах, но они пока слишком зыбкие для того, чтобы мы утверждать, что силы Запады действительно «встали на путь исправления».