Апология статистики

Улучшать отношения с Россией, находить с ней общий язык по актуальным международным проблемам и по важным пунктам двусторонней повестки дня может оказаться опасным делом. Вот пример: миссия советника президента США по национальной безопасности Томаса Донилона, который привез в апреле 2013 года (по историческим меркам буквально вчера) личное послание президента США Барака Обамы президенту России Владимиру Путину. «Умный, внимательный и тонкий человек», — так характеризовал Донилона вице-премьер Дмитрий Рогозин. Послание было многообещающим. Дипломат был обласкан в Кремле, улетел в Вашингтон и после доклада об успехе миссии тут же был отправлен в отставку.

Медиастатистика перед визитом также давала позитивные сигналы: индекс агрессивности американской прессы несколько месяцев снижался, и в момент визита Донилона достиг смешной цифры 0,6. Но после отставки сразу нашлись соответствующие информационные поводы, и он за неделю взлетел выше 2,0.

Из-за Украины информационная агрессия СМИ США против нашей страны весь 2014 год держалась на уровне, который и информационной войной-то не назовешь. Даже истерика — термин слабоватый в данном случае, реально — тяжелое безумие. В среднем на одну нейтральную публикацию приходилось более 6 негативных. Примерно такие же значения ИА (5,5) сохранялись всю первую половину 2015 г. Потом в Белом доме что-то щелкнуло, и индекс резко пополз вниз: за период с 1 июля по 30 сентября он оказался равным 1,7. После начала операции в Сирии российских ВКС и до 1 декабря этот индекс стал почти дружественным: 1,1.

Сегодня общий знаменатель комментариев по результатам длительных московских встреч американского госсекретаря с главой российской дипломатии Сергеем Лавровым и президентом РФ Владимиром Путиным — это то, что визит прошел успешно и в конструктивной атмосфере.

Посмотрим, как дальше сложится судьба Керри.

Информационная активность: песни индийского гостя

Активность зарубежных СМИ за период с 7 по 13 декабря 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (с 30 ноября по 6 декабря 2015 года) упала на 30% (1148 материалов против 1641). Такое заметное падение несколько необычно в нынешней ситуации, когда идут боевые действия в Сирии. Нельзя это падение целиком списать на предрождественский период, когда в странах Запада главной задачей СМИ является загнать обывателя на распродажи и в отделы подарков торговых центров. Не исключено, что ближневосточный кризис и борьбу с терроризмом, равно как и перспективы внутрисирийского урегулирования в информационном плане было решено приглушить накануне важного визита госсекретаря США Керри в Москву.

В группе стран-лидеров по числу публикаций, посвященных России произошла некоторая перестройка. На первом месте теперь опять Франция, потом Германия и Великобритания. Остальные страны резко снизили производство связанного с нашей страной контента. При этом на четвертое место вышла Индия, которая крайне редко бывает на таких позициях. Этим фактом не стоит пренебрегать.

На прошлой неделе СМИ Индии реально продемонстрировали рост интереса к России, причем сделали это крайне профессионально, раскрасив свою «российскую медийную ленту» в самые яркие и разнообразные цвета: «Компания Tata будет производить запчасти для «Сухого» (The Hindu, 13.12.2015, Индия); «Владимир Путин приказал жестко действовать против ИГ (ДАИШ)» (Deccan Chronicle, 12.12.2015, Индия); «Фидель Кастро: Россия и Китай лучше понимают проблемы мира, поскольку прошли войны и революции» (Business Standard, 12.12.2015, Индия); «Министр туризма Гоа: запрет российским туристам на посещение Египта — на пользу Гоа» (Business Standard, 12.12.2015, Индия); «Компании Flydubai and Visit Russia подписали соглашение о продвижении России на Ближнем Востоке» (The Financial Express, 11.12.2015, Индия); «В ходе визита Нарендры Моди в Москву Россия и Индия подпишут значимую сделку по совместному производству военных вертолетов «Камов 226» (The Economic Times, 11.12.2015, Индия); «Сеть «Бахетле» извинилась за разделочную доску с Обамой-обезьяной» (Deccan Chronicle, 10.12.2015, Индия); «Дружба тигра Амура и козла Тимура растрогала россиян до глубины души» (Firstpost, 10.12.2015, Индия); «Совместные российско-индийские военные учения Индра-15 способствуют укреплению отношений между странами» (The Times of India, 10.12.2015, Индия); «Во время визита Нарендры Моди в Москву будет объявлено о месте строительства второй АЭС в Индии» (The Economic Times, 10.12.2015, Индия); «Российские технологии сделают индийский флот мощнее» (Deccan Chronicle, 09.12.2015, Индия); «Никаких доказательств того, что Нетаджи бежал в Советский Союз» (The Hindu, 09.12.2015, Индия).

Еще одна интересная подробность. Пожар в воронежском психоневрологическом интернате и гибель его пациентов мировой прессой освещался предельно скупо и нейтрально. Практически никаких зловещих комментариев и инвектив в адрес российской власти, которые ранее были обязательны в статьях на подобную тематику сегодня не наблюдается. А массмедиа Великобритании, Италии и даже стран Балтии, Польши и Украины вообще здесь не отметились.

Отметим совершенно новую ситуацию с освещением бесконечного «дела Ходорковского». Когда-то этот сюжет гремел на телеэкранах западного ТВ и выходил на первые полосы газет. Достаточно сказать, что по индексу агрессивности он намного превосходил и «дело Литвиненко», и «дело Магнитского». Сегодня новые коллизии вокруг Ходорковского мало кого взбудоражили: из мирового массива выделено всего 38 материалов на эту тему. Но зато индекс агрессивности для соответствующих статей составляет 7,0. Это очень много, даже больше, чем для предыдущих серий политико-криминальной саги про «борца с режимом».

Дело даже не в тональности, с ней все понятно. Крайне занятны и далеко не безобидны заголовки подобных материалов, которые наталкивают читателей на мысль, что Михаил Ходорковский — реальная альтернатива Владимиру Путину: «Ходорковский призывает к «революции» в России» (Le Monde, 13.12.2015, Франция); «Бывшего олигарха обвиняют в убийстве: «Это месть за то, что я критиковал Путина» (La Nazione, 12.12.2015, Италия); «Обвинение в убийстве через 17 лет» (Sueddeutsche Zeitung, 12.12.2015, Германия); «Критик Путина обвинен в убийстве» (Aftenposten, 12.12.2015, Норвегия); «Ходорковский обвиняется в убийстве. Комментарии читателей: скоро он будет виноват и в афганской войне…» (Hufvudstadsbladet, 12.12.2015, Финляндия); «В России делают из Ходорковского серийного убийцу» (Gazeta Wyborcza, 11.12.2015, Польша); «Полиция хочет снова упрятать в тюрьму соперника Путина» (Jyllands-Posten, 10.12.2015, Дания); «Путинские органы безопасности натянули вожжи; Новая «охота на ведьм» в России (Frankfurter Rundschau, 10.12.2015, Германия); «Революция в России неизбежна» (Телеканал 112, 09.12.2015, Украина).

Индекс агрессивности: российские журналисты как кошмарный сон американской дипломатии

Индекс агрессивности средний для всех стран остался на прежнем уровне: был 1,1, стал 1,0. Разница в пределах статистической погрешности. Это достаточно неожиданно, учитывая, что имели место громкие информационные поводы, негативная реакция на которые прогнозировалась. Оценим этот факт как просто рождественскую скидку.

Подобный вывод хорошо иллюстрируется изменением ИА в основных странах Запада.

Германия продолжает выпускать антироссийский пар, впрочем, достаточно вяло: индекс на прошлой неделе равнялся 2,0; теперь 1,6. Франция и Великобритания перебрались в разряд «нейтралов»: ИА составляет 0,94 для обеих стран. Польша с уровня ИА 3,1 опять скатилась на стандартные 2,4. Конечно, можно отнестись к нижеследующей информации с недоверием, но индекс агрессивности материалов о России в украинских СМИ оказался самым низким с момента пресловутой «Революции достоинства» — всего 1,25. Прокомментировать это затруднительно, подождем развития событий.

Впрочем, благостную картину существенно портит антироссийский негативизм американских массмедиа: ИА с 1,85 поднялся до 2,6. Рост более чем заметный, на ошибки мониторинга не спишешь. В чем дело? Ведь отрицательные оценки нашей страны посыпались как из рога изобилия как раз накануне визита Керри в Москву, в ходе которого он целых три часа беседовал с президентом РФ.

Вот «сердитые» заголовки: «Российский журналист, подозревающийся в шпионаже, покинет Польшу» (The San Francisco Chronicle, 10.12.2015, США); «В Москве задержаны десятки активистов» (Los Angeles Times, 13.12.2015, США); «На российские ток-шоу специально приглашаются противники оппозиции» (The Washington Post, 13.12.2015, США); «Война против НПО» (The Washington Post, 11.12.2015, США); «Путинская антитеррористическая коалиция — прикрытие для дестабилизации ситуации на Украине» (Newsweek, 10.12.2015, США); «Глава МИД Литвы: российская пропаганда заполняет пустоту, оставленную Западом» (The Washington Times, 10.12.2015, США); «Министр обороны Грузии: пренебрежительное отношение со стороны НАТО «приглашает» Россию к агрессии» (The Washington Times, 10.12.2015, США); «Что лоббирует в Кремле Памела Андерсон» (The Christian Science Monitor, 10.12.2015, США); «Российская паранойя придает импульс процессам по статье «измена Родине» (Newsweek, 08.12.2015, США); «Революция в России вновь откладывается» (International New York Times, 08.12.2015, США); «Представитель госдепа бестактно себя повел с российским телерепортером» (The San Francisco Chronicle, 10.12.2015, США).

Последний материал следует прокомментировать особо. Заголовок на языке оригинала на самом деле следующий: State Department gets undiplomatic with Russian TV reporter. Как видим, для американского читателя здесь есть еще такая скрытая смысловая зацепочка: американские дипломаты не считают нужным вести себя с российскими журналистами как дипломаты. Но слово undiplomatic в любом англо-русском словаре имеет значение «бестактный», так что перевод, на наш взгляд, безупречен.

Напомним суть конфликта. Официальному представителю госдепа Джону Кирби на пресс-конференции 10 декабря почему-то не понравились достаточно очевидные вопросы корреспондента канала RT Гаяне Чичакян, касающиеся американской оценки ситуации вокруг борьбы с боевиками «Исламского государства». Маститый дипломат с какой-то неподходящей к характеру момента грубостью вдруг взвился: «Вы, небось, сами смотрите на свои вопросы и про себя хихикаете над ними! Ваши вопросы — полный бред!»

К чему этот лингвистический дивертисмент? Дело в том, что приведенная подборка заголовков — типичный список обвинений России: тут и обвинения в нарушении прав человека, и в борьбе с инакомыслием, и в покупке Кремлем медийных лиц, и, самое главное, набившие всем оскомину мантры про проигрыш Западом информационной войны с Россией. Новое здесь одно — российские журналисты теперь не друзья, а враги. На них в проведении своей политики и своих интересов, увы, не обопрешься. Такова новая реальность.

Наш выбор: холодный взгляд на горячие Балканы

Эксперты Центра изучения России при университете Уппсалы (Швеция) Мартин Краг (Martin Kragh) и Игорь Торбаков рассматривают «роль России в борьбе за влияние на Балканах: «Силовой вакуум, образовавшийся в бывшем Восточном блоке после распада СССР, оказался временным. Через 20 лет после Дейтонского соглашения, положившего конец войне в Боснии и Герцеговине, Балканы находятся в центре противостоянии России с ЕС и НАТО… При президенте Путине Россия не столько стремится к реставрации советской империи, сколько к обновленной роли сверхдержавы. При этом российские власти… готовы использовать различные методы, среди которых военная стратегия — это только часть арсенала, наряду с дипломатическим и экономическим давлением…

Военная стратегия Кремля… проводит четкую грань между официальными границами России и тем, что они понимают как «стратегические границы»…, которые примерно совпадают с границами бывшего СССР и его исторической сферы интересов, в частности, в бывшем Восточном блоке и на Балканах… Российские лидеры возражают против расширения ЕС и НАТО — эти две организации они рассматривают как одно целое — в регионе, который принадлежит к их традиционной сфере интересов.

Еще один аспект — Турция, ее авторитарный лидер Эрдоган любит представлять себя защитником интересов балканских мусульман. До последнего времени Анкара соблюдала нейтралитет, но на это нельзя рассчитывать вечно… Конфликт Турции и России в Сирии, и видимая неприязнь между Эрдоганом и Путиным могут стать дополнительным фактором в сложном переплетении этнических, религиозных и национальных противоречий на Балканах. При таких обстоятельствах неизбежно изменение существующих границ» (Svenska Dagbladet, 14.12).