Совет Безопасности ООН принял резолюцию по урегулировании сирийского конфликта.

В соответствии с документом в январе 2016 года начнутся переговоры власти и оппозиции, кроме того предполагается разработка новой Конституции и проведение выборов.

Вместе с тем, не прописано, имеет ли право Башар Асад принять участия в выборах главы государства. Не согласован и список группировок, допущенных к переговорам, неясно и то, какие из организаций, ведущих борьбу с Асадом, будут признаны террористическими.

Можно ли считать резолюцию Совбеза ООН прорывом в сирийском урегулировании, или отсутствие в тексте ответов на несколько ключевых вопросов, по сути, превращает документ просто в набор благих пожеланий?

На этот вопрос порталу KM.RU отвечает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов.

Спорные вопросы дипломатия ООН обычно пытается обойти

– Я не вижу ничего странного и страшного в том, что в документе нет детализации. Документы Совета безопасности ООН и не могут быть детализированными так как хотелось бы.
Конвенции и декларации, принятые в рамках дипломатии ООН, пишутся напыщенным языком, многословно, где много воды с точки зрения обывателя и мало конкретики. Такова практика.

Спорные вопросы дипломатия ООН обычно пытается обойти. Судьба Асада не упоминается, так может это и к лучшему, ведь заранее не сужается возможность переговорного процесса и не прописывается конфликт.

Если бы четко было сказано, что Башар Асад не может баллотироваться, то официальный Дамаск, наверное, занял бы другую позицию, с точки зрения международной дипломатии не совсем конструктивную. Вот этого и не было сделано.

Что касается перечня террористических организаций, то споры, считать или не считать какую-то организацию террористической, могут идти бесконечно. Это первый момент. А второй момент заключается в том, что даже если записать точное название организации, так тут же ее расформируют и создадут новую просто под другим названием.

Так что список террористических организаций можно обойти, хотя в общих чертах формулировку, кого считать террористом, могли бы и прописать в резолюции Совета Безопасности.

Размытость формулировок имеет и отрицательную сторону

На уровне национальных законодательств США, России и других стран в уголовных кодексах есть понятие терроризма. Можно было собрать юристов и экспертов и привести к общему знаменателю черты терроризма.

Почему же этого не захотели сделать? Скорее всего, за этим стоит нежелание США. Если бы работа юристов была бы сделана честно, то в террористические организации пришлось бы записать тех, кому США и Турция оказывают активное содействие.

Террористы – это люди, которые с оружием в руках пытаются нагнать страху на население, преследуя политические цели. Под это подпадают очень многие силы, воюющие с официальным правительством Башара Асада.

Хорошо, что эту резолюцию приняли, поскольку в ней была выражена консолидированная воля всех членов Совбеза. Эта воля обозначает, что какие-то меры будут приниматься. Российская Федерация, официальный Дамаск всегда могут ссылаться на то, что в Резолюции обозначена необходимость прекращения активных военных действий и перевода проблемы в плоскость политического урегулирования.

Конечно найдутся и те силы, которые откровенно не будут исполнять эту резолюцию, и вот уже против них на легальной основе международное сообщество будет совершать какие-то действия. Можно ожидать, что в дальнейшем будут приняты детализирующие документы. И очень желательно, чтобы это делалось под эгидой ООН. Хотя конечно размытость формулировок имеет и отрицательную сторону.

А что касается политического будущего Асада, то на ближайший год он скорее удержится у власти. Асад доказал, что его личные качества как главы государства достаточно высокие и привлекательные для значительной части населения Сирии.