Центр стратегических и бюджетных оценок США провел исследование тенденции развития воздушного боя. Вывод получился следующий — в будущих воздушных боях победа достанется не самому быстрому самолету, а самолетам с лучшими приборами обнаружения. Подобный вывод словно пытается оправдать характеристики F-35, который проигрывает по летным возможностям российским истребителям, но в то же время малозаметен и может нападать из засад. Что важнее, маневренность или малозаметность? С этим вопросом мы обратились за комментарием к военному эксперту, заместителю директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергею Ермакову.

«На самом деле не такой очевидный вопрос. Если посмотреть с точки зрения военного дела, то да, у кого более дальнобойное оружие, кто может скрыто подойти к противнику и не быть обнаруженным, то он первым может нанести высокоточный удар, поразить с первого выстрела цель и одержать победу. На первый взгляд концепция кажется рабочей и сейчас все серьезные державы, которые производят военные самолеты на это делают ставку. Все это было бы хорошо, если бы мы брали абсолютные вещи.

Но в Центре стратегических оценок США моделируют абсолютные ситуации, а такие ситуации во время воздушного боя бывают редко. Во-первых, у противника тоже могут быть такие системы и подойти достаточно скрытно на прицельную дальность, гарантирующую поражение цели, и не быть при этом замеченным – это довольно сложно даже для американцев. Надо иметь гарантированное преимущество», — объясняет эксперт.

Исходя из этих допущений, авторы доклада приходят к выводу, что самыми важными атрибутами истребителя будущего станут приборы обнаружения большой дальности, малозаметность, сетевая совместимость каналов передачи данных и ракеты «воздух-воздух» большого радиуса действия. Самое интересное здесь то, что эти характеристики больше свойственны бомбардировщикам, нежели истребителям. Тогда истребитель шестого поколения может превратиться в боевую платформу, больше похожую на будущий бомбардировщик, предполагают американские эксперты.

«Их выводы напрямую связаны с тем, что структура связана с лоббистами в области ВПК. Там работают бывшие представители Пентагона, эксперты постоянно участвуют в слушаниях в Сенате и Конгрессе. Поэтому мы наблюдаем как раз то, как они проталкивают новую модель самолета, пытаясь подмять F-35 и сделать упор на платформы нового поколения.

Главная цель — сделать новый планер, и именно боевую платформу, которая будет иметь универсальный характер. Концепция платформы меняется в зависимости от того, что на него навешают — управляемые ракеты класса воздух-воздух или авиабомб. Американская стратегия предполагает, что в будущем не будет чистых истребителей и бомбардировщиков, а будет боевая платформа, которая будет оснащаться под конкретные задачи в конкретные период времени в зависимости от боевой обстановки. Тут тоже возникает много вопросов.

На мой взгляд, в самолете будущего такие параметры как скорость и маневренность со счетов не стоит сбрасывать в любом случае. Эти параметры позволяют максимально гибко использовать машину во время воздушного боя. Но вовремя вложить деньги в перспективные разработки машины нового поколения — значит получить хороший задел, а речь идет об очень серьезных деньгах. Возможно, что в будущем использование технологий БПЛА получит более обширное распространение, и будет задействовано не только для функций разведки, но и задействовано для господства в воздухе. На мой взгляд, боевая авиация шестого поколения предполагает скорее нечто подобное, внедрение таких технологий позволит смело сказать о появлении оружия будущего», — резюмирует Ермаков.

Андрей Петров