Премьер-министр Индии Нарендра Моди в пятницу прибыл с неожиданным визитом в пакистанский Лахор, где был тепло встречен пакистанским коллегой. Затем премьеры направились в резиденцию Наваза Шарифа, где, по данным СМИ, у них запланирован обед. Визит индийского премьера в Пакистан стал первым с 2004 года.

Поиск общего

По мнению замруководителя Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Бориса Волхонского, визит премьера Индии в Пакистан является «продолжением общей тенденции его внешней политики».

«Моди с самого начала своего премьерства открыто продемонстрировал, что он, во-первых, нацелен на развитие отношений со странами-соседями, а в-вторых, что он готов на нетривиальные шаги», — отметил эксперт. В качестве примера такой «нестандартности» он привел состав гостей на инаугурации Моди: так, на церемонии присутствовал и премьер-министр Пакистана Наваз Шариф.

«Насколько мне известно, из Пакистана он поедет в Афганистан, и, видимо, здесь речь идет о некой сверке часов по наиболее острой проблеме индийской внешней политики. Афганистан и исходящая оттуда террористическая угроза для Индии — это головная боль. Пакистан имеет наибольшие рычаги влияния на ситуацию в Афганистане, и здесь, видимо, делается попытка уйти от так называемой «игры с нулевой суммой», когда интересы Индии, Ирана, Пакистана и других соседей Афганистана в этой стране сталкивались», — объяснил Волхонский.

Эксперт подчеркнул, что самая острая проблема между Нью-Дели и Исламабадом — Кашмир — далека от решения, однако «сейчас и для Индии, и для Пакистана важно развивать отношения по тем вопросам, где они могут найти общие точки соприкосновения, а не ставить во главу угла спорные проблемы». Волхонский уверен, что общего между странами «очень много».

Слабый оптимизм

Первый за последние 11 лет визит индийского премьера в Пакистан пока вызывает слабый оптимизм с точки зрения установления стабильных добрососедских отношений между странами, полагает профессор кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД России Сергей Лунев.

«Это уже давняя политика Индии — нащупать возможности построения конструктивных отношений с Пакистаном, однако для всего периода после разделения двух стран характерны очень короткие оттепели и очень длинные заморозки», — отметил эксперт.

«Не всегда попытки Индии находят адекватную реакцию в Пакистане», — подчеркнул Лунев, напомнив о событиях февраля 1999 года, когда между Индией и Пакистаном было восстановлено автобусное сообщение, и премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи первым же рейсом отправился в пакистанский Лахор и встретился там с премьером Навазом Шарифом.

В историю отношений двух стран этот эпизод вошел как «автобусная дипломатия», однако, подчеркнул специалист, он не помог избежать пограничного вооруженного конфликта спустя всего два месяца.

«Рассчитывать на позитивные результаты всегда можно, но вероятно очень низка», — подчеркнул Сергей Лунев.

Эксперт отмечает, что наиболее существенным фактором в поведении Пакистана является не его гражданское правительство, а армия, что следует учитывать и применительно к отношениям между Исламабадом и Нью-Дели.

«Дело в том, что гражданские власти в Пакистане имеют достаточно ограниченную власть. Некоторые из руководителей, например покойная Беназир Бхутто, жаловались на то, что вовсе не имели никакой информации от военных. Армия здесь — политический фактор номер один», — заключил Лунев.

В середине декабря министр иностранных дел Индии Сушма Сварадж сообщила, что Индия и Пакистан договорились начать всеобъемлющий диалог. До этого в начале декабря она посетила региональную конференцию «Сердце Азии», посвященную ситуации в Афганистане.

Во время поездки в Исламабад она встретилась с премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом и советником по национальной безопасности и международным делам Сартаджем Азизом.