Белоруссия намерена активизировать сотрудничество с Турцией. Об этом было заявлено в ходе недавней встречи руководителя Академии наук республики Владимира Гусаковас послом Турции в Минске Кезбан Нилвана Дарамой, сообщает ИА REGNUM.

Согласно официальной информации пресс-службы НАН, стороны обсуждали вопрос расширения взаимодействия в научно-технической сфере. Как заметил Гусаков, «на благо экономик двух стран». Он же предложил заключить новый трехсторонний договор о сотрудничестве между Академией наук Белоруссии, Турецким исследовательским советом по науке и технологиям (TUBITAK) и Турецкой академией наук.

Казалось бы, событие рядовое. Но не оставляет, тем не менее, ощущения, что момент для обсуждения белорусско-турецких перспектив выбран не очень удачно. Прежде всего, в свете недавнего трагического инцидента с Су-24 в небе над Сирией, когда Турция, по выражению нашего президента, нанесла России «удар в спину», сбив наш самолет.

По меньшей мере, позиция Минска вызывает недоумение. И выглядит, как желание присыпать солью свежую рану, вместо того, чтобы перевязать ее.

Вопрос: зачем им это надо? Почему со стороны белорусских властей не было даже слабой попытки поддержать своего партнера по Союзному государству? Или мы больше не союзники?

— Тезис о союзе Белоруссии и России довольно спорен, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Олег Неменский. Потому как Белоруссия уже несколько лет предпочитает называть Россию не союзником, а стратегическим партнером. Что является другим уровнем сотрудничества. Это — во-первых.

Во-вторых, главный принцип внешней политики Белоруссии — это многовекторность. Белоруссия от нее никогда не отступала. А.Лукашенко является даже ее идеологом — в 2011 году у него вышла статья, в которой он обосновал целую теорию «интеграции интеграций», которая сейчас является идеологическим обоснованием для белорусской многовекторности.

То есть, Белоруссия, согласно этой теории, готова интегрироваться почти с кем угодно — интеграция самоценна. И Белоруссия хочет находиться на стыке, на пересечении различных полей интеграции.

«СП»: — Просто какая-то «шарнирная» политика…

— Можно и так сказать. Главное, что Минск проводит многовекторную политику. А не ту политику, которую диктует Москва.

Еще один очень важный момент, что Белоруссия и де-факто является довольно независимым от России государством. Имеет очень широкие возможности для проведения независимой внешней политики. И считает нужным эти свои возможности демонстрировать. В первую очередь, самой же Москве. Потому как любой акт поддержки Москвы должен быть Москвой облачен. Это всегда торг, всегда обсуждение и дискуссия по тем или иным уступкам с той или другой стороны.

И, так скажем, сотрудничество Белоруссии с Турцией не является столь важным и в геополитическом, и в экономическом плане явлением, чтобы Россия пыталась как-то перекупить здесь Белоруссию, чтобы она согласилась не сотрудничать. Но, тем не менее — это уже традиция — Белоруссия использует любой повод для демонстрации независимости своей внешней политики.

«СП»: — В чем тогда сегодня смысл Союзного государства Белоруссии и России? Или его уже де-факто нет?

— К сожалению, Союзное государство, действительно, существует больше де-юре, а не де-факто. То есть, можно сказать, только на бумаге. Но «под шапкой» Союзного государства было заключено в свое время много двусторонних соглашений, в самых разных сферах. Поэтому его отмена была бы очень проблематичной процедурой.

«СП»: — То, что у Белоруссии, как у суверенного государства, есть собственные интересы, никто не подвергает сомнению. Но зачем, например, она продаёт оружие, которое потом оказывается в руках ближневосточных исламистов? Это часть многовекторной политики?

— В Белоруссии тоже очень непростая экономическая ситуация. И в наступающем году даже вполне возможен тяжелый экономический кризис. Поэтому Минск готов использовать любые возможности, чтобы извлечь некоторую выгоду.

Белоруссия — это одно из немногих сегодня действующих, действительно, суверенных государств. И любой вопрос о нажиме на нее, чтобы она отказалась от какого-то выгодного для нее контракта, довольно дорого стоит тому, кто будет нажимать. Так что, она пользуется возможностями, которые имеет для защиты своих национальных интересов. При этом она не является крупным государством, которое должно нести ответственность за стабильность во всем мире.

Гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев видит проблему несколько иначе:

— Понятно, что глава Академии наук не может выступать в Белоруссии без санкции президента. У них так все организовано. Но при этом выступил всего лишь глава Академии. Батька Лукашенко оставил за собой свободу маневра: если что, можно сделать вид, что «мы тут совершенно ни при чем».

Думаю, что он как всегда ведет двойную игру. Он хочет получить плюсы от всех сторон конфликта. От нас — за то, что как бы нас поддерживает. От них — за то, что как бы нас не поддерживает. Но на этом построена вся внешняя политика Белоруссии.

Ведь белорусская экономики, она держалась в основном на наших дотациях — назовем вещи своими именами. Мы вкладывали огромные деньги в Белоруссию, особенно, при Ельцине. Вот сейчас, когда наши возможности датирования уменьшились, Батька идет новые источники любыми способами. Это — первое.

Второе — Академия наук Белоруссии знаменита, в первую очередь, своими исследованиями в области ядерной физики. И вот интересно, не эти ли исследования белорусы готовы предложить турецкой стороне?

«СП»: — Такое возможно?

— Конечно. У меня был разговор с одним белорусским деятелем (тоже общественным, вроде как, не государственным), который, зная, что я работал когда-то с Кириенкоочень просил его с ним познакомить под предлогом: «у нас тут несколько проектов в области применения атомной энергии не находят себе покупателей». Это было года четыре назад, когда они ориентировались больше на нас. Вот с кем они теперь такие разговоры ведут?

Ведь то, что Белоруссия получают от нас, для Лукашенко само собой разумеющееся. Ему нужны дополнительные материальные ресурсы. Поэтому он пойдет на союз с кем угодно — с турками, поляками, с новой киевской властью.

Его беда в том, что с ним не все хотят заключать союз.

И здесь вторая проблема: что, собственно, они туркам хотят предложить? Тут может быть много очень сложных и серьезных вопросов.

«СП»: — Поясните?

— Понятно, что развитие гуманитарного знания Белоруссии туркам не интересно. Развитие тракторного машиностроения их тоже вряд ли заинтересует. Ведь отрасли, которыми гордится Белоруссия, все дублируются в Турции. У турок те же самые экспортные товары, что и у белорусов — текстиль, сельскохозяйственная продукция. Соответственно, здесь сотрудничество невозможно. Здесь они — объективно — конкуренты. Значит должно быть что-то такое, что у белорусов есть, а у турок нет.

«СП»: — Но есть же какие-то принципиальные вопросы. Какие-то «красные линии», которые нельзя переходить…

— У Батьки нет принципиальных вопросов. У него один принципиальный вопрос — продление власти до бесконечности. При этом он искренне уверен, что Россия будет его все это время кормить и никуда не денется. Союзников у России меньше стало, значит, должны больше Батькой дорожить — в этом вся его логика.

Я еще раз повторяю: у Лукашенко один принцип — сохранение власти. Других нет. Ему отступать некуда. Если что не так, он в Швейцарии не спрячется.

«СП»: — А нам все это надо? Почему мы позволяем демонстративно играть против нас?

— Во времена Бориса Николаевича это было связано с искренней уверенностью, что Единое Союзное государство — такая абсолютная ценность, что ради этого можно перетерпеть все. До какого-то момента в «тучные» годы идея была похожая — стоит, в общем, это относительно недорого, а все-таки какой-никакой союзник. Вот я думаю, что сейчас приходит отрезвление по этому поводу.

С другой стороны, «наша задача не ошибки искать, наша задача искать друзей», как сказал один наш дипломат. Вот мы продолжаем искать друзей в Белоруссии несколько тенденциозно, на мой личный взгляд.

Но, я прекрасно понимаю, что МИДу не хочется резко менять позицию — это не дипломатический подход. Это должно быть решение высшей верховной воли.

К тому же, постоянно есть ощущение — вдруг Батька одумается. Вдруг догадается, что без нас не проживет. Ведь белорусская экономика без России не выживет. И мы все время думаем, что он это понимает.

Понимает. Только считает, что мы никуда не денемся.

Все эти республики, они самостоятельно существовать не могут. А хочется… Вот они так и выкручиваются, как у них получается. Украинцы получают деньги за ненависть к России. Белорусы долго получают деньги за любовь к России. Теперь еще немножечко поработают и за ненависть.