На эти темы мы и беседуем с Владимиром Козиным, главным советником Российского института стратегических исследований, членом-корреспондентом Российской Академии естественных наук, профессором Академии военных наук Российской Федерации РАВН.

— Владимир Петрович, мы сейчас видим, что на Донбассе происходит какое-то очень серьезное движение — Украина подтягивает к линии разграничения тяжелые вооружения, войска, мы видим какие-то маневры в Черном море — что происходит? Это просто игра мускулами или серьезная подготовка к «горячим действиям»?

—Думаю, речь идет об очень серьезной военной подготовке Киева против Донбасса c целью его захвата силой. Идут сигналы о том, что ВСУ хотят выйти на границу, которая отделяет Донбасс от Российской Федерации — иными словами, полностью захватить Донбасс вооруженным путем. Нынешние украинские лидеры отвели только часть военной техники от линии соприкосновения, которая была предусмотрена Минскими договоренностями, но потом вернули ее обратно на те территории, где они раньше находились, то есть к так называемой буферной зоне. Более того, сейчас они сконцентрировали эту новую военную технику у рубежей, которую фактически занимают ДНР и ЛНР, причем технику абсолютно новую, которой раньше не было и которая естественно раньше не отводилась. ВСУ получили ее у своих покровителей-американцев, у ведущих стран НАТО и от государств Балтии, и теперь с ее помощью пытаются силой захватить Донбасс. Только так можно расценивать столь явные военные приготовления Киева.

— А не является ли это синонимом «захватить Россию?

— Нет, Россию не захватишь: огромная территория, сильная армия, оснащенная современным оружием. Твердое и решительное руководство страны. Тем более, что украинская армия в период вооруженной агрессии против местного населения, а по сути, против гражданских, мирных жителей Донбасса показала себя крайне плохо. Катастофически неграмотно. С провальным моральным духом, с бездарным руководством, с огромными потерями. Но, тем не менее, известно, что часть территории бывших Луганской и Донецкой областей киевским вооруженным силам при поддержке американцев и других натовских государств все-таки удалось удержать, и карты показывают, что они таки захватили часть административных областей, не вошедших в состав ДНР и ЛНР. Похоже, что такая активность была вызвана тем, что Минские соглашения имели определенный временной рубеж; но теперь они продлены еще на один год. Думаю, что именно с этим было связано. Захватить побольше земель и любой ценой. Вытеснить русскоязычное население или уничтожить его. Создать невыносимые условия для проживания. Заявить себя как «рубеж передовой обороны НАТО». Показать альянсу маниакальную преданность. Но Киев не собирался, не собирается и не будет выполнять Минские соглашения во всех их пунктах.

— Минские соглашения не выполняет украинская сторона, а обвиняют в этом Россию — почему? Неужели мир не видит, что происходит на самом деле?

— Видит! Но, откровенно говоря, многие западные лидеры просто врут в глаза. Есть и у русских, и у украинцев такая поговорка: «Кто бы ни обляпался, всегда невестка виновата». Всегда будет невестка виновата! Так и здесь. Причем надо говорить, что раз Киев не выполняет эти соглашения, то правильнее было бы вводить санкции против Киева, а не против Москвы. А уж если против Москвы, то в таком случае и против Берлина, и против Парижа – как гарантов Минских договоренностей. Ведь они не выполнили их! А заодно и против США, которые подталкивают Киев к их блокированию всех договоренностей, которые были подписаны в Минске.

Убежден: если бы Запад действительно хотел прекращения грубого вооруженного вторжения Киева в Донбасс, кстати, инициированного только Киевом, если бы он ввел реальные санкции против ультраправого, ультранационалистического руководства остальной части Украины, то никакой военной деятельности в этом регионе не было бы, и Киев можно было бы полностью зажать в политическом и в военном смысле, заставить его пойти на попятную.

У Евросоюза и у Соединенных Штатов извращенная логика: мол, Россия не выполняет Минских соглашений. Да она и не может выполнять  их, так как не является участником агрессии Украины против своих граждан на Донбассе. На Москву и не возложена обязанность обеспечивать обмен «пленными». Она не обязана организовывать и проводить местные выборы в ЛНР и ДНР, не должна и обеспечивать особый статус Донбасса или вносить соответствующие изменения в Конституцию Украины! Нет у России таких обязанностей. Это не прописано в Минских соглашениях. Москва не обязана отводить военную технику, которая ей не принадлежит. Отводить ее должен именно Киев. Ополченцы свои обязательства по этой части давно выполнили. Но Киев не выполняет это требование. Это фиксирует даже наблюдательная миссия ОБСЕ, которая находится на Донбассе. А постоянные нарушения Киевом положения о прекращении огня. Да это первейшее нарушение «Минска»!

Россия целиком и полностью будет поддерживать Донбасс, этих мужественных людей, которые борются за свою независимость и самостоятельность. На Западе не понимают, что эти люди, неважно, кто они, — стоят они с винтовкой на посту или это безоружные женщины-старики-дети — они просто не хотят жить вместе с этим отвратительным киевским режимом. Не хотят категорически! Так же, как и жители Крыма. Помните, был такой фильм «Человек-амфибия», когда один назойливый джентльмен приставал на вечеринке к Гутиэре, захотев потанцевать с ней, а Ихтиандр, человек-амфибия, говорит ему: ну ты, парень, ты что не видишь, что она не хочет с тобой танцевать! Так и здесь. Люди просто не хотят жить в стране, которой руководят военные преступники и финансовые мошенники.

Попробуйте уговорить жителей Донбасса вновь жить под эгидой Киева, если сможете! Но Киев не сможет их уговорить. И Запад не сможет. Почему? Потому, что Киев пролил слишком много крови невинных людей за время варварского геноцида против украинских граждан на Донбассе. Среди его мирного населения, по данным ООН, он лишил жизни свыше семи тысяч человек, больше 17 тысяч гражданского населения региона получили ранения от массированного огня ВСУ и пресловутых «батальонов смерти».  Разве можно такое увидеть в испанской Каталонии, которая хочет выйти из состава Испании, или в Шотландии, которая не желает оставаться в тисках Лондона? Только в страшном сне!.. А почему Запад в лице НАТО и Евросоюза закрывает глаза на подобные варварские акции ВСУ на Донбассе, где Киев разрушил столько домов, больниц и школ? Держит весь регион и его граждан в тотальной финансовой и экономической блокаде. Такое не забывается и не прощается…

— Крымчанам тоже где-то в середине 90-х бросили подобный тезис: мол, не надо давить на полуостров, надо сделать Украину такой привлекательной, чтобы Крым уже не хотел от нее уйти…

Другой вопрос: что означает постоянный заход американских кораблей в Черное море, что они тут забыли?

— Это обычное бряцание оружием, это демонстрация флага, это поддержка преступного киевского режима. Натовцы с 2014 года постоянно проводят в Черном море военно-морские учения с отработкой задач «против берега». Заходят американские корабли в Черное море и с ядерным оружием в виде крылатых ракет морского базирования, которые имеют ядерную начинку; постоянно «прописались» здесь натовские боевые корабли, оснащенные системой противоракетной обороны. Учения, которые проводят страны НАТО в Черном море и в близлежащем Средиземном, имеют явную антироссийскую направленность. Сегодня прекратились все совместные учения с Россией, которые носили сугубо мирный характер — например, кода происходил обмен радиосигналами,  отрабатывались поисково-спасательные операции…

Поэтому  одновременно все эти военные приготовления — это и предупреждение России: надо быть начеку. Но это на нас не действует, потому что против этих корабельных группировок у нас есть средства силового противодействия. Это наглядно показало применение высокоточных крылатых ракет морского и воздушного базирования, которые уже не раз были использованы Воздушно-космическими Силами России против военных объектов псеводисламского «халифата» в Сирии.

— Помнится, одни из первых учений НАТО в Крыму шли под легендой восстания в некой «оранжевой республике» — с высадкой десанта, боевых машин и пр. Тогда впервые к нам принесли этот оранжевый цвет…

— Я  40 лет проработал в МИДе, где по долгу службы в последние десятилетия как раз занимался военно-морской проблематикой в рамках тогдашнего Департамента по вопросам безопасности и разоружения, который курировал многие вопросы контроля над вооружениями, а также взаимодействие флотов России и стран НАТО. Могу сказать, что такая традиция существует давно — называть стороны учений по виду цвета или по буквам греческого алфавита: альфа – «Альфония» или бета-«Бравония». Но специалисты хорошо понимают, о чем идет речь.

— Это работа по той знаменитой «методичке», по которой идет «мирный» захват стран?

— По ней самой! Это прикрытое вовлечение Украины в натовские ряды. Это и постепенное приучение украинского народа к такому опасному шагу.

 — Но в НАТО Украину туда никогда не примут…

— Могут и принять. А почему — потому что по итоговым документам Бухарестского саммита НАТО двери для принятия Украины и еще ряда государств остаются открытыми, да и руководство блока все время напоминает Киеву об этом.

— А как же запрет на принятие тех государств, у которых есть территориальные претензии с соседями?

— Плотно закроют глаза. Так же, как американцы закрывали глаза, когда не были урегулированы территориальные вопросы между отдельными государствами Европы. Поэтому закроют глаза на все что угодно! Лишь бы вступающие «новобранцы» демонстрировали антироссийские настроения.

— Холодная война. Сейчас говорят либо о начале Третьей мировой войны, либо о продолжении войны «холодной» или «холодного мира». Вы говорите, что закончилась первая фаза Холодной войны и началась вторая…

— Да, и она очень опасная. Качественно иная.

— В чем ее угроза?

— Официально холодная война, а вернее, ее первая фаза, закончилась в ноябре 1990 года, когда европейские государства плюс США и Канада встретились в Париже и подписали так называемую «Парижскую хартию для новой Европы». Это и считается официальным днем окончания первой фазы холодной войны. Потом наступила весьма ограниченная по своим последствиям разрядка напряженности, когда отношения между Востоком и Западом стали постепенно налаживаться, было заключено несколько важных соглашений по ограничению избыточных вооружений и масштабной военной деятельности….

— А когда началась вторая фаза, по-вашему?

— Холодная война никогда не заканчивалась, потому что произошло целенаправленное расширение НАТО за счет присоединения других государств — этот военный пакт принял в общей сложности 12 новых государств. Затем в США и других государствах альянса усилилась антироссийская риторика. Натовцы бомбили Югославию, Ирак, Афганистан. Некоторые виды соглашений американцы и натовцы вообще отказывались с нами ратифицировать. Например, Договор по обычным вооруженным силам в Европе или сокращенно ДОВСЕ. Он определял пониженные «потолки» по пяти видам обычных вооружений — танкам, бронетранспортерам, боевым самолетам и вертолетам, а также по крупнокалиберной артиллерии и минометам. Страны НАТО его подписали, но не ратифицировали! А четыре страны бывшего советского блока ратифицировали — Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан. Это во-первых.

Во-вторых. Тактическое ядерное оружие США, которое находится на европейском континенте с 1953 года, до сих пор не вывезено на американскую территорию. И США таким образом остается единственной страной в мире, которая держит свое тактическое ядерное оружие за пределами своей континентальной части, своей основной территории. Поэтому холодная война, как я полагаю, никогда не заканчивалась. Она немножко затихла, но возобновилась с новой силой с 2014 года, когда под предлогом событий на Украине американцы приступили к существенному наращиванию своей военной деятельности у рубежей России. В пять раз увеличилась активность НАТО у наших границ, причем это признано самим генеральным секретарем этой организации Йенсом Столтенбергом. В странах Балтии, Польше и Румынии натовский контингент увеличился по самолётам в 8 раз, а по количеству военнослужащих в 13 раз.

Модернизируется тактическое ядерное оружие США, развивается их противоракетная система, без ограничений подвозятся в Европу тяжелые вооружения НАТО.  Поэтому многие эксперты считают, что наступила вторая фаза холодной войны, более опасная, чем первая.

И у нее есть четыре конкретных признака: во-первых, это отсутствие переговоров по контролю над вооружениями. Ноль контактов на этом направлении — ни консультаций, ни переговоров. Последние консультации, которые мы вели с американцами, это были консультации по противоракетной обороне. Мы их были вынуждены прекратить по причине полной бесперспективности… Хочу уточнить для любящих дипломатию: консультации отличаются от переговоров тем, что переговоры всегда предусматривают выработку конкретных договоров или соглашений, и рано или поздно документы, обязательные к разработке, создаются. А консультации такого исхода не требуют.  На них обычно излагают свои позиции, которые не завершаются подготовкой договоров.

— Это в каком году было?

— Консультации по ПРО  велись 12 лет после выхода американцев в одностороннем порядке из Договора по противоракетной обороне. Они вышли из него в 2002 году и вскоре  приступили к наращиванию своего противоракетного «щита». Этот договор им просто мешал его создавать. Уточню: речь идет о договоре и протоколе, который к нему прилагается; договор 1972 года, а протокол — 1974 года.  Оба документа предусматривали конкретные лимиты по ракетам-перехватчикам, то есть по ударно-боевым средствам противоракетной обороны, а также по радарам системы ПРО. Договор 1972 года предусматривал лимит до 200 ракет-перехватчиков для каждой из сторон, а протокол сделал этот потолок еще ниже — можно было иметь по сто таких ракет, но не больше. А сейчас американцы пытаются создать больше тысячи подобных ракет-перехватчиков. Но сейчас даже консультации на эту тему прекратились, нет никаких дискуссий с 2014 года.

— Почему-то этот тезис в информпространстве сейчас и не звучит…

—  Не звучит! С американцами и с другими членами НАТО у нас уже накопилось 15 нерешенных вопросов. Часть из переговоров американцы прервали и не хотят возобновлять, а к некоторым вообще не приступали, как, например, к переговорам по противоспутниковым системам. Но все эти проблемы надо решать, так ведь не может долго продолжаться. Нельзя их накапливать, потому что одновременно увеличивается так называемая критическая отрицательная масса существующих проблем.

— Она может привести к войне?

— Чем больше оружия, тем больше вероятности, что оно будут применено. Может, потому что здесь не договорились, тут не решили, там наращивается, здесь распространяется… Соответственно, наблюдается и вторая особенность — это наращивание вооружений. Третий элемент — это очень грубая антироссийская риторика. Очень грубая. Раньше она тоже была — и у Рейгана, и у Картера, и у Клинтона, но такой махровой антироссийской риторики из Вашингтона мы еще не слышали. Россию в весьма ответственном национальном документе — Стратегии национальной безопасности США 2015 года — называют «агрессором» и государством, «аннексировавшим» Крым. И так шесть раз.

— Да и Обама назвал Россию второй среди главных угроз миру…

— И он отнюдь не оговорился — трижды на публичных международных встречах употребил эту формулу, как в бутерброд нас вставил между двумя кусками хлеба: заявив, что Россия занимает промежуточное место между страшной инфекционной лихорадкой Эбола и террористическим «Исламским государством». Так он говорил и с трибуны сессии Генеральной Ассамблеи ООН, и на конференции Демократической партии, которую он представляет, и на международной встрече в Брисбене (Австралия), когда собиралась «двадцатка» индустриально развитых стран. Трижды он допускал такое сравнение. Плюс шесть раз упоминал нас на тридцати страницах в качестве «агрессора» в упомянутой мною Стратегии национальной безопасности США. Москва себе таких дерзостей не позволяет. Посмотрите на обновленную и утвержденную в конце прошлого года российскую аналогичную стратегию.

Ну и наконец, в-четвертых, — экономические санкции. Таких санкций раньше никогда не было. Сегодня они носят конкретный характер, имеют очень широкую, секторальную и даже индивидуальную направленность против некоторых лиц — отдельных депутатов, бизнесменов, государственных деятелей. Причем удивительно: Украина не выполняет Минские соглашения, а в Вашингтоне, Лондоне, Париже, Берлине и в других столицах обвиняют только нас — когда, мол, Россия их выполнит, тогда мы их и снимем.

— Классическая ситуация: «ты виноват уж в том, что хочется мне кушать!»

— Поэтому у некоторых и западных, и российских политологов появилось такое название — холодная война 2.0, то есть второй версии. Или, в английском языке — «the Colder War» или «более холодная война». Хочу особо подчеркнуть: Запад открещивается, что именно он является инициатором этой фазы холодной войны — все время заявляет, что «мы не хотим, чтобы она развивалась». Так, на здоровье — тогда и не развивайте этот рудимент прошлого!

Но смотрите, что получается: я уже сказал, что переговорный «разоруженческий» процесс полностью остановился. Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 года предписывал развитие нормальных военно-политических отношений по всем направлениям. Сегодня натовцы всё перекрыли. У США и НАТО сформулирована стратегия нанесения первого ядерного удара по семи конкретным странам, и первое место в этом списке занимает Россия, на втором — КНР и так далее. Отнюдь не наши средства передового базирования сосредоточились у берегов Америки, а наоборот, вся Балтия и Польша с Румынией и Болгарией захвачены американцами под военные базы, под военные маневры, под складирование тяжелой военной техники, под базирование самолетов. Там появилось восемь новых натовских военных баз.

Конкретный пример про самолеты. Уже 11 лет проводится операция «Балтийское воздушное патрулирование». Это натовская операция, которая предусматривает круглосуточное и круглогодичное патрулирование самолетами авиации этого военного блока неба Латвии, Литвы и Эстонии. То есть совсем рядом, до Санкт-Петербурга лететь вообще каких-то 10 минут! Так вот, самолеты 15 натовских стран из 28, которые в ней принимают участие, то есть больше половины от списочного состава пакта — это самолеты «двойного назначения». То есть такие, которые могут нести и обычные вооружения, и ядерные бомбы свободного падения. В том числе в этой операции принимают участие три ядерные западные державы — США, Великобритания и Франция.

— Всё, что в мире происходит, обязательно заканчивается. Вы говорите, что мы сегодня в начале большого конфликта. И если это только начало, и нам уже так плохо — что же будет, если мы хотя бы до середины дойдем?

— Лучше не загадывать — не дай Бог… Нам нужно укреплять одновременно и свою экономику, и свою оборону. Как говорили в Древнем Риме: «третьего не дано». По крайней мере, на данном этапе.

— Что или кто этот конфликт может предотвратить или хотя бы приостановить?

— Ответ очень простой: нужен конкретный диалог между российским и американским президентами, между Организацией Договора о коллективной безопасности и НАТО. Но не с Обамой. С Обамой бесполезно. Он уже себя проявил как крайне деструктивный лидер. Лидер, настроенный на конфронтацию и холодную войну в новой упаковке.

 — Американцы уже сделали хоть крохотный шаг к этому диалогу?

— Пока никакого. Санкции продлеваются, военная машина США наращивается у нашего порога. Враждебная риторика сохраняется. Плюс распространяется слишком много откровенной лжи…

— А Керри в декабре в Москву приезжал?..

— Ну и что? Он и в Сочи тоже летом приезжал, много часов беседовал про Украину и про Сирию, а про контроль над вооружениями, судя по отчетам в СМИ, разговора не было. А нужен предметный диалог именно на эту тему, уж слишком она важная. Надо просто провести российско-американский саммит на уровне президентов, где выделить эту тему, как говорят в суде, «в отдельное производство», то есть не отягощать повестку дня встречи ни экономикой, ни экологией… Но саммит — только с будущим американским президентом.

— Как только это случится, мы сразу должны будем понять, что шаг к установлению настоящего диалога сделан, так?

— В таких случаях принимается конкретная декларация, восстанавливаются двусторонние комиссии по отдельным направлениям взаимодействия, возобновляется многосторонний диалог с НАТО. Принимаются ответственные соглашения в военно-политической сфере. И, разумеется, нужны будут конкретные дела, а не одни, даже самые очаровательные обещания Вашингтона. Попробовать надо, когда Америка изберет себе нового президента. Не важно, кем он будет по политической принадлежности, но попытаться нужно. 8 ноября 2016 года там состоятся очередные президентские выборы, а в январе 2017 года новый президент США вступит в должность.

— Кто из кандидатов, если иметь в виду контроль над вооружениями, наиболее предпочтителен, на ваш взгляд, на этом посту?

— Из тех, кто уже заявился как кандидат в президенты и кто выступает в более конструктивном ключе, могу назвать Дональда Трампа. Хиллари Клинтон — нет, нет и еще раз нет, потому что она так же думает, как и Барак Обама, они из одной партии. Мы так же в ее глазах и «агрессоры», и «оккупанты». Она просто ненавидит Россию. Об этом говорят ее собственные многостраничные мемуары, которые опубликованы, ее публичные заявления.

— Значит, будем «болеть» за Трампа…

— Надо попробовать установить контакт с любым хозяином Белого дома после ноябрьских выборов. И с Дональдом Трампом, если он победит. Он уже послал нам ряд позитивных сигналов. Ими надо воспользоваться. И начинать нужно не с культуры, не с экологии и не с торгово-экономических связей — а с контроля над вооружениями. Потому что нерешенные 15 вопросов в этой сфере — это целый ворох проблем, и все они вызывают озабоченность. Среди них, например, — предотвращение инцидентов с подводными атомными лодками, которые находятся в подводном положении и которые могут нести ядерное оружие, баллистические ракеты, противолодочные торпеды; предотвращение размещения оружия в космосе, освобождение Европы от американского тактического ядерного оружия и системы ПРО; заключение принципиально нового ДОВСЕ; отказ США от доктрины нанесения первого ядерного удара; создание на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и так далее…

При этом нам нельзя разоружаться в одностороннем порядке, в духе каких-то «инициатив» прошлого. Договоренности в этой сфере между Россией и США, Россией и НАТО должны достигаться только на основе принципа равенства и равной, неделимой безопасности. А не на базе разновеликой безопасности по типу шахматной доски: в одном регионе есть безопасность, а в другом ее нет.

Достижение любых договоренностей по контролю над вооружениями не должно идти по пути выборочных решений, когда сокращается один вид оружия, но закрываются глаза на развитие других видов вооружений. Например, когда сокращаются стратегические ядерные вооружения, но не ограничиваются американские ударные средства ПРО США, против которых они направлены. Или когда вырабатываются некие «меры доверия» в космосе, но не запрещается размещение там ударных космических вооружений.

Необходимо также в полной мере учитывать союзнический фактор вооруженных сил НАТО, которые направлены против нас и действуют против нас. Необходимо возродить жесткую позицию в отношении американо-натовских сил «передового базирования» относительно российской территории, которой придерживался Советский Союз.

Интервью взяла крымская корреспондентка Наталья Гаврилева