В настоящее время в государствах Закавказья формируется двойной плацдарм атаки на государства незападной цивилизации. В Грузии, Азербайджане и Армении западные страны формируют комплиментарную себе неолиберальную политическую элиту. А джихадистсткие военизированные организации активно формируют в Грузии и Азербайджане социальную базу джихадизма. К сегодняшнему положению Ближний Восток привел сорокалетний план насаждения неолиберализма. Государства Закавказья развиваются практически по тому же сценарию.

Если Запад осуществляет в регион политические инвестиции, то идеологи джихадизма пытаются сформировать на Кавказе новую религиозную идентичность — дееспособное военизированное джихадистское меньшинство. Примечательно, что такие страны, как Армения, Абхазия и Южная Осетия также находятся в центре внимания джихадистов Ближнего Востока.

Указывая на то, что «на Ближнем Востоке происходит геноцид в режиме бегущей строки: число погибших достигает 2 млн, а беженцев превышает 15 млн»[1], эксперт по Кавказу Гагик Арутюнян подчеркивает, что на грани исчезновения оказались христианские (в том числе армянские) общины региона[2].

Именно попытка реализации т.н. «ближневосточного сценария» грозит в ближайшее время Грузии, где противопоставление радикалов джихадистов христианскому населению имеет устойчивую тенденцию к усилению. Это закавказское государство является очагом джихадистсткого напряжения. Такие регионы, как Квемо-Картли, Панкисское ущелье, Аджария стали местами рекрутирования живой силы в ряды незаконных вооруженных формированной, действующих на территории Ближнего Востока. Можно напомнить, что в этой стране уже был свой аналог «арабской весны» в 2003 году. А сейчас уже джихадистами провозглашено о создании т.н. «Вилайета Гурджистан». То есть процесс насаждения неолиберальных ценностей и джихадизма в Грузии синхронизирован.

Чем, помимо геополитического положения, привлекателен Кавказ для джихадистов и западных государств, избравших регионы Ближнего Востока и Закавказья ареной геополитического и религиозно-политического противостояния России, Ирану и законному руководству Сирии?

Дело в том, что основные проблемы Ближнего Востока схожи с проблемами Большого Кавказа. Здесь можно провести аналогии между азербайджано-карабахским и арабо-израильским конфликтами. Как и на Ближнем Востоке, на Кавказе существуют проблемы в межконфессиональных отношениях, которые дают идеологам джихадизма основу для осуществления своей деятельности.

В условиях неспособности региональных политических элит закавказских государств эффективно противостоять формированию джихадистских организаций на своих территориях влияние этих структур в регионе будет возрастать.

Одной из целей джихадистов является распространение своего влияния на Северный Кавказ и далее в центральные регионы России. Пока это продвижение осуществляется в виртуальном пространстве, но развиртуализация джихадистких сетевых организаций — дело ближайшего будущего.

В этих условиях необходимо использование новых международных форматов борьбы с джихадистами:

1.Образование специального международного суда над преступниками джихадистами. С данной инициативой могут выступить помимо Сирии Россия, Армения, Иран, Грузия.

2. Формирование антиджихадистской транснациональной интернет-сети, способной генерировать антирадикальный контент не только в социальных сетях, а и в электронных СМИ.

3. Создание международного пула экспертов по джихадизму. Экспертами должна быть выработана единая концепция-парадигма трактовки сегодняшнего джихадизма. Необходим единый терминологический ряд, характеризирующий действия джихадистов и их идеологов и покровителей исключительно как преступные действия. Именно эта концепция-парадигма должна лечь в основу деятельности будущего международного суда над религиозными экстремистами.

[1] Арутюнян Г. Рост экстремизма и фактор «интеллектуального паритета». Журнал «21 век», № 3(36), 2015. С. 10.
[2] Арутюнян Г. Указ. Соч.