20-21 января в Вашингтоне состоялся шестой раунд ежегодных узбекско-американских политических консультаций. Министр иностранных дел Узбекистан Абдулазиз Камилов и помощник госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Ниша Бисвал обсудили ситуацию в Афганистане, вопросы двусторонних отношений и в области прав человека. Наблюдатели не исключают, что на встрече обсуждался вопрос присоединения Узбекистана к американской коалиции в борьбе против ДАИШ. Речь могла идти как о военной поддержке, так и о сотрудничестве в финансовой сфере, в частности, препятствованию денежных потоков боевикам из Узбекистана в ДАИШ. «США активизируют свою политику по борьбе с ДАИШ, поэтому сейчас готовы расширять взаимодействие со всеми важными партнерами, об этом, в частности, недавно говорил президент США Барак Обама. Американские военные традиционно рассматривают Узбекистан как ключевого партнера в Центральной Азии», – сказал «ВК» доктор политических наук, директор Аналитического центра ИМИ МГИМО Андрей Казанцев.

Однако президент Ислам Каримов, упреждая возможные сентенции о вступлении Узбекистана в американскую коалицию, в ходе празднования Дня защитника Родины 14 января, заявил, что не допустит размещения военных баз на территории Узбекистана. «Наша военная доктрина носит оборонный характер, и укрепление вооруженных сил страны, в первую очередь, направлено для защиты ее государственного суверенитета, территориальной целостности, мира и спокойствия наших людей»,   – сказал глава государства, подчеркнув, что Узбекистан не будет вступать в военно-политические союзы и коалиции и не допустит на своей территории размещения иностранных военных баз и объектов.

Для столь жесткого заявления Ислама Каримова, по мнению экспертов, есть свои причины.

Причина первая. «Специфика нынешних узбекско-американских переговоров в том, что скоро в США сменится администрация. Таким образом, все заключенные договоренности придется  заново подтверждать. Президенту США Бараку Обаме и его команде перед уходом из Белого дома  требуются хотя бы символические внешнеполитические успехи. В том числе и в Узбекистане, стране весьма важной для всего региона Центральной Азии, и в плане ее потенциала  влияния на север Афганистана», – сказал «ВК» научный сотрудник сектора Средней Азии Центра изучения проблем стран ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований (РИСИ) Иван Ипполитов. Политолог из Узбекистана Рафик Сайфулин также считает, что «плановые узбекско-американские политические консультации стали очередной «сверкой часов». Администрация Обамы, которая уже «пакует чемоданы», должна оставить после себя хоть какое-то позитивное наследство», – сказал «ВК» Сайфулин.

Причина вторая. Ташкент заинтересован в военно-политическом сотрудничестве с США в связи с тревожной афганской ситуацией. «Несмотря на многолетние обещания, американцы из Афганистана не уходят и надолго останутся там, в качестве мощной военной силы. К тому же Узбекистану нужна экономическая поддержка с учетом весьма непростой ситуации: произошло падение мировых цен на газ и металлы, не слишком  устойчивы цены на хлопок – все это основа экспорта республики. Упал объем денежных переводов от узбекских граждан, работающих за рубежом. Есть проблемы со сбытом продукции узбекского автопрома и прочие», – отметил Ипполитов.

Однако США, по словам Сайфулина, не спешат вкладываться в экономику Узбекистана. И уж тем более, вряд ли стоит ожидать инвестиций в будущем. Что же касается военно-технического сотрудничества, то как отметил узбекский политолог, ее не стоит переоценивать, также как и перспективы ее масштабного расширения. «Калашников по-прежнему более надежен, чем М-16», – сказал Рафик Сайфулин.

Иван Ипполитов тоже думает, что ожидать решительного поворота в узбекско-американских отношениях не стоит. «Скорее происходит маневрирование сторон в поисках взаимовыгодного сотрудничества, которое носит ситуативный характер», – считает Ипполитов. Вместе с тем, эксперт убежден, что «Узбекистан – не простой политический партнер для США с учетом практической нереализуемости исполнения американских требований идеологического характера. «В Ташкенте, конечно, не забыли прямой поддержки Вашингтоном исламистского мятежа в Андижане, «тюльпановой революции» в Киргизии в 2005 году и многого другого», – подчеркнул эксперт. Кстати, накануне консультаций международная правозащитная организация Human Rights Watch выступила с заявлением, в котором призвала США оказать давление на Узбекистан в связи с ухудшением обращения с политзаключенными.

Андрей Казанцев также считает, что после андижанского восстания, которое узбекские власти официально связали, в том числе, с американским влиянием, Ташкент сближается с США очень осторожно. При этом задача – не испортить отношения с Китаем и Россией и не подпасть под американское влияние, которое приведет к требованиям демократизации режима. Также Ташкент опасается поддержки оппозиции, что имело место, когда американцы имели в Узбекистане военную базу «Карши-Ханабад».

Тем не менее нестабильная и непредсказуемая ситуация в Афганистане – серьезная и многоплановая угроза для безопасности всех стран Центральной Азии, требующая активных действий. «Но следует учитывать, что современный Узбекистан – крупное, четко управляемое и прочное государство с сильными по региональным меркам вооруженными силами и спецслужбами. С практическим опытом борьбы с исламистским подпольем и прямыми выступлениями», – подчеркнул Ипполитов. Поэтому,  рассчитывать на поддержку США в Ташкенте не торопятся. Тем более, как заметил Рафик Сайфулин, в отличие от соседних стран, где в кризисных условиях усиливается  консолидация режимов, стратегическая линия Каримова в этом контексте выглядит иначе – не назначать преемника, а подготовить систему, где преемник обозначится сам. «Только без исламистов! Столько лет избавлялись от паранджи, чтобы снова в нее влезть?!», – подчеркнул эксперт.