Решение киргизских властей о расторжении российско-киргизских соглашений «Фергана» попросила прокомментировать главного редактора журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований Аждара Куртова:

– Вопрос денонсации соглашения Киргизии с Россией по ГЭС лежит исключительно в экономической плоскости. Никакую политику искать в нем не имеет смысла, и все рассуждения на эту тему – не более, чем спекуляции. Независимо от того, какое правительство находится у власти в Киргизии, реализация этих проектов изначально была затруднена целым рядом обстоятельств. Проекты крупные, капиталоемкие, и любой инвестор всесторонне анализирует ситуацию, прежде чем вкладывать в них средства. Тем более что речь идет о строительстве каскада ГЭС. Из-за потепления климата тают и исчезают ледники, в долгосрочной перспективе будет сокращаться сток воды, который является главной составляющей гидроэнергетики. Не будет напора воды – турбины не будут вырабатывать достаточное количество энергии.

Плюс к этому, не решен вопрос в регионально-политическом аспекте – мы знаем, что Узбекистан вообще выступает против строительства гидроэнергетических объектов. А ведь гидроэнергетика – это не добыча нефти или золота. Ее окупаемость рассчитана на очень длительный период времени. По всей видимости, эти дополнительные расчеты плюс тяжелое финансовое положение России вынудили российского инвестора «притормозить» ведение строительства в тех объемах, о которых говорилось ранее. Хотя, на мой взгляд, заранее было ясно, что вряд ли из этого что-то получится. И первоначальное согласие России на реализацию этих проектов, вероятно, было недостаточно продуманным и в некоторой степени опрометчивым. Но никакой связи с уровнем политических взаимоотношений между странами я не вижу. В конце концов, сейчас у власти в Киргизии находится правительство, которое проводит пророссийскую политику, Киргизия вступила в ЕАЭС, поэтому предполагать, что это ответ на какие-то действия, которые кому-то пришлись не по нраву, не приходится.

– Тем не менее, Киргизия не отказывается от строительства каскада ГЭС – Атамбаев заявил, что они будут искать другого инвестора. Фактически республика повторяет путь соседнего Таджикистана, который в свое время, не дождавшись российских инвестиций, приступил к поискам новых инвесторов и в итоге начал за счет внутренних резервов самостоятельно достраивать Рогунскую ГЭС. На что в нынешних условиях в регионе может рассчитывать Киргизия?

– Дело в том, что экономическая ситуация ведь неблагоприятная не только в России, но и у другого великого соседа Киргизии – Китая, где происходят процессы, которые раньше мы не наблюдали: китайская экономика приостанавливает свое победоносное шествие. По всей вероятности, больших средств на какие-то крупные инвестиционные проекты в ближайшее время Китай тоже не будет выделять. По крайней мере, если до сих пор гидроэнергетические проекты не стали привлекательными для китайских инвесторов, то вряд ли это произойдет сейчас. А все остальные инвесторы – США, страны западной Европы, Иран – вообще вряд ли будут проявлять интерес к таким проектам. Ведь гидроэнергетика ценна не сама по себе, а только вкупе с развитой системой энергосетей, линий электропередачи, по которым выработанное электричество будет доставляться на потребительские рынки. С такими сетями в Центральной Азии большие проблемы.

Грандиозные проекты по строительству линий электропередачи из Киргизии через Таджикистан, Афганистан в Пакистан из года в год так и остаются на стадии рассуждений – реальные деньги в них никак не вкладываются. И это является дополнительным препятствием для поиска богатых иностранных инвесторов, которые бы вложили средства в строительство плотин и ГЭС. Так что, если и есть надежды, то только на то, что период сложной экономической ситуации в мире когда-то закончится, а это произойдет не раньше, чем через несколько лет. И тогда, возможно какими-то совместными усилиями в рамках проектов экономического развития Великого шелкового пути, может быть, и удастся каких-то инвесторов привлечь.

Но опять же нельзя забывать о факторе изменения климата, из-за которого ситуация с приточностью вод будет только ухудшаться. Поэтому Киргизии надо серьезно подумать, насколько эти проекты действительно осуществимы. Что касается российских интересов, то здесь нужно учитывать то обстоятельство, что у России много полноводных рек, в том числе в Сибири, на которых можно построить ГЭС. Наш гидроэнергетический потенциал, по мнению специалистов, используется лишь на 20 процентов. То есть, если у России и появятся деньги, то с точки зрения национальных интересов России, будет разумнее их использовать на строительство гидроэнергетических сооружений на собственной национальной территории и не подвергать инвестиции риску. Когда по решениям, связанным с популистскими политическими мотивациями, с элементами национализма этого инвестора начинают прессовать, требуют от него дополнительных вложений в непрофильные инфраструктуры, изменяют налогообложение, и дело доходит чуть ли не до отъема бизнеса.