Практически одновременно грузинские СМИ распространили информацию о том, что в Сирии убит еще один гражданин Грузии, Хвича Гобадзе, воевавший в рядах ДАИШ. Семья Гобадзе, проживающая недалеко от Батуми, в селе Ахалшени, узнала о его смерти из интернета.

Руководитель сектора Кавказских исследований Российского института стратегических исследований Артур Атаев говорит, что «таких Гобадзе из Грузии уходит в ДАИШ немало». «Опорными точками этой террористической организации в Грузии являются такие регионы как Панкисское ущелье, Аджария и Квемо-Картли. Причем Квемо-Картли – регион, который населен шиитским населением, но там идет суннитизация, джихадизация населения. Несмотря на то, что [шиитский] Иран проявляет к этому региону достаточно пристальное внимание, в том числе вкладывая экономические инвестиции в этот регион, заметен процесс, когда шииты, перешедшие в суннизм, становятся джихадистами и как минимум симпатизируют, в том числе и ИГИЛ», – утверждает Атаев.

По его словам, «другим регионом, который вызывает беспокойство российский властей и российских сил, которые занимаются борьбой с терроризмом на Северном Кавказе, является Панкисское ущелье. Процесс рекрутизации там нарастает. Такие одиозные личности, выходцы из Панкисского ущелья, как командующий Северным фронтом ДАИШ Тархан Батирашвили, сегодня считаются героям в этом регионе».

Эксперт убежден, что проблема героизации терроризма в нескольких районах Грузии выходит на первый план: «Если раньше в Аджарии джихадисты работали в 140 мечетях этого региона, то сейчас активно используются социальные сети. Язык ИГИЛ становится грузинским – на нем начинают вербовать в ДАИШ. Это очень опасная тенденция».

По данным Атаева Атаева обеспокоенность этими процессами сегодня выражают в соседней Южной Осетии. «Южная Осетия граничит с Горийским районом Грузии, который не джихадизируется, где нет салафитских общин, но нужно четко иметь в виду, что Северный и Южный Кавказ находится в сфере стратегических интересов ДАИШ».